NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2019)
Кто человек №2 в Казахстане (май 2019)








Поиск  
Вторник 20.08.2019 19:26 ast
16:26 msk

"Я счастливый человек, потому что мне везло на хороших людей"
В юности он мечтал бороздить моря и океаны, судьба сложилась иначе: всю свою жизнь генерал-лейтенант, почетный сотрудник КНБ РК, почетный сотрудник СОП Булат Баекенов боролся со злом в различных его проявлениях
26.11.2012 / интервью

Елена БРУСИЛОВСКАЯ, "Казахстанская правда", 24 ноября

В юности он мечтал бороздить моря и океаны, судьба сложилась иначе: всю свою жизнь генерал-лейтенант, почетный сотрудник КНБ РК, почетный сотрудник СОП Булат Баекенов боролся со злом в различных его проявлениях. Воспитанник советской системы, прошедший комсомольскую и партийную школу, он стал сотрудником органов государственной безопасности. При этом, как сам говорит, жил и работал "на опережение" – в начале карьеры занимал должности, для которых, по его мнению, был слишком молод, в зрелые годы на посту руководителя силовых ведомств первым предпринимал шаги, которые потом повторяли другие.
Многое ему приходилось делать с нуля, ведь Булату Баекенову выпало жить и работать на сломе эпох – он был последним председателем КГБ Казахской ССР и первым председателем КНБ независимого Казахстана, министром внутренних дел республики, секретарем Совета безопасности и начальником Службы охраны Президента. За безупречную службу награжден орденом "Құрмет" и 32 медалями.
Никогда не вступал в сделку с совестью и "не сдавал своих". Как охарактеризовал Булата Абдрахмановича один из подчиненных, Баекенов "прямой, как шпала". Профессионал высшей пробы, он один из тех, кто создавал новую историю страны.

Время выбрало нас
Мы сидим с Булатом Абдрахмановичем в его кабинете охранной компании "Глобус", где все напоминает о ее руководителе – многочисленные фотографии, дипломы, грамоты и вымпелы, полученные за отличную работу. Но сегодня здесь еще и много цветов – Булат Баекенов принимает многочисленные поздравления с 70-летним юбилеем. Звонят друзья, бывшие сослуживцы, да и просто те, кто знают Булата Абдрахмановича. И эти непрекращающиеся звонки – лучшее свидетельство того, что он нужен, его помнят и уважают как профессионала высокого класса и глубоко порядочного человека.
– Не жалеете, что судьба сделала вас чекистом? – спрашиваю я его.
Булат Абдрахманович улыбается:
– Конечно, нет, ведь у меня и отец работал в органах. У нас это потомственная профессия – оберегать Родину.
Действительно, у каждого, приходящего на эту землю, есть свое предназначение, о котором он, может быть, поначалу даже и не догадывается. Вот и Булата Баекенова, как и его отца, к профессии вела судьба, предопределяя тот или иной поворот, оберегая от превратностей жизни.
У Пушкина есть очень точное выражение " странные сближения" – когда, на первый взгляд, случайно происходят какие-то встречи или события. Но, как потом оказывается, это вовсе не случайность, а скорее предопределенность. Это именно тот случай, когда говорят: "судьбой предначертано".
Видимо, и отцу, и сыну Баекеновым было предначертано свыше стать чекистами, хотя ни тот, ни другой поначалу даже не помышляли об этом.
Отец Булата Баекенова мальчиком шести лет остался круглым сиротой, воспитывался у родственников в Чиилийском районе Кызылординской области. Батрачил на бая, в 18 лет устроился в Кызыл-Орде кочегаром.
Там, в городе, Абдрахман начал учиться, окончил ликбез. В 19 лет его призвали на военную службу, и он стал бойцом первого казахского кавалерийского эскадрона, одного из подразделений ЧОН – Частей особого назначения. Они были созданы в первые послереволюционные годы для оказания помощи органам Советской власти по борьбе с контрреволюцией. Потом окончил школу младших командиров, учился в Москве, в Оренбурге, хотя у него не было базового среднего образования.
А в 1944 году, когда Баекенов-старший был уже заместителем начальника управления НКВД по Южно-Казахстанской области, его направили в академию МВД. Правда, поучиться, можно сказать, и не довелось, потому что вскоре весь их курс отправился на фронт. По линии госбезопасности служил в Польше, возглавлял фильтрационную комиссию в Германии. Оттуда в 1946 году его направили в Западно-Казахстанскую область, в Уральск, где он работал заместителем начальника НКВД по милиции.
Сказать, что пример отца вдохновил и сына на выбор профессии, было бы, наверное, неправдой. В ранней юности у него были иные интересы. Да и отца дети практически не видели – он уезжал на работу рано утром, когда они еще спали, а приезжал поздно, когда уже спали. Ведь тогда работали по сталинской системе – Иосиф Виссарионович, как известно, любил работать по ночам, и пока он находился в рабочем кабинете, на службе оставались и все руководящие работники страны. Нередко бывало и так, что рабочий день у Абдрахмана Баекенова заканчивался лишь под утро.
Отец мало рассказывал про свои дела, у чекистов это не принято, но авторитет у него был непререкаем. Всей большой семьей, в которой было семеро детей, заправляла мать. Жизнь у нее тоже была нелегкой – время выдалось неспокойное, случалось, что преступники в отместку расправлялись с семьями чекистов, поджигали их дома.
– Поэтому под подушкой у мамы всегда был револьвер и свисток, – вспоминает Булат Абдрахманович. – До окончания войны она практически не расставалась с оружием.
В 1956 году отец вышел в отставку, а Булат окончил семь классов и хотел вместе с друзьями поступить в мореходку, но вмешался отец. "Мы не сможем тебя содержать, если поедешь учиться в другой город", – сказал он, и Булат стал учащимся Уральского техникума механизации сельского и лесного хозяйства.
Потом был маленький городок Сарань, что в Карагандинской области, служба в армии, работа в той же Сарани заведующим межшкольных учебно-производственных мастерских городского отдела народного образования, где обучали старшеклассников премудростям рабочих профессий. Молодого, энергичного паренька привлекли к комсомольской работе. Он стал активно продвигаться по карьерной лестнице комсомольского, а затем и партийного функционера, ведь еще в армии Баекенов стал кандидатом в члены КПСС.
– В начале 1973 года, когда я уже работал вторым секретарем Карагандинского обкома комсомола, – вспоминает Булах Абдрахманович, – ко мне зашел заместитель начальника управления КГБ по кадрам и говорит, что решением Политбюро ЦК КПСС в Москве созданы специальные курсы подготовки руководящего состава органов КГБ СССР из числа партийных и советских работников. Всего по стране набирали пятьдесят человек, предложили и мне, – я согласился, вспомнил пример отца. Тем более что у меня к этому времени было высшее образование – заочно окончил исторический факультет Карагандинского университета.
Так судьба привела Булата Абдрахмановича к профессии чекиста, а "странные сближения" приблизили в этом выборе друг к другу отца и сына.

Холодная голова, горячее сердце, чистые руки
Фраза о том, что чекист должен иметь холодную голову, горячее сердце и чистые руки, с легкой руки "отца советских спецслужб" Феликса Дзержинского на долгие годы стала знаковой характеристикой работников органов службы безопасности. И действительно чекисты были элитой общества, своего рода кастой, на которую во многом опиралось государство. Но когда наступила эпоха демократии и гласности, с подачи "отца советской перестройки" Михаила Горбачева их низвергли с почетного пьедестала, предав анафеме и обвинив во всех смертных грехах.
– Булат Абдрахманович, вас не обижает, что в период развала Союза слово "чекист" стало ругательным?– спрашиваю я.
– Конечно, было очень обидно, когда началась широкомасштабная дискредитация всей структуры КГБ. И вы знаете, что интересно, в 80-е годы академик Сахаров в своих "Воспоминаниях" писал, что органы КГБ благодаря своей элитарности оказались единственным некоррумпированным органом из государственных структур в стране! О чем это говорит? О том, что чекисты в абсолютном своем большинстве были кристально честными людьми.
Что же касается массовых и очень резких нападок на органы, так это была срежиссированная политика. КГБ специально разваливали. Не случайно Вадим Бакатин в одной из своих книг признался, что он пришел руководить КГБ с заданием его развалить! Ведь до чего дошло – даже депутаты стали требовать выдать имена людей, которые сотрудничали с КГБ.
– Вероятно, это было связано со сталинскими репрессиями.
– Нет, такая подрывная работа велась специально, чтобы скомпрометировать КГБ, на силу которого опиралась власть. Развал КГБ был равносилен развалу страны, что вскоре и произошло. Возникла абсурдная ситуация – из КГБ стали уходить лучшие кадры, и не просто уходить, а на службу криминалу, где использовался их опыт, их знания! Ведь что такое работник КГБ? Это прекрасно подготовленный человек, обязательно имеющий два высших образования – гражданское и специальное чекистское. Добавьте к этому хорошее знание иностранного языка.
Новоявленные бизнесмены и криминалитет платили им большие деньги, тогда как в органах зарплата тогда была нищенская. Я сам в середине 80-х, будучи заместителем председателя КГБ КазССР по кадрам, уговаривал людей остаться, но мне говорили – извините, нам же семью надо кормить. Развал Союза и установление независимости Казахстана был самым сложным периодом в моей, да я думаю, и не только в моей жизни.

Мы писали набело новую историю Казахстана
В октябре 1991 года Указом Президента Булат Баекенов был назначен председателем КГБ тогда еще Казахской ССР, а через полгода возглавил Комитет Национальной безопасности ставшего независимым Казахстана. И опять, как уже не в первый раз, все приходилось начинать с нуля.
Первое, что надо было сделать, так это вывести в открытое гражданское правовое поле деятельность органов КНБ. Ведь одним из главных обвинений в адрес КГБ было то, что Комитет якобы работает "вне закона". А тогда, действительно, единственным правовым документом, регламентирующим его работу, было постановление ЦК КПСС 1959 года "О КГБ СССР и его органах на местах", которое значилось под грифом "совершенно секретно", хотя работа оперативных сотрудников была расписана буквально пошагово. Для этого существовало более четырех тысяч нормативных документов, но все они носили внутриведомственный характер.
Нужна была новая правовая база, для этого Баекенов создал специальную нормотворческую группу, привлек к этому делу даже отставников, корифеев своего дела, таких, например, как генерал-майор Мустафин, полковники Кулаков, Попов и Матвиенко.
И уже в декабре 1991 года, незадолго до развала Союза, было подготовлено и утверждено Правительством "Положение о Комитете государственной безопасности Республики Казахстан", а в июне 1992 года Верховный Совет принял первый Закон РК "Об органах национальной безопасности Республики Казахстан".
– Мы были первыми и единственными в бывшем СССР, кто имел правовой документ, регламентирующий деятельность КНБ, к нам приезжали за опытом из других республик, – с гордостью говорит Булат Абдрахманович.
Структура нового ведомства создавалась по образу и подобию советской, потому что, как бы оно ни называлось, главными приоритетами оставались разведка и контрразведка.
– Было еще так называемое пятое подразделение – борьба с идеологическими диверсиями, которое особенно подвергалось критике, мы на его базе создали подразделение по защите конституционного строя, – рассказывает Баекенов. – Кроме того, в связи с разгулом организованной преступности, взяли на себя и часть функций по борьбе с этим злом, а также наркотрафиком, хотя это считалось прерогативой МВД. Кстати, я был первым руководителем Комитета в СНГ, кого пригласили в ЦРУ еще в начале 1992 года, в Америке мы провели переговоры о сотрудничестве по этим двум направлениям.
– А ЦРУ не пыталось вас курировать или взять под колпак?
– Курировать нет, а вот легализовать свою агентуру предлагали. Взамен обещали сделать то же самое, они даже прислали своего представителя, фактически резидента, для работы в своем посольстве, причем открыто сказали, что он – сотрудник ЦРУ.
– А вы своих открыли?
– Мы этого не могли сделать по той простой причине, что внешняя разведка всегда велась Первым главным разведывательным управлением КГБ СССР, у нас было свое разведывательное управление, но своих разведчиков за рубежом мы не имели, работали, как у нас принято говорить, только "с территории". Поэтому, когда Казахстан обрел независимость и стали открываться наши посольства за рубежом, нужно было создавать и свою внешнюю разведку. Не мне судить, как это мне удалось. Но во всяком случае сегодня система национальной безопасности нашего государства создана, в том числе внешняя разведка. Она состоялась и способна решать задачи, которые перед ней стоят.
Конечно, и в нашей работе случались ошибки.
– А какие ошибки вы не прощали своим подчиненным, и вообще, что, на ваш взгляд, можно было простить, а чего нельзя?
– Можно простить ошибку или оплошность, которые совершают по незнанию, малоопытности, то есть без злого умысла. А вот нечестность, подлость, непорядочное отношение к сотрудникам – это я всегда каленым железом выжигал! Безжалостно увольнял по служебному несоответствию.
И вот сегодня, когда говорят – где же ваши чистые руки и горячее сердце, я отвечаю, что в органах служат те же граждане страны, которые являются частью нашего общества, поэтому все пороки и болезни этого общества передаются и в органы, из-за рубежа ведь их не завозят. Поэтому одна из главных задач руководителей всех уровней – это воспитательная работа, причем она должна быть ежедневной, ежечасной, и начинается она с момента прихода на работу: как ты зашел в кабинет, как одет, как вызвал подчиненного, как ставишь перед ним задачу... И если ты сам профессионал, культурный, воспитанный человек, то такими будут и твои подчиненные. А заниматься воспитательной работой по расписанию с пяти до шести – это смешно.

Своих убеждений не меняю!
– Булат Абдрахманович, в 1994 году вы возглавили Министерство внутренних дел Казахстана, но преступности меньше не стало. Не считаете ли вы, что работали вхолостую?
– Нет, что вы! Мы выявляли огромное количество преступников, ведь в те годы было много преступных групп, в том числе интернациональных, для которых не существовало границ. Они совершали преступления, получали визы и уезжали за границу. Тот же Рыжий Алмаз, если вы помните, отсидел свой небольшой срок и уехал за границу.
Конечно, побороть преступность нам не удалось, да это и невозможно, а вот сдерживать ее удавалось – были обезглавлены некоторые крупные преступные группировки, часть ликвидирована, кто-то из криминальных авторитетов залег на дно, кто-то покинул Казахстан...
Но тогда здорово затормозило работу правоохранительных структур создание ГСК – Государственного следственного комитета. Я был яростным противником этого. Говорил Президенту, что пока мы будем заниматься разделом имущества и распределением функций, преступность поднимется, на переправе, как известно, коней не меняют.
– А почему вообще возникла эта идея?
– Первым высказал мнение о создании независимого следственного комитета покойный Нагашбай Шайкенов. Но он вел речь только о следствии – чтобы оно стало действительно независимым. Однако некоторые считали, что без оперативного работника следователь ничего не сделает, поэтому надо дать ГСК право вести не только следственную, но и оперативно-розыскную работу. Чем же тогда будет заниматься МВД? По-моему, любой орган должен дополнять, а не подменять другой. В чем будет разница, если полицейский сменит цвет фуражки и погон? А когда встал вопрос о противостоянии ГСК и МВД, стало очевидно, что долго ГСК не просуществует. Так оно и вышло: через два года орган был упразднен.
– Но вы ушли в отставку, не захотев поступиться принципами?
– Да, я был противником такого реформирования, не скрывал свою принципиальную позицию, и, когда был все-таки создан ГСК, подал в отставку в октябре 1995 года.
– Кстати, рост преступности – это и тот же провал в воспитательной работе, о чем вы говорили.
– Естественно. Кроме того, этому способствовал экономический кризис, который обострил социальные проблемы. Или вот такой аспект – если раньше преклонялись перед партийной диктатурой, то сейчас в культ возвели религию и деньги. Причем некоторые считают, что достаточно надеть чалму, чтобы стать проповедником.
– Да, религия сегодня – это палка о двух концах: с одной стороны, казалось бы, хорошо, потому что она несет духовность, но, с другой – под религиозными одеждами зачастую скрываются религиозные экстремисты.
– Казахстан объявил себя светским государством, церковь отделена от государства. Другое дело, есть свобода совести – хочешь верь в Бога, хочешь – не верь.
– А вы верите в Бога?
– Нет, я всю жизнь был коммунистом, атеистом, и менять свои убеждения только потому, что так делают многие, противно моему характеру. При этом я с уважением отношусь к людям, которые искренне верят в Бога, исповедуя традиционную религию, но я категорически против сект. Когда я был ректором юридической академии, мне предлагали открыть в вузе молельные комнаты. Но мы же светское государство, и академия – не мечеть. Этого нельзя делать!
– А когда вы работали на посту руководителя КНБ, вам приходилось решать проблемы религиозного экстремизма, террора?
– Тогда этого еще не было, хотя предвестники уже появлялись, и мы об этом докладывали. Беженцы из Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана оседали в Южном Казахстане, Кызылординской области и там создавали религиозные секты, исповедующие ислам. Но я тогда и предположить не мог, что секты, которые сегодня признаны экстремистскими, будут действовать в Восточном Казахстане, где большинство славянского населения.
Здесь должна работать и внешняя разведка, искать за рубежом источники финансирования таких сект, каналы поставки литературы, подготовки эмиссаров…
Время диктует новые задачи.

Работа особой важности
Особая страница в биографии Булата Баекенова – это работа в должности руководителя Службой охраны Президента. Он пришел на нее, имея уже большой опыт, будучи специалистом высокого класса. К тому времени эта служба существовала уже пять лет, но была в ней и своя специфика, а главное – огромная ответственность.
– Охрана Президента – это работа на опережение, – считает Булат Абдрахманович.– Вот если КНБ прозевает шпиона, катастрофических последствий для страны не будет, а если что-то случится с первым руководителем государства?..
Поэтому интересуюсь, сложно ли было охранять Нурсултана Абишевича, ведь он – человек энергичный, храбрый, кроме того, любит общаться с народом?
– Его непросто было охранять. К тому времени у Президента существовала хорошо подготовленная система охраны, но там еще недостаточно была поставлена оперативно-розыскная работа и техническая вооруженность службы по предотвращению возможных террористических актов. На это я и направил свои основные усилия.
– Некоторые примитивно понимают, что охрана Президента – это те накачанные мужчины, которые ходят рядом с Главой государства.
– Нет, это целая структура, целый комплекс мероприятий.
– За время вашей работы были какие-нибудь ЧП?
– ЧП ни одного не было, хотя предотвращать их приходилось, поэтому личная охрана Президента, какой бы хорошей она ни была, не может существовать без других подразделений, которые заранее изучают оперативную обстановку, возможности совершить теракт… Ведь охрана – это не только оружие и бронежилеты.
Был у нас такой случай в Атырау. Президент находился там с рабочей поездкой, и по программе он должен был на вертолете слетать в одно хозяйство. Местное подразделение КНБ изучило вертолет, был составлен соответствующий акт, но когда мои ребята проверили машину, оказалось, что на этом вертолете летать охраняемому лицу нельзя. Я доложил об этом Президенту.
Аким на меня – вы что, наши службы все проверили! Поднялся шум… Президент меня спрашивает: "Вы это серьезно или просто перестраховываетесь?"
"Нурсултан Абишевич, – отвечаю, – сначала меня освободите, а потом можете лететь".
Он понял серьезность момента и не полетел. Вскоре в эту область приехал один из высокопоставленных чиновников, вместе с акимом полетел на этом вертолете, и вертолет рухнул, хорошо еще, что на небольшой высоте.
– То есть вам все приходилось проверять и перепроверять…
– Конечно. Бывает, что аким предлагал Президенту дополнительно посмотреть какой-нибудь объект, который не значился в программе, и, естественно, не проверялся, мы категорически это не разрешали. И в таких ситуациях решали мы, а не Президент, потому что не имели права допустить возникновения нештатных ситуаций.
– А Нурсултан Абишевич с пониманием относился к таким вещам?
– Мы всегда находили у него понимание. Вообще, мне очень повезло, что еще в своей комсомольской молодости я познакомился с Нурсултаном Абишевичем. Это уникальный человек, он уже тогда отличался от всех нас, комсомольских активистов. Еще будучи рабочим Карагандинского металлургического комбината, он был избран членом ЦК ВЛКСМ, ездил на пленумы в Москву, участвовал в составе советской делегации в Хельсинкском фестивале молодежи и студентов. В 1967 году, когда я был первым секретарем Саранского горкома комсомола, мы с ним встречались на комсомольских активах, подружились. Если он выходил на трибуну, то всегда поднимал какую-то важную проблему, у него не было дежурных выступлений.
Я много ездил с Нурсултаном Абишевичем и видел, как им восхищаются. Если он выступает, то видно, что он владеет вопросом, не то, что некоторые начальники порой – им помощники подготовят выступление, они его по бумажке прочитают, и все.
Особенно много пришлось работать Нурсултану Абишевичу в первые годы независимости, ведь тогда было море проблем. Он много летал и ездил по стране, чтобы самому посмотреть, что происходит, при этом старался летать по ночам, чтобы день использовать для работы. Работал постоянно – и в самолете, и в поезде. При этом все через себя пропускал, а ведь это каких нервов стоило!
Я понимал, что выдержать такое колоссальное напряжение, ему помогали занятия спортом – он ведь в 50 лет встал на горные лыжи, активно занимается большим теннисом, раньше в волейбол играл.

Прочный тыл
Целеустремленным, сильным личностям, как правило, везет на жен. Наверное, потому что женщины чувствуют, что за таким, как за каменной стеной. Вот и Булат Абдрахманович уже без малого 50 лет живет душа в душу со своей супругой Тамарой Васильевной. Он познакомился с ней еще в Сарани, куда ее, выпускницу Московского пединститута, направили по распределению. Через год поженились. Вырастили трех дочерей, сейчас подрастают внуки.
– Тамара – тыл получше всякой "Альфы", – говорит Булат Абдрахманович. – Она, например, никогда не звонила на службу, даже моему шоферу не звонила. В семье моей действовали очень простые и вечные принципы. Об одном жалею, что так мало времени уделял семье. Жена дочек воспитывала на моем примере: папа одобрил бы, не одобрил бы... А я, как когда-то мой отец, ухожу – еще спят, прихожу – уже спят.
Тамара очень скромный человек, никогда не спекулировала тем, что она жена генерала, так же, как все ходила по магазинам, стояла в очередях…
– А ваших дочек вы не пытались устроить на теплое место?
– Нет, они сами устраивали свои жизни.
– Служба на высоких постах сделала вас богатым человеком?
– Я достаточно обеспечен, потому что и зарплата была высокая, и воинская пенсия тоже, кроме того, я и на пенсии продолжаю работать – генеральный директор охранной компании, был президентом Ассоциации охранных организаций.
– Вы довольны прожитой жизнью?
– Да, я считаю себя счастливым человеком, несмотря на все сложности, потому что мне везло на друзей, на коллег, на подчиненных и на начальников… Да и вообще на хороших людей. Я надеюсь, что профессионально занимался своим делом, я любил и люблю свою страну и хочу, чтобы люди жили в ней счастливо.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Внешняя политика Казахстана отвечает современным вызовам 30.11.2012
Жанаозен: сделано немало, большее еще впереди 29.11.2012
Аскар Балжанов: Я не верю, что наши работники участвовали в беспорядках 26.11.2012
"Я счастливый человек, потому что мне везло на хороших людей" 26.11.2012
Засекреченная суперцивилизация 19.11.2012
Кабмин: от перемены мест… 16.11.2012
"Самрук-Казына" внедряет дифференцированную дивидендную политику 16.11.2012
Наше призвание – служение нации 15.11.2012
Плоть от плоти нефтяник 13.11.2012
Когда в товариществе согласье есть… 13.11.2012

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
20.08.19 Вторник
81. АБИЛЬГАЗИН Карим
75. АЛИГУЖИНОВ Сеpик
75. МЕДЕУОВ Есенгельды
73. ЕДРЕСОВ Каирлы
72. ШАЙМАНОВ Багдат
68. ЛИ Валерий
68. САТКАЛИЕВ Молдагали
67. АИПОВ Курмангалий
67. ШЕР Раиса
66. МУМИНОВ Талгат
65. БАЙМУРАТОВА Алтын
63. БОЛЫСБЕКОВ Марат
63. ФЕДОТОВ Виктор
62. КАСЫМЖАНОВ Темирбек
62. УСКЕНБАЕВ Булат
...>>>
21.08.19 Среда
82. КАДЫРЖАНОВ Еркин
77. ДРИЛЛЕР Христиан
73. КАЗАКОВ Александр
73. НУРГАЗИНОВ Жакуп
72. ЖЕНСЫКБАЕВ Александр
71. КУАНДЫКОВ Балтабек
68. ДОСТИЯРОВ Абай
66. ИМАНГАЛИЕВ Асхат
66. КУШЕРБАЙ Айтбай
65. ХУСАИНОВ Булат
61. КАРИКБОЛОВ Бекжан
56. АЛЬЗАКОВ Ерзат
56. МУКАШЕВ Мурат
55. БЕЙСЕМБАЕВ Даурен
55. КАЗЫХАНОВ Ержан
...>>>
22.08.19 Четверг
98. КАЛИКОВ Аманжол
73. БАКЕНОВ Халель
72. НУРГАЛИЕВ Турар
71. АСАУБАЕВ Канат
71. БАЙГАРИН Бекбулат
71. МЫРЗАЛИЕВ Болат
68. БАЙЖАНОВА Надежда
66. МАШКЕНОВ Мурат
64. АМАНГЕЛДИ Аширбек
64. ДОНБАЕВ Калдыбек
63. СЕЙФУЛЛИН Амандык
62. ДОНСЕБАЕВ Калмухамет
62. ПЯ Юрий
61. ДЖЕРЕМБАЕВА Найля
61. КУЖИЕВ Болат
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz