NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2019)
Кто человек №2 в Казахстане (май 2019)








Поиск  
Среда 17.07.2019 21:45 ast
18:45 msk

Аркадий Гайдамак: "Все сфабриковано"
Гражданин четырех стран мира рассказал о том, как остановил войну в Анголе, вырвал французских шпионов из лап чеченских боевиков и поддержал подмосковных производителей куриных яиц
19.05.2005 / интервью

Светлана Петрова, "Ведомости", 18 мая

Гражданин четырех стран мира Аркадий Гайдамак всегда старался держаться в тени. Гайдамака не смущало, что СМИ из года в год тиражировали не самую точную информацию о нем. Даже о месте его рождения писали по-разному - то ли в Москве, то ли в Бердичеве.

Недавно Гайдамаку надоело, что мировая пресса записала его в "плохие парни". В интервью "Ведомостям" он рассказал о том, как остановил войну в Анголе, вырвал французских шпионов из лап чеченских боевиков и поддержал подмосковных производителей куриных яиц.

- Прежде вы сторонились прессы, почему теперь охотно даете интервью?

- В конце 1980-х гг. Советский Союз перестал существовать. Но структуры, работавшие против "советского блока", пропагандистские, полицейские, разведка на Западе остались. И стали искусственно создавать стереотип "нового врага". Типичного представителя деловых российских кругов, воплощение новой угрозы с Востока - уже в области экономических преступлений. Для этого нужны были конкретные примеры. И тут многие взоры обратились на меня как одного из самых известных представителей России во Франции, где я уже считался относительно состоятельным человеком.

- Почему?

- Потом я скажу. И пошли различные кривотолки, в прессе меня показывали как человека, неожиданно заработавшего деньги. Все начисто забыли, что я во Франции прожил всю сознательную жизнь - с 19 лет, с 1972 г. И здесь же заработал деньги, когда был предпринимателем в области технической документации и технических переводов. В 1970-е гг. я даже не думал, что вернусь в Россию. А к концу 80-х гг. я стал активно работать в СНГ, пользуясь знанием русского языка и широким кругом знакомств, который я приобрел.

- Так почему сейчас вы начали общаться с прессой?

- Я до конца расскажу, и вы поймете. С 1992 г. я стал работать в Анголе.

Там шла война между правительственным блоком - партией МПЛА и вооруженными повстанцами УНИТА. МПЛА традиционно поддерживалась Советским Союзом, а УНИТА - западными странами. Борьба шла за сырьевые ресурсы Анголы и политическое влияние на весь регион.

Новая Россия перестала финансировать продвижение советской идеологии в Африке. И УНИТА, посчитав, что у МПЛА нет поддержки, возобновила вооруженные нападки на законное правительство. ООН объявила эмбарго, запрет на политические и экономические контакты с УНИТА. Но все, кто ее традиционно поддерживал, в частности Франция и ее спецслужбы, продолжали поддерживать УНИТА. Иначе каким образом УНИТА могла иметь такое мощное вооружение?! В 1993 г. УНИТА быстро захватила практически всю территорию.

- А вы тогда имели отношение к поставкам оружия?

- Я никогда не занимался поставками оружия. Это легенда, преднамеренно созданная теми, кто всегда поддерживал войну в Анголе и недоволен ее превращению в процветающую страну.

В 1993 г. я уже был гражданином Анголы, сотрудником Министерства иностранных дел и советником по экономическим и политическим вопросам президента Анголы. У меня был мандат главы государства на переговоры, в частности - в России. Я связался с представителями российских госструктур, и в результате переговоров Россия оказала помощь правительству Анголы в виде посылки военных советников. Они разработали план реструктуризации Вооруженных сил, для его реализации Анголе нужно было $500 млн.

Я убедил ряд международных банков и трейдеров обеспечить предоплату ангольской нефти. Среди организаторов финансирования были Paribas, Credit Lyonnais, Lloyds, UBS. Сделка проводилась в рамках международного законодательства, между двумя легитимными госструктурами. Покупатель - Минобороны Анголы, продавец - структуры, аффилированные с Минобороны России, у которых были все полномочия для поставок военной техники. А я выступал как чиновник Анголы.

Если мы говорим о моральном аспекте, то моя деятельность позволила прекратить гражданскую войну, которая шла 25 лет. В первую очередь благодаря реструктуризации Вооруженных сил правительство Анголы в кратчайшие сроки добилось полной победы. С моей помощью было разработано новое законодательство по контролю над торговлей алмазами, перекрывшее финансовые потоки УНИТА. А сегодня профессиональные службы по дезинформации стараются ввести общественное мнение в заблуждение… Почему никто не говорит: а где же закупала оружие УНИТА?!

- Монолог не может быть опубликован.

- Я уже заканчиваю. В 1995 г. на территории Боснии шла война, сбили самолет с двумя французскими летчиками, и они попали в плен. Во всех СМИ с подачи спецслужб сообщают, что их зверски растерзали. И министр внутренних дел Шарль Паскуа попросил меня в этом разобраться. Я еду к [директору ФСБ Михаилу] Барсукову, он мне дает группу офицеров ФСБ. Мы находим летчиков и вывозим во Францию. Меня награждают высшим боевым орденом по личной квоте президента Франции [Жака] Ширака. С тех пор начались мои проблемы. Спецслужбам Франции нужно было обеспечить общественное мнение, что славяне растерзали двух французских военнопленных, поскольку Франция выступала на стороне мусульман, албанцев в Косове. А я им сорвал такую операцию.

- Почему вы этим занялись?

- Меня попросил Шарль Паскуа - министр внутренних дел Французской республики, старейший и влиятельнейший политик.

- И вы запросто обратились к директору ФСБ?!

- В те времена это было так. Я пришел к Михаилу Ивановичу Барсукову…

- Вы вхожи в любые кабинеты?

- Не в любые. Но всегда знаешь какого-нибудь депутата, министра, который позвонит другому депутату или министру… Я все объяснил Барсукову, и он сказал: мы посодействуем, политически это важно, но у нас нет финансов. И мы на моем самолете полетели в Белград.

А в 1997 г. Министерство внутренних дел Франции меня просит заняться четырьмя захваченными в Дагестане в заложники французами, гуманитарными работниками. Я еду к руководителю антитеррористической службы при ФСБ генерал-полковнику Зорину Виктору Михайловичу, с которым был знаком по работе с летчиками. Прошу его посодействовать. Через несколько дней он мне говорит: это офицеры внешней разведки Франции, вот копии их паспортов и звания. Они прокрались через Грузию нелегально, чтобы смотреть, как прокладывается нефтепровод из Казахстана, и их случайно местные неформальные бандформирования захватили. Зорин согласился работать только с контрразведкой. И Раймон Нар, руководитель контрразведки Франции, приехал вместе со мной в Москву, вместе с Зориным уехал во Владикавказ, и оттуда в самолете этих четверых увезли [во Францию]. А я привез их паспорта. Это был огромный провал, скандал внутри спецслужб. Отсюда традиционная нелюбовь ко мне французских спецслужб. Плюс Ангола.

- Как вы выходили на бандформирования?

- Этим занимались российские спецслужбы.

- Вы никогда не работали на спецслужбы?

- Кроме таких операций по спасению человеческих жизней - никогда.

- И никакого отношения к спецслужбам не имели?

- Конечно, нет.

- В СМИ упоминалась консалтинговая фирма, учрежденная вами с бывшим шефом израильской разведки "Моссад".

- Занимаясь благотворительными проектами в Израиле, я познакомился с Дани Ятомом. Когда он ушел в отставку, предложил ему заняться совместной коммерческой деятельностью. Израильские специалисты известны своим опытом в области алмазов и безопасности. В 1999 г. мы создали предприятие, которое следило за соблюдением международных правил в области торговли алмазами. В 2002 г., когда система была налажена, я закрыл его.

Вернемся к первому вопросу. В 2000 г. против меня открыли уголовное дело во Франции по обвинению в незаконной торговле оружием и коррупции. Следователь меня вызвал на 6 декабря. Я не явился на допрос, и он выписал международный ордер на мой арест.

- Это единственное основание?

- Да, и чисто формальное: неявка по вызову - уже преступление. Если торговлей оружием занимается не представитель госструктуры, это незаконно. Но это же не мой случай! И для возбуждения дела во Франции нужно, чтобы оружие прошло через территорию страны. А при чем здесь Франция, если сделка проходила между Россией и Анголой? На этом основании парижский суд в 2001 г. признал незаконным преследования по торговле оружием.

Остается коррупция. В газетах муссируется: здесь люди поколениями во Франции живут и пол-ордена не имеют, а тут какой-то иммигрант - и орден Почетного легиона! Начинается дезинформация, будто вообще не было этого случая с летчиками, хотя есть документальные съемки, как я с ними из леса выхожу в снегу! Паскуа проходит по моему делу за то, что представил меня к медали за якобы несуществующее событие. Его обвиняют в том, что, может быть (!), он пользовался самолетами, которые я оплачивал. А я даже не знал, что он пользуется той же авиакомпанией. Все обвинения сфальсифицированы. Пять лет длится следствие, и ничего не представлено в суд.

- Вы ведь подавали иск против следствия.

- Мой иск к следователю за фальсификацию год продержали, а потом сказали: вы не имеете права жаловаться, потому что не явились на допрос.

- Сын покойного французского президента Жан-Кристоф Миттеран обвинялся в соучастии в нелегальной торговле оружием в 1986-1992 гг., когда был советником отца по связям с Африкой. Писали, будто вы придумали схему торговли оружием, которая реализовывалась через Францию и сына президента.

- Да он вообще близко не стоял ни к Анголе, ни к чему. Я был поверхностно знаком с сыном президента Миттерана. Он был журналистом, работал в Африке, но в Анголе никогда не был. У одного из моих бизнес-партнеров с ним был общий проект в Мавритании - консервный завод по рыбе - и проводки по счетам совместные. Это было использовано, как будто он каким-то образом участвовал в незаконной торговле оружием в Анголе. Но в итоге его присудили к штрафу за неуплату налогов в 1982 г.

- Вас ведь тоже в уходе от уплаты налогов обвиняли?

- Меня никто не обвинял в уходе от налогов… 10 лет против меня шла преднамеренная дезинформация. Я думал: лучше тихо сидеть, не привлекать внимание. А против меня выдвинули страшнейшее обвинение - торговля оружием. И вместо того чтобы гордиться собою, я должен прятаться ото всех, прятать деньги… Сейчас одна крупная международная адвокатская контора отказалась на меня работать в связи с последними новостями о расследовании в банке Hapoalim. А что я сделал преступного? У меня даже нет денег в банке Hapoalim. Но если б они у меня там были, это что - преступление?

- Вас не вызывали и официально ничего не сообщали?

- Никто меня никуда не вызывал. Я все узнал из газет. Я 10 лет старался не афишировать свою деятельность. Думал, во Франции все наконец закончится, доведут дело до суда и меня оправдают. Следствие длится пять лет в нарушение всех процессуальных норм. Все сфабриковано. Одно тянется за другим. И я должен все время всего бояться, ни о чем не говорить, все оформлять на чужих? [Теперь] я все буду рассказывать прессе.

"Я какое-то время жил с бездомными"

- Расскажите о себе поподробнее: почему вы в 19 лет уехали из СССР в Израиль?

- Захотелось жить в государстве с еврейской культурой и традицией.

- Вы считали Израиль родиной?

- Я считал, что это страна, в которой живут евреи. Полгода я прожил в сельскохозяйственном поселении - кибуце. Мне там не очень понравилось, и потом я какое-то время жил с бездомными. Работал в портах грузчиком, ночевал на пляже.

- Сколько тогда зарабатывали?

- Где-нибудь $0,5 в час. Затем устроился палубным матросом на либерийский [нефтяной] танкер. И когда однажды он пришел в Марсель - я запомнил дату, это было 22 ноября 1972 г., - сказал боцману, что пойду куплю открытку. Вышел с корабля босиком, в джинсах, без рубашки, без документов. И пошел на вокзал. Там французские военнослужащие мне дали немножко всего из одежды. И на поезде вместе с солдатами (у них ведь не спрашивают билеты) я и приехал в Париж. В газете "Русская мысль" на последней странице были объявления. И на следующий день я начал красить вместе с бригадой русских маляров. Так вошел в бизнес по недвижимости - продаже отремонтированных квартир.

- Но вы ведь были маляром, а бизнес требует денег?!

- Не обязательно, почему вы в этом так уверены?! Заработав денег на учебу, я окончил техникум и начал работать техническим переводчиком. Тариф переводчика - $100 за страницу. Мои переводы были качественными, я работал быстро. Появлялось все больше клиентов, я стал нанимать других переводчиков. Все это превратилось в очень крупную компанию, на которой я зарабатывал уже несколько миллионов долларов в год. Это было самое долгое, что я в жизни делал, - с 1974 по 1987 г.

- Кто были ваши клиенты?

- Основными клиентами были крупные западноевропейские компании, поставлявшие в Советский Союз промышленное оборудование. С советской стороны приезжали товарищи - представители государственных и общественных структур, предприятий. Все мы помним, как тогда отбирали людей для поездки за границу, т. е. это были потенциальные руководители советской системы. Экскурсии, гостиницы, рестораны - все это располагает к завязыванию хороших отношений. И в 1987 г. я вел бизнес уже в основном в России.

- Вернулись на родину?

- Я продолжал жить в Лондоне и Париже, где у меня не было бизнеса, но есть недвижимость. Часто ездил в Россию и другие страны СНГ. В основном занимался трейдингом: покупал металл, уголь, нефть и продавал на Запад.

- Какой это приносило доход?

- Это уже были обороты в несколько десятков миллионов долларов [в год]. Тогда это был неплохой бизнес: доход от трейдинга составлял до 20% за сделку.

- Сколько занимались трейдингом?

- Пока в 1992 г. не попал в Анголу, когда продал крупную партию нефтяного оборудования с оплатой поставками местной нефти.

"В Анголе, если не считать нефтяной сектор, я самый крупный предприниматель"

- Как вы получили ангольское гражданство?

- Это была нестандартная для Анголы сделка. Я, по сути, дал товарный кредит правительству на $70 млн, что позволило мне близко познакомиться с экспортерами ангольской нефти и высшим политическим руководством страны. У меня был опыт работы в Западной Европе и России, я свободно говорил на одном языке с ангольской администрацией. Все это помогало налаживать контакты и расширять свой бизнес. И потом, самое главное, чему я научился при переводах, - это искусству переговоров. Я очень хороший переговорщик.

- Личный бизнес - может быть, с партнерами - у вас был в Анголе?

- Сейчас в Анголе, если не считать нефтяной сектор, я самый крупный предприниматель. Я организовал сельскохозяйственный холдинг Terra Verde и являюсь единственным масштабным производителем продуктов питания в Анголе. Это овощи, фрукты, мясомолочные продукты, яйца. Пять крупных предприятий с 3000 работников, с сельскохозяйственными школами. Это витрина страны.

- Большой оборот у этого бизнеса?

- Нет. От сельского хозяйства сложно получить большие обороты.

- А к алмазодобывающей отрасли вы имеете отношение?

- Никакого. С алмазами все небылицы. Да, я был знаком с г-ном [Львом] Леваевым, и у меня было участие в его холдинговой строительной компании Africa Israel. Это крупная инвестиционная компания. Я через биржу сконцентрировал 15% акций и через какое-то время их продал [Леваеву]. С г-ном Леваевым был знаком постольку, поскольку он занимается рядом благотворительных проектов, и в этом направлении мы совместно работали. Один из его бизнесов - алмазы. Как я говорил, в 1999 г. в Анголе было принято новое законодательство, позволяющее правительству лучше контролировать их продажу. И г-н Леваев, как один из крупнейших мировых специалистов в торговле алмазами, стал одним из основных акционеров в совместном с ангольским правительством предприятии Ascorp. Но если говорить об алмазах, сейчас Россия [в Анголе] стала первой. Президент "АЛРОСА" был по-настоящему принят на высшем уровне, президентом страны. Такого не было никогда.

- А как же Ascorp?

- Решили у них лицензию прекратить и передать в том числе "АЛРОСА", которая, видимо, будет разрабатывать много горных проектов в Анголе и близлежащих странах. Никто в Анголу не зашел, кроме России. Пусть Россия по праву займет свое место, ведь там [в Анголе] погибали российские граждане, туда ушли миллиарды долларов. Сейчас, когда наконец появилось новое политическое руководство в России… Там, может, есть свои упущения, но появилась центральная власть, которая понимает, что такое государственные интересы, и блюдет их. И "АЛРОСА", проводник государственных интересов, за один месяц получила лицензию на разработку четырех металлических и пяти алмазных месторождений и будет участвовать в строительстве гидроэлектростанции.

- Реструктуризация ангольской армии, законотворчество… Все это было совершенно бескорыстно?

- Нет, я зарабатывал как нефтяной трейдер. В Анголе вся нефть принадлежит государственному предприятию, т. е. правительству. И при организации бюджета необходимо было продать энное количество нефти. Она продавалась при моем активном участии, и я зарабатывал как нефтетрейдер.

- Расскажите про реструктуризацию долга Анголы перед Россией на $5,5 млрд в 1996 г. - с большим дисконтом, хотя Россия еще не вступила в Парижский клуб.

- Россия действительно не была в Парижском клубе и могла реструктурировать этот долг как угодно. Но надо же было на что-то опираться. Поэтому решили взять за основу условия Парижского клуба в наиболее выгодной для России трактовке. Если бы мы действительно реструктурировали по условиям Парижского клуба, то эти долги считались бы военными - "финансирование проникновения советской идеологии в Африку". А беднейшие страны, к которым относили и Анголу, вообще не должны возвращать такие долги. К тому же такие страны, как Ангола, должны были получать скидку до 86% с рассрочкой выплат на 25 лет, а не 20, как было в нашем случае. Россия получила максимально благоприятные условия.

- Какие именно?

- Бюджет Анголы жил за счет продажи нефти. Сегодня ежедневно ее там продается чуть больше 1 млн баррелей, в те времена - вдвое меньше, да и нефть тогда была очень дешевой. Ангола получала деньги вперед от нефтяных трейдеров. Это своего рода кредитование, при котором учитывается рейтинг страны. А рейтинг Анголе был "отягощен" почти $6 млрд российского долга, которые никто не просил тогда возвращать - России было не до этого. Ангольскому руководству выгоднее было отдать России этот долг, списать его с дисконтом и экономить по $150-200 млн в год только благодаря этому [повышению кредитного рейтинга]. Я сказал президенту [Анголы]: мы за пять лет grace period отбиваем те же деньги только за счет списания внешнего долга и удешевления ресурсов для Анголы. Мое предложение было принято, ангольское руководство предпочло забыть, что речь идет о военных долгах. В Москве тоже оценили выгоду такого соглашения, и Ангола в счет погашения долга 20 ноября 1996 г. отдала Минфину 31 вексель на $1,5 млрд. С этого момента долг считается юридически списанным.

- Почему в соглашении фигурировали $5 млрд?

- Изначальный долг был $5,5 млрд. Мы договорились, что будет отдано $1,5 млрд. На каждый вексель в $48,37 млн шел сертификат на $161 млн изначального долга с погашением в течение 20 лет. Причем с пятилетней отсрочкой, потом - почти по $50 млн каждые полгода. И если этот график соблюдается, то через 20 лет все $5,5 млрд гасятся. А [до тех пор] Минфин [России] имеет в своих активах долговые обязательства Анголы.

- Векселя потом были выкуплены у российского правительства компанией "Абалон", зарегистрированной на о. Мэн.

- Моя компания.

- С дисконтом 50%.

- Да. Вексель - это расписка с датой погашения. $50 млн расписки не стоят $50 млн живых денег. Лучше сегодня взять $10 млн, чем через 20 лет $50 млн на бумажке. Это основа финансовых рынков. Я предложил в 1997 г. российскому правительству $750 млн деньгами за $1,5 млрд бумажек ангольского долга. Это было необыкновенно выгодно Минфину.

- А вам?

- Еще как. Почему я на это пошел: пользуясь своими позициями, я до этого заключил контракт с ангольским правительством на право использовать векселя по номиналу один к одному при расчетах за ангольскую нефть. Получил разрешение покупать 25 000 баррелей нефти в день и тут же это перепродал трейдерской компании, которая платила за них не деньгами, а векселями [Анголы] по номиналу. Они выкупили у меня векселя с дисконтом 30% - им ведь тоже надо было заработать.

- Сколько вы заработали?

- Процентов 20.

- То есть $150 млн на $750 млн?

- Да, но за пять лет. Кому от этого было плохо?! Россия получила почти безнадежные долги, но главное - благодаря этому прецеденту кредиторы [страны - члены Парижского клуба] правительству России засчитали все $120 млрд долга стран третьего мира.

- Но пишут, что и $750 млн не были получены.

- Со счета "Абалона" в пользу Минфина ушло [только] $160 млн. Но по просьбе Минфина мы скупали с рынка российские евробонды, что документально подтверждено.

- Хорошая схема: покупали с дисконтом, а учитывали по номиналу?

- Нет, конечно, по рыночным котировкам. Эта сделка была очень выгодной для Минфина и абсолютно прозрачной, а меня все время… Но я уже не обижаюсь. Это не из России шло. Это то же самое, что в банке Hapoalim. За этим французы стоят.

"Скоро я назову свои активы"

- Расскажите о своем бизнесе. У вас ведь в России есть банк?

- И банк, и инвестиционная компания. Я не могу пока назвать предприятия, которые мне в той или иной степени принадлежат. Из-за несправедливого навета я обязан был прятать свои активы - как денежные, так и производственные, промышленные и финансовые.

- Это крупные финансовые структуры?

- Нет, средний, малоизвестный банк и средняя инвестиционная компания.

- Это ведь ИК "Антанта-Капитал" и Башкирский железнодорожный банк, недавно переименованный в Региональный банк развития?

- Я оставлю это без комментариев.

- Вы боитесь их назвать?

- Я не боюсь, а должен к этому подготовиться. Скоро я назову свои активы. Они относительно небольшие. Но для одного человека, владеющего чем-то без партнеров, это интересные активы.

- Во сколько вы оцениваете стоимость всех своих активов?

- Несколько сотен миллионов долларов.

- В зарубежной прессе вас называют мультимиллиардером. Это преувеличение?

- Смотря в какой валюте.

- Вас называли владельцем СП "Васильковское золото" и других казахстанских предприятий (в частности, "Казфосфата"), а также тольяттинского завода "Фосфор".

- Группа "Казфосфат" - да, остальное - неверная информация.

- В "Российском кредите" вы были акционером?

- Нет. Только председателем совета правления или что-то такое [в 2000 г.]. Одно время я работал с акционерами банка "Российский кредит" и занял эту позицию. Но из-за того, что было во Франции… плюс мы не смогли сработаться, и через несколько месяцев я снял с себя полномочия. И с тех пор никакого отношения к "Российскому кредиту" и деятельности его акционеров не имел.

- Какие у вас были совместные проекты?

- В начале 90-х я организовал сделку по покупке Орловского сталепрокатного завода банком "Российский кредит". Потом мы прекратили сотрудничество и чисто по-человечески разошлись.

- А почему вы не стали алмазным магнатом, имея преференции в Анголе?

- Может быть, сейчас займусь горнодобывающей промышленностью. Я создаю компанию с участием крупных российских партнеров.

- Вы как-то обмолвились о своих российских активах в нефтянке и газовой промышленности…

- Через инвестиционную компанию я вкладываю средства в нефтегазовые месторождения - в предприятие, которое ведет разведку нефти и газа в потенциально интересных зонах, но ничего не производит.

- Все российские активы вы бы во сколько оценили?

- Тяжело сказать [об оценке], это зависит от того, покупаешь или продаешь.

- Где сейчас живете?

- С 2002 г. - в Москве.

- Вы когда-нибудь спонсировали партии или движения?

- Нет. Я считаю, что политические партии - это платформа для личного продвижения отдельных людей. Поэтому название политической партии и ее официальная декларация ничего общего с реальностью не имеют.

- Разве вы не помогали Аграрной партии и ее главному спонсору Алексею Чепе?

- Мы давно знакомы. Он руководитель самой крупной прицефабрики в Московской области - Марьинской и Братцевской. Это единственный производитель яйца в области. Это социально важный проект - без яйца нельзя даже сделать хлеба. И я поддерживаю политическую платформу г-на Чепы.

- То есть финансируете?

- Не финансирую, а поддерживаю.

- Как?

- Я кредитую птицефабрики. Г-н Чепа - единственный действительно реальный аграрий. Я не знаю, кто еще конкретно занимается каждый день сельским хозяйством. А там есть 1,7 млн кур-несушек. Кстати, производство яйца невыгодно и во всех странах дотируется. Сейчас Министерство сельского хозяйства Московской области выделило льготный кредит в 500 млн руб. для птицефабрик. Марьинская и Братцевская птицефабрики не получили ни рубля от кредита. Все ушло на бройлерные птицефабрики, где и так доходы достаточные.

- Что ж вы финансируете нерентабельное предприятие?

- А что народ будет есть?

- Откуда у вас гражданство четырех стран - Израиля, Франции, Канады и Анголы?

- Для многих людей это необычно, а для меня естественная жизнь. Я был какое-то время в Израиле и автоматически получил израильское гражданство. Приехал во Францию, прожил 30 лет и получил гражданство. Я имел крупные предприятия в разных странах, в том числе в Канаде. И там, если создаешь определенное количество рабочих мест, в начале 80-х можно было получить гражданство.

- Почему нет российского гражданства?

- Я просто не задумывался об этом.

- У вас есть новые проекты в России?

- Масштабных нет. Ну, может быть, внедрение крупных российских компаний в страны Африки…

БИОГРАФИЯ

Аркадий Александрович Гайдамак родился в 1952 г. в Москве, по его выражению, "в семье простых служащих". В 1972 г. выехал сначала в Израиль, а затем во Францию, где окончил первый университетский цикл Технологического университета по специальности "электротехника". Организовал во Франции фирму, специализировавшуюся на технических переводах. В 1987-1992 гг. торговал сырьевыми товарами, произведенными в СССР. В 1992 г. стал советником МИД Анголы. С 2002 г. живет в Москве.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Насколько тяжел груз фамилии Назарбаева? 30.05.2005
Альтернативы Байконуру нет 27.05.2005
Конфликт из-за дозы. Информированности 25.05.2005
Куаныш Султанов: "Наш народ уникален своей историей" 23.05.2005
"Аким - это, прежде всего, грамотный менеджер" 23.05.2005
Шалбай Кулмаханов: "Выдвинутые против меня обвинения - явная ложь…" 23.05.2005
Аркадий Гайдамак: "Все сфабриковано" 19.05.2005
Автор - это садовник собственного романа 16.05.2005
"Оппозиция не готова управлять страной на профессиональном уровне" 06.05.2005
Хорошие соседи, отличные друзья 03.05.2005

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
17.07.19 Среда
79. САПОРОВ Болат
67. АМАНБАЕВ Кулхайыр
64. ОРАЗАЛИНОВ Илюбай
62. САРСЕНБАЕВ Булат
57. ГОРВАТ Андрей
54. ЖАНАХМЕТОВ Нуркен
54. ТОГИЗБАЕВ Галымжан
52. УТЕКОВА Жанар
51. ЖАКЫПОВА Фатима
50. КАРАУЛОВА Асель
48. ДЮСЕНОВ Арсений
46. ГОЛОБУРДА Дмитрий
43. ИРИШЕВ Алмаз
43. ДЖАУХАНОВ Марат
43. КАУГАБАЕВА Рысгуль
...>>>
18.07.19 Четверг
88. ГОССЕН Эрвин
86. КАДЫРБАЕВ Владимир
73. САУДАБАЕВ Канат
72. КОСУНОВ Туребек
69. КАДЫРЖАНОВ Рустем
69. ХАСЕНОВ Аскар
64. ДЖАРБУЛОВ Алихан
60. ДЮСЕНБАЕВ Нурлан
59. ДАУТАЛИЕВ Марат
59. МУКАТОВ Кариполла
57. ДЖАМАНБЕКОВ Алмаз
54. ЖАКСЫБЕКОВ Ануар
54. УТЕГАЛИЕВ Бакытжан
52. БЕКЖАНОВ Берик
51. БЕКЖАНОВ Даурен
...>>>
19.07.19 Пятница
82. ЖАНГУРАЗОВ Ибрагим
81. КАЛИЕВ Гани
76. ДЖАМБУРШИН Алим
74. НЕХОРОШЕВ Владимир
72. ЧЕНЦОВ Анатолий
69. МУКАНОВ Сериккали
66. ПОЛТОРАБАТЬКО Людмила
65. КУЛМУРЗИН Кадырбай
65. СЕМБИН Дулат
63. ГАБДУЛЛИН Айболат
61. ИМАНБАЕВ Талапкер
60. САПАРОВ Окас
59. ДОСКЕН Галым
57. БУРКИТБАЕВ Жамбул
57. РУБЕЦ Олег
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz