NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (ноябрь 2018)
Кто человек №2 в Казахстане (октябрь 2018)








Поиск  
Суббота 15.12.2018 07:19 ast
04:19 msk

Андрей Грозин: "Влияние у России в Центральной Азии явно весомее, чем у Китая"
По мнению эксперта, внутри ШОС не существует дискриминации между участниками, которые сегодня возвращаются к тем задачам, ради которых организация и была создана
05.07.2005 / интервью

Страна.Ру, 4 июля

Во вторник в Астане открывается саммит Шанхайской организации сотрудничества. В нем примет участие президент РФ Владимир Путин, который еще сегодня проведет переговоры с коллегой из Казахстана, Нурсултаном Назарбаевым. О перспективах развития ШОС и о роли организации на азиатском постсоветском пространстве корреспонденту Страны.Ru Ангелине Тимофеевой рассказал заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин.

- Как вы оцениваете в целом работу ШОС?

- Мне кажется, что работу ШОС в ее нынешнем виде можно оценить положительно. С момента переформатирования шанхайской "пятерки" в ШОС, с момента присоединения к организации Узбекистана, на мой взгляд, наблюдается довольно успешное и поступательное развитие именно организационной структуры ШОС. Уже сейчас можно говорить о том, что создан каркас, и дальнейшее развитие этого проекта зависит от эффективности работы созданной структуры. Это касается и вопросов антитеррористической борьбы, и Центра, который уже существует. Видимо, после саммита он уже будет выходить на реальный уровень работы, потому что техническая работа закончена. Это касается также и экономического сотрудничества. С учетом той позиции, которую занимает сейчас в рамках ШОС в большой степени Пекин и в меньшей степени Москва, а также новые независимые государства Азии, можно с большой долей уверенности предсказать, что эта организация, которая и сейчас уже имеет очертания некоего блока - евразийского, континентального, - будет сосредотачиваться на двух основных моментах: проблеме безопасности региона и государств ШОС и экономике. На одном противодействии сепаратизму и экстремизму построить постоянно действующую структуру вряд ли удастся.

- Как вы можете прокомментировать приглашение на саммит ШОС в качестве наблюдателей представителей Индии, Ирана и Пакистана?

- Понятно, что Россия и Китай заинтересованы в том, чтобы в постсоветском азиатском пространстве сохранялась безопасность, но с учетом расширения круга участников ШОС понятно, что региональное звучание блока, привязка его к Центральной Азии будет расширяться. Участие в качестве наблюдателей Индии, Ирана и Пакистана, возможное расширение формата участия Пакистана и даже его возможное членство в рамках ШОС - понятно, что это будет уже выходить за те рамки, которые существуют сейчас, т.е. именно за рамки регионального представительства, за рамки претензий на контроль в одном значимом, но все-таки одном регионе континента. Я думаю, что в дальнейшем вполне возможно можно будет ожидать, что с увеличением количества членов, появления новых наблюдателей в рамках этой структуры будет совершенствоваться организационная структура. Я не исключаю такой возможности, что в перспективе, если этот процесс будет продолжаться так же, как он шел в течение последних трех лет, можно будет ожидать того, что Шанхайская организация действительно станет неким неформальным, но достаточно влиятельным блоком. Тем более, это интересно в рамках наложения других интеграционных процессов. Во-первых, это естественно касается активизации сотрудничества по линии "большой тройки" Москва - Дели - Пекин. С другой стороны, понятно, что и региональные интеграционные усилия, которые имеются на постсоветском пространстве, подвергнуться влиянию именно в той степени, насколько серьезно и полноценно будет идти вот это переформатирование ШОС, выход его на новый, более влиятельный уровень. То есть, условно говоря, если допустить, что Дели, Исламабад и Тегеран каким-то образом усилят формат своего участия в организации, поскольку явно видно, что они действительно заинтересованы в том, чтобы Шанхайская организация сотрудничества превратилась в реально действующую, постоянно работающую и влияющую на международной арене структуру, во-первых, мы будем наблюдать так или иначе снижение конфликтного потенциала, который имеется в регионе, в том числе и между потенциальными участниками ШОС.

- Можно ли сказать, что ШОС возвращается сегодня к тем целям и задачам, ради которых она была создана?

- Да, но это происходит на новом, более высоком уровне. Как известно, шанхайская "пятерка" создавалась как средство снятия конфликтного напряжения между, в первую очередь, КНР и затем - между всеми постсоветскими государствами. Она создавалась как структура, которая, во-первых, снимет территориальные пограничные проблемы, во-вторых, создаст некий благоприятный фон для дальнейшего взаимодействия и в рамках двустороннего сотрудничества, и в многостороннем формате. Эти вопросы удалось снять, пограничные проблемы сейчас явно не являются теми вопросами, которые омрачали бы взаимоотношения новых независимых азиатских государств с Пекином. Остались некоторые проблемы, но, на мой взгляд, они не стоят настолько остро, как это наблюдалось в первой половине 90-х и носят сугубо технический характер.

- Как вы полагаете, проводят ли Москва и Пекин в рамках ШОС политику неформального деления зон влияния на территории постсоветского пространства?

- Я не думаю, что об этом можно говорить так. Скорее всего, все-таки можно говорить о некой гармонизации интересов. Поскольку, несмотря на то влияние, которое имеет сейчас в Центральной Азии Китай, понятно, что российское влияние явно весомее. Это касается очень многих проблем и, в том числе, вопросов национальной безопасности, военно-технического сотрудничества, подготовки военных кадров. Это и русская диаспора, которая существует в центрально-азиатских государствах, проблема, скажем так, весьма осторожного подхода постсоветских азиатских элит к вопросам взаимодействия и расширения сотрудничества с Китаем, элементы некоторой ксенофобии, которые присущи обществам постсоветских азиатских республик, боязнь того, что широкое, "безбрежное" взаимодействие с Китаем в экономической области может поставить под вопрос некоторые моменты их собственного экономического развития. Вопросы, связанные с миграцией, с демографией. Но вот именно, на мой взгляд, достаточно плавное и в то же время учитывающее общие интересы, довольно гармоничное взаимодействие в рамках ШОС, насколько я могу судить, снимает в значительной мере вот эти вот опасения. И как раз постсоветские республики Азии рассматривают вовлечение новых членов в Шанхайскую организацию сотрудничества как некий дополнительный элемент, гарантирующий их национальную безопасность. Более того, их голос в рамках ШОС в достаточной мере будет влиять на принятие серьезных решений. Потому что чем больше крупных участников в этой организации, тем в большей мере они будут заинтересованы в том, чтобы в рамках организации соблюдался некий своеобразный паритет, некие джентльменские соглашения. По сути, это и наблюдается в течение последних трех лет.

- Но ведь мы не можем всерьез говорить о полном равноправии участников ШОС, если исходить из их политического и экономического положения в мире?

- Собственно говоря, понятно, что говорить о равном весе, о равной значимости голоса Киргизии, например, и Китая в рамках ШОС достаточно сложно. Но, несмотря на эту значительную разницу между членами структуры, тем не менее, сейчас пока не существует каких-то серьезных признаков того, что кто-то из них ущемлен. Кстати, присоединение к ШОС Узбекистана, который очень осторожно и очень трепетно подходит к участию своей страны в различных объединениях и организациях - это наглядный показатель того, что в рамках ШОС существует очень серьезное равноправие, так скажем. То есть отсутствие дискриминации более крупными участниками более мелких, их позиций. Я думаю, что в принципе сейчас те шаги, которые предпринимаются руководящим аппаратом ШОС, конечно, могут истолковываться как попытка создания некоего противовеса нерегиональным центрам силы, Соединенным Штатам в первую очередь. Но, мне кажется, что все-таки основным является не антиамериканское содержание, хотя полностью его отрицать, конечно, не следует, а именно стремление создать некую реально работающую, реально действующую структуру для поддержания стабильности, для сохранения в том числе и тех политических систем, которые сложились в постсоветских азиатских государствах. Понятно, что сейчас, когда весь этот регион постепенно входит в пору смены высших политических элит, и вопрос сохранения стабильности, сохранения преемственности власти и тех политических режимов, которые сложились, становится все более актуальным как раз для государств - участников ШОС. Я имею в виду, в первую очередь, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, в меньшей мере Киргизию, потому что там этот процесс уже произошел. И очевидно, что то, насколько, скажем так, не слишком цивилизованно этот процесс протекал в Бишкеке, стало своеобразным показателем, еще одним напоминанием центрально-азиатским новым независимым государствам, тем режимам, которые там существуют, о том, что необходимо создание некой системы, международной, крупной, серьезной, которая поддерживала бы их и именно стремление сохранить эту стабильность.

- Как вам видится, в чем состоит преимущество ШОС перед другими организациями и объединениями, которые обеспечивают или пытаются обеспечить сегодня безопасность в регионе?

- ШОС в данном случае является также достаточно веской и очень серьезной структурой, которая, на мой взгляд, постепенно становится более влиятельной, чем, допустим, Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Потому что понятно, что при каком-то форс-мажорном развитии событий, например, в Узбекистане рассчитывать на то, что реальная помощь нынешнему режиму может прийти от каких-то других организаций все-таки достаточно сложно. Можно рассчитывать на ОДКБ, но Ташкент вышел из ОДКБ. В рамках СНГ подобного рода механизмы не отработаны. Формально они существуют, но понятно, что их применение в практическом плане серьезно ограничено многочисленными бюрократическими поправками, многочисленными рогатками, которые там существуют, сложностью самого процесса принятия некоего согласованного решения. В этом смысле ШОС смотрится гораздо мобильнее.

- Андрей Валентинович, можно ли сформулировать вашу мысль таким образом, что дальнейшее усиление ШОС приведет фактически к тому, что региональные соглашения типа ОДКБ будут терять свой авторитет и влияние и, в конце концов, будут аннулированы?

- Я не думаю, что другие региональные объединения будут девальвироваться по мере развития ШОС. В принципе, это не настолько финансово емкие структуры. Они станут финансово емкими, если придется действительно принимать какие-то решения, пока, слава богу, этого все-таки нет. Я имею в виду, если придется создавать какие-то коллективные силы по наведению порядка, условно говоря, в Ферганской долине.

- Но ведь к этому идет дело?

- Может быть. Но, во-первых, следует учитывать то, что Россия не является единственным ведущим центром сил ШОС. Объективно отчасти подрывается база других интеграционных объединений, которые касаются региона. Но ОДКБ, на мой взгляд, во-первых, это структура, в которой целиком доминирует Россия, и от нее Россия отказываться явно не собирается, что, кстати, видно было по итогам последнего саммита ОДКБ. Кроме того, ведь ОДКБ - это структура, в которую входят и те государства, которые явно никогда не войдут в Шанхайскую организацию сотрудничества, даже если очень сильно захотят. Такие, как, допустим, Беларусь или Армения. Я понимаю, что вот именно в Центральной Азии расширение значения ШОС будет создавать проблемы для других организаций, в том числе и для, допустим, того гипотетического центрально-азиатского союза, о котором в последние месяцы говорит Нурсултан Назарбаев. Или о дальнейшем членстве некоторых центрально-азиатских государств, в том числе и в ОДКБ. Очевидно, это да, потому что если Россия все-таки имеет потенциал, которые позволяет ей действовать на разных направлениях и в разных организациях, то, допустим, у Киргизии такой возможности нет или у Таджикистана. Каждая республика будет определять приоритетность работы в тех или иных интеграционных объединения, исходя из собственных ресурсов, исходя из собственного понимания национальной безопасности, экономического развития.

- Иными словами, государства ШОС, несмотря на то, что некоторые из них обладают на сегодняшний день весьма ограниченными ресурсами, не будут сосредотачиваться на работе в одной структуре?

- Подобная схема ограничивает поле для дипломатического маневра. Во-вторых, понятно, что вот эта многовекторная международная политика, как ее называют в Казахстане, является приоритетной для всех центрально-азиатских государств. Я не думаю, что в ближайшей обозримой перспективе кто-то из стран - членов ШОС, в первую очередь, новые независимые азиатские государства выйдут на уровень, скажем так, приоритетного сотрудничества с Китаем, или с Россией, или с Западом. Будет продолжаться все та же многовекторность, попытки лавировать между международными центрами силы, извлекая из этого лавирования конкретные финансовые и политические дивиденды. Это будет продолжаться, но с учетом того, что Соединенные Штаты все-таки далеко, а Китай и Россия находятся рядом. Так что если события будут течь линейно, если не будет происходить каких-то потрясений, каких-то политических катастроф, то объективно время работает на ШОС. Но опять же, я повторюсь, если процессы будут идти линейно, если не будет происходить каких-то катастроф в Центральной Азии.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
"Нам нужны менеджеры новой формации" 29.07.2005
Айталы защищал 100 тысяч старых дев 29.07.2005
"Переворот должны делать 15 миллионов человек" 29.07.2005
Деньги для "Наурыза" 28.07.2005
"Буду резать ножом" 28.07.2005
"Раз хозяева "Хабара" попрятались - надо его национализировать" 28.07.2005
Талгат Теменов: Ничего личного 28.07.2005
Загипа Балиева: "Я всегда иду по солнечной стороне жизни" 27.07.2005
Курманбек Бакиев: "Присутствие России в нашем регионе - гарантия стабильности и безопасности" 27.07.2005
Шамиль Абилтай: Я чувствовал, что иду по чужой дороге 22.07.2005

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
15.12.18 Суббота
93. КШИБЕКОВ Досмухамед
87. АБИШЕВ Кажимурат
80. УРАЗАЕВ Файзулла
71. НЫГМЕТ Кенжебай
71. НЫСАНГАЛИЕВ Амангали
71. САРСЕМБАЕВ Марат
70. МИРАЗОВА Аякуль
69. ИЗТЕЛЕУОВ Бейсембай
68. ЕСИМОВ Ахметжан
67. АТАНИЯЗОВ Сулейман
67. ТУРИСБЕКОВ Заутбек
63. АГМАНОВ Адильхан
63. РАДОСТОВЕЦ Николай
63. ТАКЕШЕВ Аманжан
62. КЫДЫРГОЖАЕВ Наурызбай
...>>>
16.12.18 Воскресенье
89. ТУЛЕГЕНОВА Бибигуль
74. КИСТАУОВ Гани
71. МЕНЛИБАЕВ Абу
70. НАЗАРБАЕВА Светлана
69. БЕКТУРОВ Габбас
64. ЕРГАЛИЕВ Бахытбек
64. СЕЙДУАЛИЕВ Вахит
62. АБДИЕВ Кали
62. СЕИЛХАН Дария
59. ДАМИТОВ Кадыржан
59. ЖОЛУМБЕТОВ Оралбек
59. САБИЕВ Сансызбай
57. ЖУБАНАЗАРОВ Ахмет
52. ЕЛЖАСОВ Аблай
46. МАНЬКО Татьяна
...>>>
17.12.18 Понедельник
87. ЭНГОЛИ Виталий
77. ШАРДАРБЕКОВ Шарипбек
73. АМЕРХАНОВА Жибек
69. САПАНОВ Серик
65. ОТАРОВ Кадырхан
64. ЗАКИРЬЯНОВ Кайрат
60. БЕКТАСОВ Абен
58. БУГАЕВ Виктор
56. АУБАКИРОВ Дуйсенбек
55. ТАЙШАНОВ Талгат
53. АХАНЗАРИПОВ Нурлан
52. АГИМБАЕВ Еркебулан
52. СТАМБЕКОВ Ерлан
49. КУЛЬМУРЗАЕВА Гульзия
43. ЙОВОВИЧ Мила
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz