NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (октябрь 2018)
Кто человек №2 в Казахстане (сентябрь 2018)








Поиск  
Суббота 17.11.2018 17:40 ast
14:40 msk

Ученых обижать нельзя
Старейшина физиков-ядерщиков Казахстана – о времени, энергетике будущего и о себе
24.12.2007 / интервью

Сергей БОРИСОВ, "Литер", 22 декабря

Жабага Сулейменович Такибаев. Сейчас ему 88, родился в глубоко религиозной семье: дед – хаджи, отец – мулла. Отец до поры до времени преподавал в сельской школе. Но нашлись "доброжелатели" – донесли куда надо. И его арестовали как религиозного фанатика. Отец умер в семипалатинской тюрьме за два месяца до суда. С клеймом "сын врага народа" жить на родной земле стало невмоготу. Перебрался в Ташкент, поступил в Среднеазиатский университет. Весной 1941-го он слушал в Георгиевском зале Кремля выступление отца народов, пришедшего поприветствовать сталинских стипендиатов. Учился вместе с Д. Сахаровым. До сих пор дружит с сыном великого генетика Николая Вавилова, погибшего от голода в саратовской тюрьме. Академик Такибаев – автор двух книг. Ему принадлежат несколько сотен собственных и совместных работ фундаментального и прикладного значения. Сегодня он наш собеседник.

– Жабага Сулейменович, спрашивать у физика-ядерщика, как он относится к использованию мирного атома, строительству АЭС, как-то даже неприлично. Понятно, что ответ будет положительным. Тем не менее немало людей в Казахстане считают, что с этим спешить не надо. Страна обладает огромными запасами угля, нефти и газа и еще долго может прожить, используя традиционную тепловую энергию.

– Конечно же, мне знакома подобная точка зрения, но я, естественно, не отношусь к числу ее сторонников. Человечество не может не эволюционировать, иначе не будет прогресса. Наши далекие предки изобрели огонь, потом, поумнев, – электричество. Привыкание к нему тоже не было простым и легким. Затем появился атом. К сожалению, сначала военный. На мирный атом человечество возлагало большие надежды, многим он казался энергетической панацеей. Но потом случился Чернобыль, и любовь к мирному атому поостыла. Оказалось, погнавшись за дешевыми киловаттами, мы не отработали еще до конца надежные меры безопасности, высокую технологию защиты на атомных станциях. Произошла длинная двадцатилетняя пауза. За это время мировая атомная энергетика прошла мучительный путь – другого выражения не найдешь – самоанализа и самоочищения. Ведущими энергетическими компаниями, лабораториями, исследовательскими центрами проделана гигантская работа по анализу всех действующих и проектируемых ядерных установок. Смоделированы и изучены самые вероятные и самые невероятные отказы, которые могут повлиять на безопасность. Ужесточены нормативы и законодательные акты. И вот результат – после Чернобыля мировая ядерная энергетика фактически работала безаварийно. Если не считать каких-то мелочей.

В мире заговорили о ядерном ренессансе. И не только потому что атомные станции стали надежнее и безопаснее. Изменилась сама энергетическая ситуация. По прогнозам ученых, к середине ХХI века произойдет удвоение мирового энергопотребления, в три раза вырастет потребление электроэнергии. Стоимость нефти и газа растет буквально каждый день, к тому же их запасы не бесконечны. Все нагляднее дает о себе знать и глобальное изменение климата, связанное в первую очередь с недопустимым загрязнением атмосферы выбросами продуктов сжигания углеводородов. Выходит по всему, что без атомной энергии нам не выжить, если мы задумываемся и о судьбе будущих поколений.

– Недавно мне случайно попал в руки сборник докладов международной конференции МАГАТЭ тридцатилетней давности. Речь шла о поиске новых перспективных урановых месторождений. Как прогнозировали тогдашние светила науки, большинство ядерных реакторов в начале ХХI века будут работать на быстрых нейтронах, топливом для которых будет природный уран-238. А его запасов хватит на многие сотни лет. Почему ученые так просчитались? Вся ядерная энергетика до сих пор в основном работает на очень редком изотопе-235 (в природе его – всего лишь 0,7 процента), а быстрых реакторов в мире построено всего лишь несколько.

– Вы правы, до сих пор в мире нет ни одного работающего коммерческого энергетического реактора на быстрых нейтронах. Тот, что был введен в строй в 1973 году у нас на Мангышлаке, назывался демонстрационным. Часть его тепловой мощности использовалась для выработки электроэнергии, остальная шла на опреснение морской воды. Установка хорошо отработала на пять лет больше проектного времени. В России в составе третьего энергоблока Белоярской АЭС с 1980 года работает реакторная установка БН-600. И все же широкого распространения в мире реакторы на быстрых нейтронах не получили. Это связано с целым рядом инженерных и технологических сложностей. Примечательно, что во всех странах в качестве охлаждающей среды-теплоносителя в этом реакторе служит натрий, и это, несмотря на то, что он взрывоопасен в соприкосновении с водой и ведет себя непредсказуемо с кислородом. Зато он имеет исключительно хорошие теплофизические свойства. Из-за боязни распространения ядерного оружия строительство АЭС с использованием реакторов на быстрых нейтронах считается пока нежелательным. Дело в том, что в таких реакторах, помимо природного урана, используется и высокообогащенный уран (порядка 20 процентов) и происходит расширенное воспроизводство плутония. А он, как известно, идеальный продукт для производства ядерного оружия. Получается замкнутый круг. Правда, плутоний нарабатывается в обычных тепловых реакторах, но в гораздо меньших количествах.

И все же будущее за быстрыми реакторами. Используя реакторы – бридеры или размножители, как их еще называют, можно будет почти в сто раз увеличить выход энергии из каждой тонны добытого природного урана. Без них функционирование атомной энергетики как базовой маловероятно. И не перспективно.

Однако мне трудно представить себе будущий ядерный пейзаж, когда сотни, а то и тысячи энергетических реакторов большой мощности на быстрых нейтронах будут работать с натриевым теплоносителем. Неуютно будут чувствовать себя люди при таком соседстве.

Конечно, наука не стоит на месте. Ученые предлагают использовать другие теплоносители, жидкие металлы, например, свинец, сплав свинца с висмутом, но с ними тоже не все так просто. Например, при использовании свинцово-висмутового теплоносителя возникает проблема полония-210, который навел ужас на всю Европу. Впрочем, это уже больше политика, чем физика.

Есть еще одна исключительная полезность использования быстрых реакторов. В них можно сжигать наиболее опасные долгоживущие радио- нуклиды-актиноиды, которые образуются в отработанном ядерном топливе, и превращать их в короткоживущие. А это первостатейная проблема для всей мировой энергетики.

– Приходилось слышать много лестных слов о канадских реакторах КАНДУ...

– Реактор хороший, надежный, работает на природном уране. Не воспроизводит плутоний. С точки зрения нераспространения – идеальный. Правда, его активная зона раз в десять больше других типов реакторов. К тому же он работает на тяжелой воде – Д2О. А ее производство – процесс недешевый. Все это отражается на стоимости реактора и в конечном итоге на стоимости киловатт-часа электроэнергии.

– В Казахстане принято решение о строительстве в Актау АЭС средней мощности на основе реактора ВБЭР-300 разработки Нижегородского ОКБМ имени И. Африкантова. Как вы относитесь к выбору места будущей ядерной энергоустановки и типа реактора?

– Одобрительно. Во-первых, в Актау пятнадцать лет функционировал БН-350, там сохранилась еще часть специалистов, а это сейчас большой дефицит.

– Вас не смущает то обстоятельство, что предлагаемый россиянами реактор возник на базе оборонных военных технологий. Говорят, с военной шинели хороший гражданский костюм не получится.

– "Закройщик" реактора БН-350 и ВБЭР-300 – один и тот же – ОКБМ. Фирма надежная. Но это не значит, что реактор не требует доработки.

Учитывая, что наша территория с точки зрения радиационной безопасности многострадальная, к развитию ядерной энергетики в Казахстане нужно подходить осторожно, безо всякой спешки, когда будет подтверждена высокая степень безопасности.

– Вы учились в аспирантуре с Андреем Сахаровым. Каким он вам запомнился?

– С Сахаровым я не был очень близок, но наши отношения с ним всегда были искренними и дружескими. Хотя понятия "друзья" и "дружеские отношения" порой трудноразличимы и часто этому не придают большого значения. Иное дело с Андреем Дмитриевичем, жизнь, позиция и судьба которого внесли четкие разграничения – друг, недруг, прохладные отношения и отношения дружеские. Впервые мы встретились в 1945-м, будучи аспирантами теоретического отдела Физического института Академии наук СССР. Этим знаменитым отделом руководил Игорь Евгеньевич Тамм, выдающийся ученый, исключительно чуткий и заботливый человек, особенно к тем, кто нуждался в поддержке. Он и был научным руководителем Сахарова. Моим же руководителем был Моисей Александрович Марков, человек необычайно скромный и порядочный. Мне, таким образом, тогда очень сильно повезло – я попал в настоящую научную среду, о которой можно было только мечтать. Четыре аспиранта теоретотдела были дружны. Двое, Иегуша Таксар и я, жили в общежитии на Малой Бронной, Матвей Рабинович проживал неподалеку, а Сахаров уже тогда был семейным, с женой и ребенком жил у родителей и иногда присоединялся к нам. Главные разговоры были тогда о физике, о квантовой теории частиц. Андрей уже тогда выделялся независимостью своих суждений и уверенностью в достижении больших вершин в науке, хотя в общении с друзьями был мягок и скоромен. Некоторые положения маленькой книжки Гейзенберга "Физические принципы квантовой теории" мы воспринимали с трудом и, как нам казалось, из-за недостатка знаний. Сахарова больше волновало преодоление научных преград, достижение же научных степеней он считал само собой разумеющимся. К слову, некоторые из обсуждаемых тогда нами вопросов так и остались открытыми, а в решении других вклад Сахарова трудно переоценить.

Аспирантура не только учеба, но и общественно-полезная деятельность. В то время эта точка зрения была модной, индивидуализм считался буржуазным явлением. Запомнились поездки за город за саженцами деревьев и последующие за этим работы по благоустройству двора старого здания ФИАН (хочется надеяться, что эти деревья живы до сих пор). Сахаров, в полуспортивном костюме цвета хаки, старателен, размерен в движениях. Высокий, с красивым лицом Христа, иногда мы его так называли, хотя это сравнение, помнится, ему не нравилось.

Ложь он не терпел. Его неприятие лжи гармонировало с атмосферой теоретического отдела, с характером самого Тамма. Но, в отличие от своего научного руководителя, бурно реагировавшего на малейшее проявление этого порока, ученик вел себя по-христосовски – отрицательно, но спокойно. Хотя Сахаров и был нас всех младше по возрасту, его уверенность в себе делала его старше, особенно в вопросах науки. Аспирантский хлеб нелегок, иногда случаются неудачи, а с ними и сомнения, переживания о своей никчемности. В такие минуты слегка картавый сахаровский говор успокаивал нас. Говорил он ровно и со всеми одинаково, никого не выделяя. Правда, таких минут было за все время нашей учебы не так уж много, зато было больше жарких дискуссий, фантазий и веселья, несмотря на материально тяжелое послевоенное время.

– Вас привлекали к работам в Атомном проекте?

– В 1948 году Игорь Тамм, вероятно, по своей личной инициативе, рекомендовал Сахарова и некоторых других молодых физиков на работу по созданию атомного оружия. Со мной было сложнее. Мой отец был репрессирован и умер в семипалатинской тюрьме, хотя ему не было предъявлено никаких обвинений. Несмотря на то что я писал об этом в анкетах, все равно опасался каких-то репрессий, тем более, оказавшись на столь режимном предприятии. Поэтому я написал отказ, мотивируя желанием работать в своей республике, где по существу физической науки в то время не было. Думаю, поступил я благоразумно, а свой рассказ и прошение я сдал ЦК в Москве, куда нас пригласили для беседы.

В 1949 году я уезжал из Москвы в Алма-Ату. Позже в своих "Воспоминаниях" Андрей Дмитриевич отметит этот момент одной фразой: "Жабага уехал поднимать науку в Казахстане". В общежитие меня пришли проводить все аспиранты нашего отдела. Было приятно ощутить по-прежнему хорошее отношение к себе со стороны коллег, которые чувствовали мое душевное состояние. Сахаров поехал даже провожать меня на вокзал.

В конце пятидесятых я был увлечен идеей использования подземных ядерных и термоядерных взрывов в мирных целях, в частности для использования подземных вод, для добычи нефти из заброшенных скважин и т.д. Расчеты с чертежами были направлены председателю Совмина А. Косыгину и министру "Средмаша" Е. Славскому. Но все мои идеи "ушли в песок", так же как и заявка на доклад на международной конференции в Женеве. А вот Андрей Дмитриевич поддержал эти идеи и пытался протолкнуть их в верхах всесильного атомного ведомства. Увы, все было напрасно.

В 1957 году в Алма-Ату приехали Игорь Курчатов и Юлий Харитон после очередного (успешного для генералов ВПК и ужасающего, как оказалось, для местного населения) испытания атомной бомбы на Семипалатинском полигоне. Мы проговорили всю ночь, в результате чего был решен вопрос об организации в Алма-Ате Института ядерной физики АН Казахской ССР. По делам предполагаемого института я поехал вместе с "бомбоделами" в Москву.

Сразу же по прибытии в столицу я связался с Сахаровым, желая обсудить с ним тематику будущего института, но его занимало в это время другое – сильные взрывы на Семипалатинском полигоне. Он считал продолжение испытаний опасным для человечества в целом и особенно для жителей близлежащих к полигону районов. Андрей Дмитриевич перечислял названия знакомых мне с детства мест – Караул, Саржал, Кайнар. Мир тесен, ирония судьбы, сахаровские бомбы рвутся вблизи аула моих предков. Тогда я еще не осознавал степень опасности, не знал масштабов испытаний. И сахаровское резкое отношение к испытаниям тоже было мне непонятно, тем более, слышать такую хулу из уст одного из создателей атомного оружия – оружия силы и мощи государства. Но он убедил, и не только меня одного.

– У властей Сахаров пользовался почетом – трижды Герой Соцтруда, дача в Жуковке и т.д. Когда же в нем зародилась крамола?

– Щедрый дождь наград и званий полился на ученых после создания атомного оружия, а до этого их сильно не баловали. То, что Сахарова называют "отцом советской водородной бомбы", так же как и Эдварда Теллера – отцом американской, неверно. (С последним мне тоже приходилось встречаться в США. В то время он уже плохо слышал, ходил, опираясь на суковатую палку.) Над созданием атомного оружия как там, так и у нас работали большие коллективы ученых. Один кинул идею, другой ее дополнил, третий углубил.

Летом 1965 года мы неожиданно встретились с А.Д. в Крыму на отдыхе. Так получилось, что я, прибыв в санаторий раньше, занял номер, в котором Сахаров обычно останавливался с семьей. Одним словом, бывшие аспиранты снова оказались вместе. Запомнилась одна мелочь – Сахаров либо не любил, либо не умел плавать, поэтому на пляже появлялся редко. Может быть, прятался от солнечных лучей. Я знал, что ему было милее Подмосковье. Поэтому на пляже и в воде я больше общался с его детьми и женой, очень милой и простой женщиной.

Во время наших бесед он часто отмечал Никиту Хрущева, высоко его ценил и считал выдающимся деятелем, хотя и имеющим большие странности и противоречия как в своих многочисленных речах, так и в действиях. Он считал подвигом выступление Хрущева на ХХ съезде партии с разоблачением культа личности Сталина. Думаю, что и Сахаров смог проявить себя благодаря оттепели Хрущева. Со временем между руководством страны и некоторыми физиками-ядерщиками возник конфликт. Ученые выступали против проведения новых испытаний, в частности против создания супербомбы. Но Хрущев закусил удила и хотел показать американцам "кузькину мать". Он вряд ли был милитаристом, но синдром 41-го года сильно довлел и над ним.

– Жабага Сулейменович, но в создании супербомбы, испытанной на Малоземельском полигоне, принимал участие и Андрей Сахаров. По его мнению, создание стомегатонного монстра помогло бы политикам лучше понять опасность ядерной гонки. Так оно отчасти и случилось. После Большого взрыва было подписано соглашение о запрещении испытаний в атмосфере, на воде и под водой. Но ядерная гонка не прекратилась, она ушла под землю…

– Так вот, по рассказам А.Д., на одном из совещаний Хрущев резко оборвал Сахарова по поводу его доводов об избыточности накопленного ядерного оружия для обороны нашего государства. "Ваше дело оружие создавать, а уж сколько его должно быть и как им распоряжаться, позвольте решать нам, руководителям страны!" – рявкнул генсек. После этого у Сахарова отобрали персональную машину, отлучили от руководства институтом. Притом сделано это было в грубой, типично хрущевской манере. Отсюда и пошла обида, конфликт. Ученых обижать нельзя. Притом таких как Сахаров, который имел небесную совестливость и глубокую порядочность. После смерти жены Андрея Дмитриевича я видел его лишь один раз, кажется, это было вскоре после этого печального для него события. Он был неузнаваем. После этого мои контакты с ним прервались. А уж после ссылки Сахарова в Горький – и подавно.

В моем представлении он остался выдающейся личностью, и не только как молодой физик с высоким интеллектуальным потенциалом (он бы еще многое мог сделать на поприще науки), но и как человек бесстрашный. Это я с особой силой ощутил, когда он опубликовал свои предложения о конвергенции. Не каждый мог решиться на такой подвиг, хотя время и было уже послесталинское. А тогда, в конце сороковых, во время научных споров в общежитии, нам никому в голову не приходила мысль о том, что с нами рядом живет человек с таким невероятным будущим.

Когда Сахаров находился в опале, многие ученые, как их не уламывали и не обрабатывали, так и не поставили свои подписи под письмом с его осуждением. Горжусь, что у меня тоже хватило твердости духа не подписать эту бумагу, хотя после этого были неприятности по службе.

Возвращение Сахарова из горьковской ссылки, затем его выступление на съезде народных депутатов я воспринял как ростки новой демократии. И было горько наблюдать враждебность к нему со стороны многих народных избранников, непонимающих умные предложения человека, опережающего время. Не будет большим открытием сказать, что Сахаров – явление нашей жизни и нашего общества. В моей памяти он таковым и останется.

– Жабага Сулейменович, что бы вы хотели пожелать нашим читателям в новом году?

– Моя жизнь вместила многое. Страшный голод. Великое и трагическое. Благородное и мелочное. Основная часть моей жизни прошла в XX веке. Нет легких времен. Пушкин называл свой век жестоким. Мандельштам еще жестче – волкодавом.

Почему-то мне вспомнился конец 47-го года. Второе лицо страны – Вячеслав Молотов, выступая по радио, сказал: "Поздравляю вас с великим праздником. У нас в стране появился белый хлеб".

Я желаю вам много белого хлеба. Вы же понимаете, что в эти слова я вкладываю особый смысл. Цените согласие, в котором мы живем.

Хочу пожелать преодоления препятствий, которые встретятся на вашем пути. Сумейте прожить достойно. И никаких катаклизмов – ни природных, ни социальных.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Ученых обижать нельзя 24.12.2007
Мытарства налоговой службы 17.12.2007
Дочь Сатпаева 17.12.2007
"Носить Казахстан в своем сердце" 14.12.2007
Астана – в моем сердце 10.12.2007
"Считаю, что это - успех президента" 07.12.2007
"Глава нашего государства подтвердил реноме президента-победителя" 06.12.2007
"Как таковой, "тридцатки" у нас еще нет. Мы окажем господдержку любому прорывному проекту!" 03.12.2007
"В кино я пришла по любви" 03.12.2007
"В Актобе две проблемы – вода и пробки" 30.11.2007

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
17.11.18 Суббота
84. СЕРГАЗИН Мейрам
79. КАБАШЕВ Рахимжан
78. БАЙПАКОВ Карл
78. ЖАМАЛОВ Салдар
76. УРАЗАЛИНОВ Шаймерден
74. КУМЕКОВ Серик
72. ЕГИНБАЕВ Бекайдар
72. СМИРНОВ Анатолий
71. САМАШЕВ Зайнолла
67. БЕРДИМУРАТОВ Темирхан
66. АЖИГАЛИЕВА Рабига
61. ОСПАНОВ Муратбек
61. УРАЗОВ Самиголла
59. УТЕШОВ Рыспай
57. КУСАИНОВ Абзал
...>>>
18.11.18 Воскресенье
90. КОСТИН Яков
80. МИТРОФАНЕНКО Геннадий
77. ШУМОВ Владимир
76. КАРЕНТАЕВ Амангельды
76. РАЕВА Бихан
74. АЛПЫСБЕКОВ Куаныш
71. ТАЖИЕВ Есентай
68. БАЙТЕНОВ Серик
67. ЕСИЛОВ Сансызбай
67. ЖАТАКПАЕВА Разия
66. АРШАБЕКОВ Нургали
63. ШАРИПОВ Кайрат
60. ИДРИСОВ Канат
60. МУКАНОВ Булат
59. БОТАБЕКОВ Адилбек
...>>>
19.11.18 Понедельник
81. КАЛДЫБАЕВ Оразбек
79. ШАРАФУТДИНОВ Щорс
72. ШАЙМАН Серик
71. АКИНЖАНОВ Амзе
71. КЕРЕЛБАЕВ Сакип
70. БАРОН Александр
70. ТУМЕНОВА Бахтыла
68. АЛПЫСБАЕВ Мелик
67. ЖАРКИНБЕКОВ Тастайбек
65. БАЙБЕКОВ Мырзакасым
62. ЕРТЫСБАЕВ Ермухамет
60. ЛОКШИН Вячеслав
58. КУМАМБЕТОВ Владимир
57. АДИЛЬБЕКОВ Арсен
56. АЛДАБЕРГЕНОВ Нурлан
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050