NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (январь 2019)
Кто человек №2 в Казахстане (декабрь 2018)








Поиск  
Суббота 23.02.2019 09:50 ast
06:50 msk

Ермухамет Ертысбаев: "Культура и информация - это моя жизнь. И я хочу жить..."
"…потом, Бигельдин, нам же приходится заниматься Государственной комиссией по вопросам демократизации, Съездом мировых религий. В значительной степени наше ведомство - оно, скажем так, идеологическое"
30.10.2006 / интервью

"Central Asia Monitor", 27 октября

На телеканале "Астана" состоялась премьера программы "Серьезный разговор". Первым собеседником ее ведущего Бигельды Габдуллина стал министр культуры и информации Ермухамет Ертысбаев. Полагая, что это интервью будет интересным и для наших читателей, сегодня мы публикуем его с некоторыми сокращениями.

- Ереке, давайте начнем с банального вопроса: как вам работается в ранге министра культуры и информации?

- Нормально. Мне нравится эта работа.

- Вы долгие годы были советником президента. Какая работа труднее - прежняя или нынешняя?

- Вы знаете, нельзя заниматься долгое время одним и тем же. И глава государства посчитал нужным дать мне новое назначение. Я благодарен за то, что он доверил такой громадный и очень ответственный участок работы. Поэтому я, честно говоря, не проводил такого глубокого анализа, какая работа лучше или хуже... Всякая работа на самом деле важна, интересна и приносит удовлетворение, если ты ее полюбишь.

- Как вам удается совмещать две такие сложные ипостаси - ведать вопросами информации и культуры? Дело в том, что многие деятели культуры придерживаются мнения, что у вас не хватает времени на культуру. И в то же время работники СМИ тоже думают, что если Ертысбаев займется культурой, то ему будет не до них...

- Мы нашли оптимальную модель, соединив эти два направления в одно ведомство. Возьмите такой субъект культуры, как библиотека, и такой субъект информации, как электронные СМИ. А электронная библиотека куда относится? Я могу десятки таких примеров привести, а потом, Бигельдин, нам же приходится заниматься Государственной комиссией по вопросам демократизации, Съездом мировых религий. В значительной степени наше ведомство - оно, скажем так, идеологическое. То есть де-юре у нас Министерство культуры и информации, а де-факто я бы так сказал: это министерство по защите национальных интересов в гуманитарной сфере. Вот так мы высоко подняли планку и стараемся следовать поставленной задаче.

- Как это получилось, что все театры в южной столице одновременно находятся в процессе ремонта? Ремонт не завершен в театре им.Ауэзова, в казахском ТЮЗе, в Уйгурском театре, ремонт начался в театре им.Лермонтова. В результате международный фестиваль театров Центральной Азии, проходивший в Алматы, оказался лишь с одной сценической площадкой. Ведь это конфуз на всю Азию...

- Во-первых, мы должны радоваться тому, что государство выделяет значительные средства на ремонт театров. Вообще, если провести сопоставительный анализ, то из всех стран СНГ, исключая Прибалтику, конечно, Россия и Казахстан - это две единственные страны, которые выделяют средства на капитальный ремонт театров. Я был во многих странах СНГ и у соседей наших в центральноазиатском регионе - там последний ремонт, может, лет сорок назад еще делали. Вы можете себе представить? И то, что государство выделяет эти средства, - в высшей степени замечательно. Что касается ремонта, то это, возможно, связано с тем, что выделенные средства не успели освоить. Наверное, это вопрос менеджмента. Тем не менее, центральноазиатский театральный фестиваль на очень высоком уровне прошел и вызвал широкий резонанс.

- Когда, наконец, будет принят закон о культуре? Когда, наконец, будут приняты отраслевые законы о кино, театре, музеях, библиотеках? В отсутствие таких законов их работники, право же, чувствуют себя весьма неуютно на нашем правовом пространстве.

- Закон о культуре фактически уже принят. В мае я выступил с этим законом в мажилисе. Мажилисмены поддержали, спасибо им за это. Затем я выступил 29 июля уже в сенате. Сенаторы тоже поддержали, но комитет по культуре сената сделал несколько замечаний. Теперь сенат и мажилис создали согласительную комиссию и должны либо принять эти поправки (тогда мне снова надо идти в мажилис), либо прийти к какому-то компромиссному решению, после чего закон будет отдан на подпись главе государства. То же самое с законом об историко-культурном наследии. Что касается законов о библиотеках, о музеях, то мы их сейчас разрабатываем. Вообще процедура принятия закона - она достаточно сложная. Надо пройти через межведомственную комиссию, надо получить независимую экспертизу. То есть законотворческий процесс, он - я не хочу сказать бюрократический, он достаточно сложный, и до конца этого года мы намерены еще пять законопроектов внести в мажилис, итого будет восемь. Это достаточно престижно, в общем-то, для любого министерства, потому что законотворческая работа - одно из главных направлений в деятельности министерства.

- Создается впечатление, что культуру, как и в советское время, финансируют по остаточному принципу. Справедливо ли это? Сейчас у государства достаточно возможностей, чтобы задуматься о культурной сфере, о ее завтрашнем дне. Что делается для этого?

- Я не совсем согласен с этим. Когда я пришел в министерство, то подсчитал, что мы имеем 40 миллиардов тенге. Правда, из них 16 миллиардов было заложено на спорт - там же крупные спортивные сооружения строились. Если отнять эти 16 миллиардов, остается 24 миллиарда на культуру и информацию. На следующий год запланировано 30 миллиардов тенге. То есть если другие министерства и ведомства на шесть-семь процентов увеличили свой бюджет по сравнению с этим годом, то нам удалось на 23 процента увеличить. Это, на мой взгляд, яркий показатель отношения государства к вопросам культуры и информационного блока. Конечно, я был бы просто на седьмом небе от счастья, если бы мы довели финансирование культуры до одного процента от ВВП, как это делается в 50 развитых демократических странах. Но если мы поставили такую задачу и идем в этот "Клуб 50 развитых стран", то, думаю, это не за горами.

- Какие шаги намерено предпринять Министерство культуры и информации, чтобы вернуть к жизни такие основополагающие понятия, как "читающая страна", "театральная страна", "музыкальная страна"?

- Мы с тобой ровесники, да? Мы прекрасно помним, что мы действительно были если не самой, то одной из самых читающих стран в мире, но в то же время мы были самой закрытой страной в мире. И мы читали только то, что продавалось в книжных магазинах. Конечно, были и самиздатовские рукописи - это вопрос другой, я сейчас не хочу этого касаться. Мы читали только то, что проходило через цензуру. Мы действительно были читающей страной, но у нас не было выбора на самом деле, хотя мы воспитывались на лучших традициях казахской и русской классики, на лучших мировых произведениях - это вне всякого сомнения. Но изменилось время, и наши дети получили столько соблазнов в сфере досуга, отдыха, в сфере культуры, новых каких-то зрелищных мероприятий. Один Интернет чего стоит. Поэтому я бы не стал делать какие-то, скажем так, негативные, трагические выводы. Просто резко изменилось время, и общество вышло на качественно новый уровень, стало открытым. Может быть, оно стало меньше читать? Не знаю. Наши книжные магазины, книжные прилавки завалены книжной продукцией. Здесь другая проблема: российская, зарубежная книжная продукция сильно начинает преобладать, и поэтому, опять же если идти через стратегию президента, конкурентоспособность - вот стержень, вот главное направление. Перед деятелями культуры, перед писателями, музыкантами встают совершенно другие задачи, в том числе перед нашей талантливой молодежью.

- Мы видим большие подвижки в пропаганде национальной культуры, и это правильно. Но не останется ли, на ваш взгляд, вне внимания классическое искусство музыки, танца, театра? И еще. Немало наших талантливых исполнителей предпочитают уезжать на Запад. Как их удержать?

- То же самое, Бигельдин, происходит за границей. Лучшие европейские актеры уезжают в Голливуд, но есть и другая тенденция. Эрик Робертс, который приезжал на Евразийский кинофестиваль, мне откровенно говорил, что ему надоела Америка, что он разочарован в Америке и в той политике, которая там проводится. Он хотел бы снять какой-нибудь фильм здесь, в Казахстане. В эпоху глобализации идет очень такая тесная интеграция, взаимовлияние, взаимопроникновение культур. Поэтому если мы - открытое общество, а главный принцип открытого общества - свободное передвижение, то мы не можем удержать действительно, как вы сказали, талантливых наших музыкантов, артистов, которые уезжают на Запад. Но это же престижно, что Майра Мухаметкызы поет в "Гранд Опера" в Париже. Она одна своим пением, своим божественным талантом делает для Казахстана столько, сколько целая отрасль культуры не может сделать. И когда наши ведущие художественные коллективы с успехом гастролируют в Америке, в Германии, я считаю, это просто здорово во всех отношениях. Вы правильно ставите вопрос, что министерство должно создать условия для того, чтобы лучшие представители нашей культуры работали здесь, в Казахстане. Но я не вижу ничего страшного, если они некоторое время поработают и на Западе, обретут новый опыт, получат новые знания и с этим багажом возвратятся в альма-матер. Мы сейчас готовим закон о меценатской деятельности, мы готовим закон о кинематографии и хотим добиться, чтобы сняли НДС, чтобы большие вливания начались в кинопроизводство со стороны частных инвесторов. То есть когда мы создадим все эти условия законодательные и организационные, то неизбежно наши лучшие кадры будут оставаться в Казахстане, потому что им хочется работать на родине и поражать своим талантом воображение прежде всего своих соотечественников, правда?

- Давайте поговорим о нашей идеологии... Кстати, кто в нашей стране главный идеолог? Я хоть и работаю в этой сфере, затрудняюсь назвать кого-либо персонально.

- Бигельдин, я тебя давно знаю, ты очень опытный полемист, и я сразу на слове ловлю.

Я - не министр идеологии, и главного идеолога у нас нет и не будет. Главный идеолог может быть только в тоталитарном государстве. Крайний пример - это нацистская Германия. Мы знаем, какой там был главный идеолог и чем он закончил в результате. Но возьмем времена более близкие для нас - Советский Союз до 1982 года. Главным идеологом был Михаил Андреевич Суслов. Я думаю, в демократическом государстве, которое базируется на идеологическом и политическом плюрализме, не может быть главного идеолога, и слава Аллаху, что его нет, и я надеюсь, что и не будет. Другое дело - идеология как система ценностей. Государство имеет право заниматься этими вопросами, и я уже признался в беседе, что наше министерство занимается идеологическими вопросами, проводя в массы, скажем так (пользуясь старой терминологией), ту идеологию, которую мы считаем нужным проводить с точки зрения, скажем, самоидентификации всего казахстанского общества, с точки зрения поиска и нахождения новых интересов, консенсуса в межконфессиональных, межнациональных, ну и так далее вопросах. Да, этими вопросами я занимаюсь.

- Почему у нашей страны нет как таковой национальной идеи? На мой взгляд, ее сформулировать не так сложно. Она ведь рождается на стыке тех угроз, которые стоят перед Казахстаном, и того позитивного влияния, к которому он должен стремиться.

- В государстве, которое базируется на политическом и идеологическом плюрализме, найти государственную национальную идеологию невозможно. Во-первых, это Конституцией запрещено, понимаете? Поэтому мы можем говорить, допустим, о стратегии президента. О его Послании к народу, о его идее конкурентоспособности Казахстана. Или о таких простых вещах, которые в конечном итоге все равно возвращаются к десяти заповедям: не убий, не укради и так далее. То есть на самом деле ничего нового, оригинального в этом мире нет. Это только Господь Бог был оригинален, когда мир создавал. Нельзя найти вот эту национальную идею в тиши кабинета, она на самом деле всегда рождается снизу. Скажем, как Жанна д’Арк, которая пришла и позвала весь народ на борьбу с иноземцами. Я считаю, что мы за 15 лет сделали очень многое в плане идеологии. Те новые ценности, которые мы обрели, желание 15-миллионного казахстанского народа, который объединяет 130 наций и народностей, создать, укрепить новое национальное государство, которое за достаточно короткий период нашло достойное место в мировом сообществе, - разве это не идея, которая сейчас реально объединяет нас? Вот вы, Бигельдин, только что возвратились из Соединенных Штатов Америки - державы номер один и видели, с каким большим успехом прошел визит нашего президента. Я думаю, накануне 15-летия независимости это достаточно яркое признание того, что национальная идея так или иначе воплощается в жизнь.

- Вопросы развития казахского языка перешли под опеку вашего министерства. На самом деле проблема языка - это политический вопрос. Христианство говорило: слово - Бог; мусульмане вторили: язык - чувствительная плоть нашей воли и нашего разумения. Язык - "душа народа", и именно такого отношения к себе он требует. Оттого этим и занимались большие политики. Например, Сталин живо интересовался вопросами языкознания. Мне думается, что наше правительство вовсе не занимается этой проблемой. Реализуя закон о государственном языке, правительство уперлось в одну-единственную маленькую задачку - делопроизводство на казахском языке, будто это самое главное…

- Мне кажется, что методологически мы очень долго шли по неправильному пути. Мы считали, что, провозгласив казахский язык государственным, мы сделали этот вопрос проблемой каждого казахстанца - отныне как хочешь, но ты должен изучать, знать казахский язык. Но ведь если государство, скажем, провозгласило всеобщую воинскую обязанность, это же не означает, что гражданин Казахстана должен искать обмундирование, военное снаряжение, заниматься этими вопросами и т.д. Если государство провозгласило казахский язык государственным, именно оно в первую очередь должно взять на себя самую большую тяжесть ответственности за решение этой проблемы. И я очень благодарен депутатам, прежде всего Мухтару Шаханову, правительству, что бюджетные ассигнования начали резко увеличиваться. Если в прошлом году 500 миллионов тенге было выделено, то на следующий год - уже до миллиарда тенге. Понимаете, наша задача - создать новую, так сказать, методологию. Единый учебник, бесплатные центры по изучению языка… На самом деле, Бигельдин, сделано очень много. Мы часто рвем волосы на голове, но вспомните, что было в 1989 году, когда, согласно переписи (официально!), процентов, наверное, 65-70 казахов не знали родного языка. И сколько за эти 15 лет казахов было вовлечено в этот процесс, прежде всего городских казахов! Да что там казахи - сейчас президент в какую область ни приедет, везде идет соревнование, кто из русских лучше выступит на казахском языке. И я очень рад, что эта тенденция ярко проявляется в Казахстане, когда молодежь русской и других национальностей активно изучает казахский язык. Мы сейчас в комитет по языкам берем немцев, русских, которые блестяще владеют казахским языком. Поэтому не надо педалировать этот вопрос. Чем больше Казахстан будет процветать на международной арене, чем больше успехов будет у нас в экономике, тем больше людей захотят изучать язык этой страны без всякого административного давления, по зову души. И этот процесс уже идет в Казахстане.

- Ереке, вот вы часто бываете в Алматы. Когда едете в машине ночью, вы слышите замечательные казахские песни. Но, к сожалению, днем мы эти песни не слышим. Есть закон "50 на 50". Неужели нельзя сделать, чтобы час на русском, час - на казахском? Я имею в виду песни. Я не буду говорить о телевидении. На радио. Потому что люди скучают... Почему мы должны только ночью слушать свои национальные песни?

- Ну, я не совсем согласен с такой постановкой вопроса. Существует официальный мониторинг, который мы ежедневно проводим, и данные показывают, что большой сдвиг произошел в сторону прежде всего казахского телевидения и радио. Другое дело - что отдельные телеканалы действительно не соблюдают нормы. Я сейчас не буду называть, но был такой телеканал (вернее, он есть), где до моего прихода 90 процентов было на русском и всего 10 - на казахском языке. Но после моей критики и ряда, так сказать, пикировок руководители канала изменили сетку вещания, максимально приблизив его к закону. Понимаете, меня часто критикуют за это, не зная, что в Европе существует аналогичный закон. Там не менее 50 процентов времени должно быть отдано продукции европейских авторов, потому что страны Европы подвергаются очень сильной американизации, американская кино- и телепродукция просто вламывается на европейские рынки, и вот только законодательно они сдерживают это. За нарушение идут страшные штрафы, поэтому телеканалы стараются соблюдать закон. Мы тоже намерены действовать очень жестко. Кстати, это неразрывно связано с предыдущим вашим вопросом относительно судьбы казахского языка.

- Журналистские НПО, разработавшие свой проект закона о средствах массовой информации, настаивают на проведении парламентских слушаний по законопроекту. Кроме того, на пятом Конгрессе журналистов этот вопрос вновь обсуждался. То есть эти организации демонстрируют, что не собираются отступать. Как вы считаете, консенсус возможен? Есть ли вероятность того, что в действующий закон будут внесены какие-либо изменения - из тех предложений, которые выдвигают Конгресс журналистов, Союз журналистов и другие?

- Ну раз не отступают, это замечательно, мы же в демократическом государстве живем.

- И все же будет какой-то консенсус?

- Я не знаю, Бигельдин, если они хотят пробить этот закон - пусть идут к депутатам, пусть настаивают. Депутаты - они же законодатели, они же принимают законы. У меня была с ними такая полемика, я смог пробить те поправки в закон о СМИ, которые я считал нужными, убедил депутатов. Если журналисты этого хотят, значит, у них есть там свое лобби в парламенте, пусть с ними встречаются, ставят этот вопрос, уговаривают депутатов...

- Скажите как автор тех поправок в Закон "О СМИ": было ли какое-то давление со стороны администрации президента?

- Меня подвергали очень сильной критике за эти поправки, но я так скажу, Бигельдин: чтобы вырастить розы, надо вырвать сорняки. Когда я внимательнейшим образом изучил ситуацию, сложившуюся на медийном рынке, то выяснил, что из 7,5 тысячи зарегистрированных газет выходят только 2,5 тысячи, остальные пять тысяч - они годами не выходили. Я обнаружил многочисленные факты спекуляции и торговли регистрационными свидетельствами, я обнаружил, к своему ужасу, факты, когда несуществующие газеты-фантомы участвуют в тендерах в качестве подставных. Понимаете, какое это поле для коррупционной деятельности. Был и ряд других негативных фактов. Поэтому все эти поправки нацелены только на одно - поднять на новый качественный уровень наше информационное пространство. Сделать его, прежде всего, прозрачным с точки зрения тех же собственников. И подготовить площадку для демонополизации средств массовой информации - это главная проблема, которая существует в Казахстане. Поэтому я не обращал внимания на, так сказать, душераздирающие вопли (извиняюсь за это выражение), которые разносились в мой адрес, что я хочу задушить свободу слова. На самом деле к свободе слова эти поправки абсолютно никакого отношения не имели. Кстати, после их внесения с 21 июля мы зарегистрировали около 250 новых газет. Абсолютно никакой сложности на самом деле нет. Мы требуем простого: регистрируешь газету - укажи адрес, покажи главного редактора, есть ли у тебя вообще журналистский коллектив, собираешься ли ты реально выпускать газету. Три месяца ждем, и если не выпустишь газету, то - до свидания. Чтобы закончить эту тему, я приведу слова Гэлбрейта, который сказал: "Политика - это всегда выбор между гибельным и неприятным". Мне было неприятно принимать эти поправки, но если бы я оставил все как есть, то это было бы гибельно для информационного пространства Казахстана, которое и так неконкурентоспособно в сравнении с россиянами, не говоря уже про зарубежные телеканалы. 83 телеканала уже вещают на Казахстан. Поэтому мы приняли комплекс таких мер: сначала поправки в закон о СМИ, затем Концепцию конкурентоспособности информационного пространства, которую глава государства 18 августа подписал. Наша главная задача - сделать конкурентоспособными казахстанские газеты и телеканалы, которые для начала могли бы конкурировать хотя бы с российскими.

- Вы как-то допустили возможность создания на базе телекомпании "Хабар" общественного телевидения. Вы будете реализовывать эту идею или предложите другой вариант? На каком этапе находится реализация проекта?

- Понимаете, Бигельдин, можно и на базе "Хабара", можно и на базе "Казахстана". В данном случае форма собственности - это вторично, для нас главное - усилить содержательную часть. Чтобы в содержательном плане народ признал этот телеканал народным, общественным, и постепенно, поэтапно, мы бы создали телеканал, который бы получил название "общественный". То есть, еще раз повторяю, по форме собственности тот же ТРК "Казахстан" - он может быть на сто процентов государственным, но политика канала должна быть общественной. Канал должен защищать интересы всего общества, выражать все точки зрения и все мнения, которые присутствуют в этом обществе, быть зеркалом этого общества. Иногда, может быть, даже увеличительным стеклом, когда надо гиперболизировать или заострить ту или иную проблему. Это зависит уже от коллектива - художников, авторов, журналистов, репортеров, которые будут там работать. У нас же свобода творчества гарантируется. Поэтому вопрос общественного телеканала - это на самом деле вопрос творчества, фантазии, гражданской активности и ответственности журналистов, на мой взгляд.

- Ереке, став министром культуры и информации, вы резко критиковали такие республиканские телеканалы, как "Хабар", "Евразия", КТК и так далее. Есть какие-то позитивные перемены на этих каналах?

- Ну да, достаточно позитивные перемены, на мой взгляд, происходят. Когда я пришел, допустим, на "Хабаре" мы имели контрольный пакет акций, но существовала странная ситуация, когда в совете директоров пять человек были со стороны частников и всего один - от государства. Мы переиграли это, и сейчас соотношение такое: три со стороны государства и два - с их стороны. А председателем совета директоров стал заместитель руководителя администрации президента Маулен Ашимбаев. Контрольный пакет акций принадлежит государству, и мы, конечно, влияем. Вообще у меня, Бигельдин, сложилась такая система отношений с телеканалами: мы никогда не даем приказы такие: "Срочно! Эту информацию убрать, эту поставить, вот это не показывать...". Такого нет. У нас партнерские отношения. Мы стараемся убеждать, понимаете? Это совершенно другой подход. Мы же не можем пустить это все на самотек. И когда мне говорят, что государство не должно вообще влиять, не должно превратиться в ночного сторожа, а абсолютная свобода слова должна возобладать везде и всюду, я говорю "нет". Слово, оно не только ранит, оно и убивает. Поэтому мы, в хорошем смысле, будем контролировать информационное пространство.

- Ереке, вот самый популярный, согласно рейтингам канал, "Евразия" - по моей информации, там часть акций принадлежит иностранцам. Насколько верна такая информация?

- "Евразия", действительно, по существу иностранный канал. Это самый зрелищный, самый смотрибельный канал, который, наверное, процентов 60 рекламной продукции поглощает. Мы работаем с хозяином этого канала, и, скажем так, взаимопонимание есть. Нельзя административными, шашечными ударами решать эту проблему. Просто я посчитал нужным - в данном случае не как министр, а как гражданин страны - заострить внимание на вопросах информационной безопасности, которые на самом деле очень тесно связаны с национальной безопасностью в целом. В этом плане информационные потоки, информационные каналы - это чрезвычайно важное направление деятельности, и не случайно глава государства на Совете безопасности 3 марта поднял этот вопрос и дал конкретное задание, а в августе подписал Концепцию о конкурентоспособности информационного пространства. Мы сейчас еще одну концепцию готовим - об интернет-пространстве, готовим закон об издательской деятельности. То есть комплексно хотим подойти к этой проблеме и заложить такие основы политики, которые бы не менялись, скажем так, десятилетиями с точки зрения долгосрочной перспективы развития нашего государства.

- Хотелось бы узнать ваше мнение о качестве продукции, выпускаемой региональными СМИ. Где-то пресса хорошо развита и профессиональна, а где-то слаба. Последнее замечание в основном касается государственных региональных СМИ. С чем это связано и не считаете ли вы, что государственное финансирование в таких случаях себя не оправдывает?

- Мы где-то свыше одного миллиарда - приблизительно миллиард двести миллионов тенге - выделяем газетам в рамках государственного заказа. Эти средства направляются в первую очередь газетам, имеющим республиканский статус. Что касается областных, районных СМИ, то они по закону не имеют права в тендерах участвовать, - это уже проблема акимов. В период становления независимого государства нашей задачей было, прежде всего, создать целый ряд республиканских изданий. Ведь вспомни, Бигельдин, что мы имели в 1991 году? "Казахстанскую правду", "Социалистiк Казахстан", "Ленинскую смену" и "Лениншил жас". Все. За прошедшие годы появилось 7,5 тысячи изданий, ну реально - 2,5 тысячи. Около восьмисот из них выходит регулярно, остальные в спорадическом режиме, то есть раз в три месяца или раз в полгода - есть такая проблема. А в целом вопрос о региональных газетах правильно поставлен.

- Как вы оцениваете журналистские конкурсы и рейтинги? Считаете ли вы объективным тот же "Алтын жулдыз"?

- Я вообще положительно отношусь к любым конкурсам, поскольку мы должны стимулировать журналистов, чтобы они более активно работали. Но я думаю, никакой конкурс не сможет реально стимулировать, если сам журналист не работает над собой. Я бы не хотел обижать казахстанских журналистов, но кого сейчас можно сравнить с Юрием Щекочихиным или Ольгой Чайковской - помните из "Литературной газеты"? Были такие мэтры, которые шедеврально делали материалы, затем передававшиеся из рук в руки. Раньше была одна проблема: все зависело от единого центра, от партийной идеологии, от куратора - секретаря по идеологии, даже в обкоме партии был целый сектор, который так и назывался - сектор печати. Сейчас возникла другая проблема - зависимость от конкретного хозяина газеты, от олигарха, который дает установки, что писать, как писать, кого "мочить" (извиняюсь за выражение) и так далее. И поэтому сложилась ситуация, когда поле для свободы творчества, как ни странно, сузилось.

- Информационные программы каких телеканалов республиканского вещания вы считаете наиболее объективными?

- Мне очень нравится сейчас ТРК "Казахстан". Там за последние месяца три-четыре сделали очень большую работу. Это связано с тем, что на телеканал пришли новые люди. По-прежнему "Хабар", очень динамично работает "31 Канал". Но больше всего мне нравится телеканал "Астана" - не потому, что сегодня мы находимся здесь. На самом деле "Астана", мне кажется, работает через призму западного менеджмента. Этот канал взял на вооружение самое лучшее, что есть на западном телевидении, и удачно соединил его с нашей, казахстанской, почвой. Я всегда с удовольствием смотрю их новостной блок. Главный принцип у них - давать объективную, беспристрастную информацию. Это очень важный момент. Например, у человека может быть какой-нибудь ракурс такой неудачный, да? А, например, газета "Время" посчитает нужным обязательно это показать. Там полагают, что это творческий подход к свободе слова. Да ради Бога! Я как-то совершенно спокойно отношусь к этому.

Я помню, что в начала 90-х годов мы, в первую очередь, смотрели российские каналы, читали российские газеты. Сейчас время изменилось: у меня рабочий день начинается с просмотра наших, казахстанских газет и интернет-изданий, а вечером, если удается, я обязательно смотрю новостные блоки наших телевизионных каналов, приходится периодически переключаться с одного на другой. У нас целая служба мониторинга в министерстве, мы за этим делом внимательно наблюдаем.

- Каково ваше самое сильное разочарование последнего времени?

- Вы знаете, особых таких разочарований нет. Другое дело - я просто не хотел сегодня говорить - это события, которые произошли в Шымкенте, ужасная трагедия на моей родине в Караганде, затем вот этот нашумевший, в некоторой степени позорный вопрос, связанный с высокими зарплатами руководителей нацкомпаний. Все это как-то наслоилось и одновременно выстрелило. Это не столько разочарование, сколько тревога. Тревога по поводу того, что, помимо неоспоримых успехов в рыночных преобразованиях, у нас накопились, к сожалению, вот такие нарывы гнойные, которые надо немедленно вылечить, чтобы (не хочу слово "метастазы" употреблять) не запустить эту болезнь. И то, что глава государства пошел не на терапевтическое лечение, а на резкие хирургические меры, чтобы встряхнуть общество, чтобы не было самоуспокоения и головокружения от успехов, - это вполне оправданно.

- Какие опасности вы считаете главными для себя как министра информации и культуры? Какими основными качествами должен обладать министр?

- Наверное, для министра культуры самая главная опасность - это быть вне культуры, быть бескультурным человеком, потому что были такие министры (мы опять углубляемся в историю), которые считали нужным сжигать книги, или министры, которые считали, что в вопросах культуры они знают абсолютно все, и переставали работать над собой. На самом деле, я вам честно признаюсь, мне приходится постоянно учиться... Рабочий день у меня насыщен с утра до вечера. Часа два занимаюсь казахским языком с преподавателем, до двух-трех часов ночи поглощаю книги, целые пласты книг, которые раньше, в силу узкой специализации (занимался чистой политикой), не читал. Раньше словосочетание "Век живи - век учись" было для меня абстрактным понятием. А сейчас я убедился: чтобы не отстать от жизни, надо постоянно работать над собой. Поэтому я считаю самым опасным, когда человек полагает, что он уже познал все, и перестает замечать, что время его обогнало, а он остался на месте. И такой опасный момент периодически всплывает в деятельности тех или иных руководителей.

- Вы долгие годы работали помощником президента. Какой главный урок вы извлекли из этого?

- Главный урок такой: надо уметь принимать решения.

- Принимать решения? И это вам помогает сейчас?

- Да, принимать решения и брать ответственность на себя. Я ведь когда вел полемику с оппозицией, ездил по всему Казахстану, встречался с людьми, действовал на результат, который нужен был мне и народу Казахстана (я имею в виду 4 декабря прошлого года). Президент мне ни разу не давал никаких заданий, абсолютно. Это я делал сам. И сейчас главное в моей работе как министра - это ежедневно, а иногда и ежечасно принимать решения и брать ответственность на себя. То есть не звонить высокому дяде, который в администрации сидит, и спрашивать "а может, так сделаем или так, какие будут указания..." Надо действовать и каждый день принимать решения, и в этом плане моя работа достаточно интересная, сложная, но она приносит удовлетворение.

- Ереке, в последнее время появилась информация, будто вы работаете напрямую с президентом…

- Ну что значит напрямую? Во-первых, у меня есть непосредственный начальник - это премьер-министр. Периодически министры записываются на прием к главе государства, все-таки у нас президентская республика, и глава государства назначал министров своими указами. У меня была недавно такая плановая встреча - 19 сентября, это показывали по телевидению. Мы обсудили широкий круг вопросов, в том числе те, что мы сейчас в беседе затрагиваем. Глава государства дал мне конкретные задания по стратегическим направлениям, я отчитался перед ним по ряду направлений работы. Такого нет, чтобы я там напрямую решал все вопросы, игнорируя премьер-министра, руководителя администрации. Это, во-первых, будет неприлично, это запрещено и это нельзя делать. Очень многие вопросы надо в обязательном порядке согласовывать с администрацией президента. Прямой куратор мой - это заместитель руководителя администрации Ашимбаев Маулен, то есть мы с ним в тесном контакте работаем. А по вопросам внутри правительства это Даниал Кенжетаевич и Карим Кажиканович - премьер-министр и вице-премьер. Если кто-то думает, что я к президенту могу попасть в любой день, то он глубоко ошибается. Глава государства имеет настолько насыщенный график… У него, кстати, чтобы вы знали, есть сетевой график на 365 дней в году и там все расписано - задолго. То есть попасть к главе государства не так-то просто. И внешнеполитический блок у него отнимает громадную часть времени - с точки зрения управления государством.

Кстати, вы сейчас повторяете "утку", запущенную в газете "Республика". Это моя любимая газета (смеется).

- Да, я это читал где-то в Интернете… Ереке, наступит день, когда вам придется уходить с этой должности. Какие бы советы вы оставили своему преемнику?

- Какие советы? Вы знаете, у нас в семье шестеро детей - мама воспитала. Она была очень простой такой женщиной, веселой и отзывчивой, практически без образования. Ее секрет воспитания в общем-то сводился к тому, чтобы просто любить ребенка. Она меня вообще очень сильно любила. Когда я родился, в 1956 году, 19 ноября (кстати, у меня юбилей через месяц), и начал расти, она все время держала меня на руках и говорила: "Вот этот мой мальчик будет министром". И что-то в меня, видимо, запало. То же самое преемнику будущему могу сказать - надо просто любить эту работу. Понимаешь, человеческое общение - это самая большая роскошь. А мне приходится общаться с громадным количеством людей, ежедневно присутствовать на многочисленных мероприятиях. Завтра я еду в Караганду - на 75-летие Театра имени Станиславского. Это очень большое событие в культурной жизни нашей страны, потому что это театр, которому рукоплескала Москва в свое время, когда он привозил туда "Гнездо глухаря". Знаменитый английский тренер Альф Рамсей однажды сказал: "Футбол - это моя жизнь, а я хочу жить". То же самое здесь. Если ты хочешь от работы получать удовлетворение, достигнуть каких-то результатов, можно сказать так: "Культура и информация - это моя жизнь, а я хочу жить". И я сейчас живу этой жизнью...

- Ереке, огромное спасибо, что вы, несмотря на занятость, пришли и ответили на мои вопросы. Поэтому в вашей работе я хочу пожелать вам только успехов. Всего доброго.

- Всего хорошего!


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Ермухамет Ертысбаев: "Культура и информация - это моя жизнь. И я хочу жить..." 30.10.2006
Министерство образования обрезает "сухие ветки" 30.10.2006
Бексултан Туткушев: Мы привыкли обвинять всех, кроме себя 30.10.2006
Посол Казахстана в ФРГ: "Нашей нефти хватит на всех" 24.10.2006
Зачем нам ОБСЕ 23.10.2006
По принципу неотвратимости 20.10.2006
Какие акимы нам нужны 19.10.2006
Мухтар Алтынбаев: Армия должна быть немногочисленной и мобильной 18.10.2006
Заначка для страны 16.10.2006
"Казахстанских специалистов забрал бы с руками и ногами!" 16.10.2006

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
23.02.19 Суббота
99. ЖАБАГИН Шакир
76. КУЛАЖАНОВ Куралбек
74. КРУПЕНЕВ Владимир
73. ДЖИЕНБАЕВ Рустем
73. РОМАНОВ Игорь
70. МУСАЕВ Темирхан
69. ЖАНАБАЕВ Габдысамат
68. АЛЬБЕРГЕНОВ Боранбек
67. АУБАКИРОВ Марат
66. КУЛЬЖАНОВ Дюсембек
66. СУЛТАНМУРАТОВ Жунисбек
65. МАШКЕВИЧ Александр
64. ДИКАНБАЕВА Сауле
64. ТУГЕЛ Садыбек
63. ЖАНЕНОВА Галия
...>>>
24.02.19 Воскресенье
78. НУРУМОВ Алданыш
69. ЖАЙШИБЕКОВА Кулумхан
67. ТАЩЕГУЛОВ Жанахмет
61. ГЛУЩЕНКО Сергей
61. ЦОЙ Виктор
58. КАБАЕВ Сейылхан
54. ДЖУСУПОВ Аскар
53. УТЕМБАЕВ Ерик
51. ХАЙРУЛЛИНА Райхан
48. АДИЛОВ Асылхан
48. НУСУПОВ Болат
47. МАЖИНОВ Игорь
46. АХМЕДЬЯРОВ Галым
46. КУАНЫШЕВ Талгат
44. БОЖБАНОВ Мадениет
...>>>
25.02.19 Понедельник
88. КАБИРОВ Николай
79. ШАБРАТ Николай
76. СЕЙДАЛИЕВ Бескемпир
71. ТУГЕЛЬБАЕВ Сагат
69. ДУЙСЕБАЕВ Жексенбай
68. ТАЙЖАНОВ Алимжан
68. УМБЕТОВА Найля
64. КАЦИЕВ Олег
64. НАЗАРОВ Болат
63. ДЖУМАДИЛЬДАЕВ Аскар
63. ЦУРАНКОВ Василий
61. КАПАКОВ Гайса
60. МИРАШЕВ Кайрат
56. ТУГЕЛ Ануар
55. ЗАЙНУЛДИН Серик
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz