NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (ноябрь 2018)
Кто человек №2 в Казахстане (октябрь 2018)








Поиск  
Пятница 14.12.2018 19:30 ast
16:30 msk

Нигматжан Исингарин: Я поставил перед собой три цели...
"Мой метод анализа предотвратил большую беду. Тогда я уже работал заместителем премьера. Выйдя из отпуска и проанализировав справки, я пришел к выводу, что Карметкомбинат на грани остановки…"
02.10.2006 / интервью

Сергей БОРИСОВ, "Литер", 30 сентября

Железнодорожному мэтру, доктору экономических наук, главному редактору журнала "Магистраль", нашему активному автору и прочее, и прочее… исполнилось 65 лет.

Накануне этого события наш корреспондент говорил с ним по душам.

– Нигматжан Кабатаевич, Вы как-то говорили, что Вам пришлось встречать рассвет после школьного выпускного бала за рычагами трактора. Когда и где это было?

– Немного не так. Среднюю школу я окончил в Семиозерном районе Кустанайской области. Школа стояла на берегу красивого озера, которое называлось Учительским. В этом году ей исполнилось 110 лет. Преподавательский коллектив в ней был очень сильный.

Так вот, после выпускного бала, хотя какой там бал, меня спозаранку разбудила мать – предстояло ехать на сенокос, заготовлять корм для единственной кормилицы – буренки. Такая вот проза жизни. После смерти отца, а это случилось, когда мне было десять лет, у матери на руках осталось трое детей, две сестренки младше меня. Чтобы помочь семье, пришлось рано впрягаться в работу. Такое раннее взросление наложило отпечаток на всю мою дальнейшую жизнь.

Обидно, конечно, одноклассники поехали поступать в техникумы и институты, а я, один из лучших учеников, подал документы в училище механизации сельского хозяйства и после его окончания стал работать трактористом в колхозе.

Но не зря говорят: твори добро людям – и тебе воздастся. Один наш родственник, работавший в райисполкоме, которому отец очень помог в свое время, пришел как-то к моей матери и сказал: "Да не держи ты сына дома, отправь его на учебу. А я семье помогу". Так я оказался в Алма-Ате, с желанием учиться на мехмате КазГУ. Мне легко давалась математика. Другой родственник, у которого я остановился, стал отговаривать: "Мехмат – это не для тебя. Нужна основательная, твердая профессия, становись инженером". А в это время в Алма-Ате проводили спецнабор в российские вузы. Преодолев немало сложностей, детали которых упускаю, я стал студентом Уральского электромеханического института инженеров транспорта. Находился он в Свердловске. Из 23 поступивших дипломы защитили только пятеро.

– Так сильно отсеивали?

– Наоборот, помогали исключительно. Ректор института И. Уткин относился к нам как к родным. Оказалось, до этого он работал начальником службы на Турксибе. Однажды, придя в столовую, мы обнаружили в меню "суп-лапшу по-казахски". Это нас тронуло. Два года проучился, и тут у меня случился кризис. Железнодорожное дело что-то меня не сильно влекло, потянуло в гуманитарии. Увлекся философией, чуть было не окунулся в диссидентство. Меня возмущала однобокая система оценок философских категорий, общечеловеческих ценностей – патриотизма, красоты. Они ведь не зависят от коммунистической идеологии. Казалось бы, какая разница между подвигами американского и нашего космонавтов? Ан нет, наш подвиг особый. Я подсознательно чувствовал, что это не так. Меня вызывали в партком и в довольно мягкой форме предостерегали. Я завалил два экзамена и приехал домой на каникулы. И тут мне стало стыдно перед матерью: она меня отправила учиться, а я...

Вернулся в институт. Уберегая от всяких "плохих" мыслей, меня привлекли к чтению лекций о международном положении. Завкафедрой марксизма-ленинизма нашего института Плеханов познакомил с автором учебника "Диалектический материализм" Руткевичем, и тот даже пригласил меня стать аспирантом философского факультета Свердловского университета и заняться модной тогда темой – философскими проблемами научно-технического прогресса. Я отказался, в том числе и по семейным обстоятельствам – нужно было помогать матери и сестрам. Потом – защита диплома, служба в армии, работа по специальности. Первые шишки, первые успехи. В 1966 году меня назначили главным инженером Целиноградской дистанции сигнализации и связи. Я попал в горнило напряженной работы. Тогда все железнодорожные новинки обкатывались на узле Целиноград и прилегающих участках – первая горочно-автоматическая централизация, первый электрифицированный участок дороги Целиноград – Караганда и многое другое. У нас был сильный коллектив, прекрасные специалисты своего дела, готовые всегда прийти на помощь, поделиться богатейшим опытом. А какие биографии были у этих людей, хоть книги пиши!

– Карьерные ступени Вам давались легко?

– Когда как. Иногда они были крутыми, иногда пологими. Три года занимался кабинетной работой как начальник отдела сигнализации и связи Целиноградского отделения дороги, но потом не выдержал – сбежал обратно в дистанцию, на производство. Большой опыт я приобрел, работая заместителем главного инженера Алма-Атинской железной дороги. Моим начальником был Кобжасаров, отличный специалист, прекрасный человек. В год наш технический отдел рассматривал десятка два крупных проектов, а это, считай, только одних бумаг килограммов двести. Их нужно было прочитать, осмыслить, обсудить со всеми службами и выдать заключение. Работали по десять часов в сутки. За пять лет я приобрел огромный инженерный опыт, который мне в будущем очень пригодился. Итог этой работы – орден Трудового Красного Знамени и приглашение от трех начальников железных дорог на должность главного инженера. Я выбрал Целиноград.

– Как же Вы попали в Москву, кому приглянулись?

– В 1979 году в Целиноград приехал первый заместитель министра путей сообщения СССР Николай Семенович Конарев. Показать гостю железнодорожное хозяйство недавно назначенный начальник Целинной дороги Овсяник поручил мне. А так как я всегда любил нестандартные подходы, разнообразие, то решил показать его так, как никто до этого не делал. Обычно проверяющих водили по путям, заводили в вагонное и локомотивное депо. Мы же поднялись с ним на три моста и у локомотивного депо, сверху, обзорно увидели все, что есть, и как работает огромный железнодорожный узел Целиноград. Ему понравилось, и он сказал: "Впервые в жизни мне так показывают. За полтора часа всю технологию увидел как на ладони. Молодец!" Вот тогда меня Конарев и запомнил.

Перед окончанием Академии народного хозяйства при Совете министров СССР я попросился на прием к Конареву, к тому времени уже министру. "Поезжай в Целиноград, – посоветовал он мне. – Поработаешь годика два первым замом, а потом мы тебя назначим начальником дороги, место найдется". Но произошло это уже два месяца спустя. Были и противники моего назначения. Во-первых, я не движенец. Во-вторых, два других начальника железных дорог Казахстана были казахи. А по тогдашним партийным неписаным законам, которые неукоснительно соблюдались, третью дорогу должен возглавлять русский. Конарева национальный вопрос не интересовал. Большой союзный ЦК тоже не был против. Такая вот получилась неожиданная карьерная ступень.

– У каждого руководителя – свои индивидуальные приемы, методы руководства. Какими рычагами управления пользовались Вы?

– Я всегда был силен аналитикой. Еще работая в Целинограде, я завел себе таблицы – где-то около 50–60 основных показателей по каждому виду деятельности дороги. И каждое утро, получив данные, я эти таблицы скрупулезно заполнял сам. Сначала надо мной посмеивались. Но потом, когда через месяц я в результате анализа почти точно предсказывал, какая у нас через неделю ожидается поездная обстановка, скептики поостыли. В 1985 году была страшная зима, не хватало угля. Тепловые электростанции забили тревогу. Все рвали и метали. Селекторные совещания проводили сами члены политбюро Алиев и Лигачев. Каждый день спрашивали у начальников угольных дорог, как у вас отгрузка? Кузбасс и Донбасс проваливали план. Я отвечал: все идет по плану. И так несколько дней. Слышно по микрофону, как Алиев спрашивает у министра Конарева: "Кто это у вас так работает?" Тот отвечает: недавно назначенный начальник Целинной железной дороги. Вечером получаю правительственную телеграмму: премирован месячным окладом. Я всегда к людям относился хорошо, и они меня тоже не подводили. Когда надо, выкладывались по полной. Так было и в ту зиму.

Спустя десять лет мой метод анализа предотвратил большую беду. Тогда я уже работал заместителем премьера. Выйдя из отпуска и проанализировав справки, я пришел к выводу, что Карметкомбинат на грани остановки. Получив на этот счет успокаивающие ответы от своего коллеги, курировавшего промышленность, я начал тревожить премьера Кажегельдина. После третьего звонка он не выдержал: "У тебя что, шпионы на Кармете завелись?" Я разложил перед ним железнодорожные справки, которые поступали мне из управлений дороги. По ним стало видно, что Атасу руду не отгружает, Топар известняк – тоже, кокса нет, готовая продукция не отгружается. Пора срочно принимать меры, иначе случится непоправимое. Тогда мне приказали: поезжай сам на Кармет и спасай.

– Правда, что в Москве Вас называли "звездой Востока"?

– Об этом мне сообщила моя секретарша. В столице мне предлагали работу несколько раз, но я отказывался, поскольку начальником дороги работать мне нравилось. Потом сын заканчивал МВТУ, факультет машиностроения. Его оставляли в Москве. А работать в Москве, не имея квартиры, – дело проигрышное. Пришлось соглашаться на переезд. Я получил квартиру в знаменитом "расстрельном" доме на Набережной, о котором писал Юрий Трифонов. На фасаде дома – 39 мемориальных досок. Новая моя должность в МПС – заместитель министра по строительству. Работать пришлось в тесном контакте с Леонидом Аркадьевичем Брежневым, который возглавлял Министерство транспортного строительства. Как правило, заказчик с генподрядчиком всегда "бодаются". Мы решили переломить эту порочную систему. Жалобщиков с мест, как с одной, так и с другой стороны, осаживали. Между двумя министерствами установилась взаимная поддержка. И это принесло свои плоды. Впервые за многие годы был выполнен план по строительству. На одном из совещаний секретарь ЦК Долгих отметил этот факт.

– Нигматжан Кабатаевич, Вы курировали строительство БАМа. Почему же "дорога века" не оправдала великие надежды, которые на нее возлагали?

– Эту дорогу нужно было строить на 10–15 лет раньше, когда были деньги на освоение зоны БАМа. Тогда был бы толк. Начинали ее прокладывать под бравурные марши, а потом она стала нелюбимым дитем эпохи. Страна обеднела. Нефтяной поток долларов иссяк. За баррель давали, страшно подумать, девять долларов! Вот что значит сидеть на нефтяной игле. Образовалась прореха. Да разве только один БАМ строился так. Увы, в 80-е годы сложившуюся ситуацию в государстве сломать было трудно. Страна катилась к пропасти. Ситуацию можно было изменить в 60-е годы, когда Косыгин начинал реформу. Кое-что все-таки пытались делать и мы. Вернувшись из Москвы в Казахстан, я написал в 1989 году проект соглашения по разграничению полномочий, прав и обязанностей между МПС и правительством Казахстана в отношении железных дорог, проходящих по нашей территории. На 14 страниц текста я получил 28 страниц замечаний. Меня чуть не выгнали с коллегии, обозвав сепаратистом, намеревающимся развалить Советский Союз. Но все-таки два года спустя Конарев и Караманов подписали такой документ. За нами потянулись другие министерства. Но история не дала нам времени – августовский путч все перечеркнул.

– Вы работали несколько лет председателем Интеграционного комитета ЕврАзЭС. Похоже, что и эта организация дышит на ладан. Почему это происходит?

– Тут много субъективных и объективных причин, которые причудливо переплелись. И все же большая вина в несостоявшейся интеграции лежит на России. Это мое личное мнение. Она не поняла своей новой объединяющей роли на этом историческом этапе. Не стала сильным притягательным демократическим центром, вокруг которого могли бы группироваться другие государства Содружества. Что бы там ни говорили, Казахстан и наш президент выполняют свою интеграционную миссию честно, бескомпромиссно и последовательно. И в будущее ЕврАзЭС, и в интеграцию я верю.

– На стене Вашего кабинета висит карта Евразии с автографами государственных деятелей, премьер-министров и президентов многих стран мира...

– Начну с того, что я с детства люблю карты. Работая в союзном министерстве, я имел карты всех областей и регионов великой страны. Отправляясь в командировку, я брал нужную карту с собой и там по ней работал. Людей на местах это поражало.

Карту, копия которой висит на стене, я впервые взял собой, когда отправлялся в Китай в 1991 в составе делегации, которую возглавлял наш президент. С целью показать соседям наши потенциальные транспортные транзитные возможности. Тогда же в Пекине появилась идея ставить на ней автографы государственных деятелей, с которыми мы встречались. Первый автограф поставил президент Назарбаев, затем мэр Пекина, который нас принимал. Позже на ней расписался Ли Пэн, премьер Госсовета Китая. Он пошутил, что карту теперь можно продавать китайским предпринимателям. Ставя свой автограф, премьер-министр Великобритании Мэйджор сказал, что она теперь стоит на миллион дороже. Взял я автограф и у президента Пакистана. После этого ко мне подошел журналист и сказал, что у меня могут быть неприятности. Дело в том, что карта была выпущена еще в Советском Союзе, который, как известно, поддерживал Индию, и территория Джамму и Кашмир на ней была окрашена цветом этой страны. Слава Богу, никто на это, кроме журналиста, не обратил внимания – иначе мог случиться международный скандал. Вернувшись в гостиницу, я заштриховал этот участок как спорную территорию. Оригинал карты я передал в национальный музей, а у меня осталась копия.

– Чем Вы занимаетесь сейчас?

– О, у меня сейчас должностей больше, чем пальцев на одной руке. С удовольствием работаю над историей железнодорожного транспорта Казахстана. Я делаю то, что никто другой не сделал бы, поднимая из небытия имена тысяч людей. Вношу свой посильный вклад в создание цивилизованного транспортного рынка. Два дня назад презентовал свою очередную книгу "Логистика контейнерных перевозок", возглавляю несколько ассоциаций. В каждую из своих должностей я стараюсь вносить свои мысли и идеи.

– Как-то Вы обмолвились, что мечтаете написать историю своей семьи.

– Начал роман в повестях, написал три части, но времени не хватает, хотя после выхода на пенсию я стал работать в несколько раз больше.

– Каков девиз Вашей жизни?

– В молодости поставил себе цель стать начальником железной дороги, доктором наук, получить Звезду Героя Труда. К сожалению, третье желание не исполнилось. И не по моей вине, а из-за развала Союза. Так что ставьте высокие цели и добивайтесь их.

– Что Вы еще не успели сделать в свои 65 лет?

– У меня большие планы. Есть несколько интересных идей, но о них я не расскажу, боюсь сглазить. Давай встретимся через пять лет и подведем итоги.

Коллектив редакции и читатели поздравляют Нигматжана Кабатаевича со славной датой и желают ему творческого долголетия.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Ермухамет Ертысбаев: "Культура и информация - это моя жизнь. И я хочу жить..." 30.10.2006
Министерство образования обрезает "сухие ветки" 30.10.2006
Бексултан Туткушев: Мы привыкли обвинять всех, кроме себя 30.10.2006
Посол Казахстана в ФРГ: "Нашей нефти хватит на всех" 24.10.2006
Зачем нам ОБСЕ 23.10.2006
По принципу неотвратимости 20.10.2006
Какие акимы нам нужны 19.10.2006
Мухтар Алтынбаев: Армия должна быть немногочисленной и мобильной 18.10.2006
Заначка для страны 16.10.2006
"Казахстанских специалистов забрал бы с руками и ногами!" 16.10.2006

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
14.12.18 Пятница
87. БЕКТУРОВ Есен
70. РЫСБЕКОВ Марат
69. АКМУРЗИН Ерлан
65. ТАСКИНБАЕВ Косан
60. БАТПЕНОВА Гульнар
55. ЕРАЛИЕВ Ержан
48. БАКИШЕВ Дулат
47. ЕСТЕНОВ Жасулан
46. БАЗАРХАНОВ Еркин
44. САМОЙЛОВ Александр
43. КАЙРБАЕВ Багитжан
43. ОСПАНОВ Амиржан
41. АУБАКИРОВ Тимур
39. МАНТАЕВА Асем
39. УТЕГЕНОВ Руслан
...>>>
15.12.18 Суббота
93. КШИБЕКОВ Досмухамед
87. АБИШЕВ Кажимурат
80. УРАЗАЕВ Файзулла
71. НЫГМЕТ Кенжебай
71. НЫСАНГАЛИЕВ Амангали
71. САРСЕМБАЕВ Марат
70. МИРАЗОВА Аякуль
69. ИЗТЕЛЕУОВ Бейсембай
68. ЕСИМОВ Ахметжан
67. АТАНИЯЗОВ Сулейман
67. ТУРИСБЕКОВ Заутбек
63. АГМАНОВ Адильхан
63. РАДОСТОВЕЦ Николай
63. ТАКЕШЕВ Аманжан
62. КЫДЫРГОЖАЕВ Наурызбай
...>>>
16.12.18 Воскресенье
89. ТУЛЕГЕНОВА Бибигуль
74. КИСТАУОВ Гани
71. МЕНЛИБАЕВ Абу
70. НАЗАРБАЕВА Светлана
69. БЕКТУРОВ Габбас
64. ЕРГАЛИЕВ Бахытбек
64. СЕЙДУАЛИЕВ Вахит
62. АБДИЕВ Кали
62. СЕИЛХАН Дария
59. ДАМИТОВ Кадыржан
59. ЖОЛУМБЕТОВ Оралбек
59. САБИЕВ Сансызбай
57. ЖУБАНАЗАРОВ Ахмет
52. ЕЛЖАСОВ Аблай
46. МАНЬКО Татьяна
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz