NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (апрель 2018)
Кто человек №2 в Казахстане (март 2018)








Поиск  
Суббота 26.05.2018 12:11 ast
09:11 msk

Сейтказы Матаев: я не разочаровался в людях
О сыне, жизни в колонии и положении дел в казахстанской журналистике глава Союза журналистов Казахстана рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Казахстан
26.12.2017 / интервью

sputniknews.kz, 25 декабря

Не прошло и месяца, как глава Союза журналистов, создатель информагентства КазТАГ и президент не существующего ныне Национального пресс-клуба Сейтказы Матаев энергичной походкой вышел из ворот колонии в поселке Заречном навстречу строю видеокамер и диктофонов встречающих коллег. Тогда Матаев, освободившийся условно-досрочно, вновь повторил: вину не признает, свое и сына Асета заключение считает несправедливым. Корреспондента Sputnik Казахстан Сейтказы Бейсенгазиевич встретил в своей алматинской квартире. И сразу сказал: переливать из пустого в порожнее не хочет – это он так пресек попытки обсуждения "переживаний и чувств". Асет Матаев до сих пор находится в колонии. Впрочем, обойтись без вопросов о нем мы так и не смогли. Что рассказал собеседник, читайте в большом интервью.
- Я слышал - находясь в колонии, вы много времени проводили в госпитале. Это правда?
- Да, в медсанчасти. Во время следствия и во время суда было высокое артериальное давление. Честно говоря, у меня раньше такого заболевания не было – все это стрессовое состояние… Меня два раза госпитализировали в Алматы во время следствия и два раза в Астане, когда шел суд. Следователи финпола (Национального бюро по противодействию коррупции – прим.) считали, что я симулирую болезнь. Тогда я прошел судебно-медицинскую экспертизу. Мне дали на руки документ о болезни.
- Как себя чувствуете сейчас?
- Сейчас я прохожу восстановительное лечение. У меня уже была резистентная терапия, это значит, что болезнь не поддается лечению в условиях заключения. Поэтому когда меня перевели в Заречный (поселок в Алматинской области, где находится колония – прим.), меня сразу положили в медсанчасть.
- Лечение было адекватным?
- Насколько это было возможно в условиях ареста. Естественно, принимал поддерживающие лекарства.
- Я помню такой эпизод: вскоре после задержания, на суде, когда должны были дать санкцию на арест, вы стояли в кабинке в зале заседаний. Когда один из фотографов хотел вас так запечатлеть, вы крикнули ему, что скоро выйдете, тогда и "фотографируйте сколько хотите". Тогда вы еще не понимали, что все настолько серьезно?
- Я с адвокатами написал ходатайство в суд, чтобы они отпустили меня под залог. Но [вероятно], учитывая, что я журналист, они поместили меня под домашний арест. Началось следствие о хищении 300 миллионов тенге в городе Алматы Матаевым через Национальный пресс-клуб. 300 миллионов нет, они начали другое искать. "Вскрыли" банк. Да, Национальный пресс-клуб, у нас есть здание в Астане, у нас есть арендаторы, журналисты, мы услуги предлагали и получали деньги. Потом они обнаружили, что оборот Национального пресс-клуба составил миллиард тенге. Но оборот, вы знаете – "деньги приходят, деньги уходят" на развитие и все такое в течение пяти лет. А они нам сказали, что "это прибыль, и эту прибыль мы вскрыли". Вот с этого все и началось.
Кстати, я на суде сказал: "Вас жизнь накажет, так нельзя поступать". Потом узнаю, что через полгода судья, который вынес решение, скоропостижно скончался. Фамилию и имя говорить не буду. Жизнь наказала его.
- Когда во время следствия вы находились с Асетом в СИЗО, доходили слухи, что у "Матаева был тяжелый разговор с сыном", якобы вы поругались, потому что предложили: возьмете всю вину на себя.
- Нет, такого не было никогда. У меня был вариант, включающий три пункта: признание вины; возмещение ущерба; объявление об этом на пресс-конференции. Я вину не признал. После этого я вылетел в Алматы, и меня сразу задержали. Через некоторое время арестовали моего сына Асета, который к этому делу никакого отношения не имеет. Объясню: они рассматривали деятельность наших организаций – КазТАГа и Национального пресс-клуба в налоговый период с 2010 года по 2016 годы. Асет работал последние три месяца 2016 года, когда он стал генеральным директором: никаких подписей, никаких бумаг. Его "закрыли" и обвинили в том, что он виноват за предыдущие пять лет. От варианта, когда я признаю вину, а Асета выпускают, сын отказался. Мы не признали вину, отмели все обвинения по всем пунктам. Мы уже знали, что нам дадут срок и мы нормально все восприняли. С сыном вообще никаких разногласий не было.
- То есть, когда судья зачитывал приговор, вы уже были к нему готовы?
- Да, мы были готовы. Мы для себя уже давно приняли внутреннее решение о том, что мы никогда не пойдем на сделку со следствием, с судом, с прокуратурой, потому что были уверены в том, что не виноваты. Этот дух до сих пор помогает нам, потому что мы знаем, если бы я согласился с той позицией – все. Меня, считайте, в Казахстане нет. Не будет жизни ни мне, ни моим троим сыновьям, ни моим шестерым внучкам. Я думаю, это правильное было решение.
- Как себя чувствует Асет?
- Он чувствует себя нормально, считаю, что Асет выдержал все испытания. Мы вместе прошли три тюрьмы – в Астане, в Караганде, близ Алматы. Сейчас я прошел колонию, Асету осталось немного, два-три месяца он должен дождаться. У него оказался стержень, которого у многих молодых людей нет. Парню 33 года, правда, у него трое детей, естественно, он переживает, потому что находится в лагере… В конце февраля, наступает время замены меры пресечения, после отбытия одной трети срока заключения. Если нет злостных нарушений, если какие-то поощрения есть, он может выйти. У него нарушений нет. Мы надеемся.
- Нахождение в колонии с сыном: было легче, либо, наоборот, тяжелее?
- Не дай Бог, чтобы с сыном находиться в местах заключения. Тяжело и для него, и для меня. Вот сейчас половина моего сердца находится там, рядом с сыном. Я каждый день об этом думаю, каждую минуту. Он просто знает, что отец не простой человек, прошедший такие трудности, он стопроцентно уверен во мне, и я уверен в нем. Потому что тюрьма и лагерь очень тяжелое испытание. В заключении просто надо себя правильно вести. Оставаться человеком.
- Как складывались взаимоотношения с другими заключенными?
- Нормально. Там самое главное – не терять достоинства, обращать внимание на личную гигиену и здоровье, потому что в этих условиях ты должен сохранить себя – быть чистым и аккуратным. Там тоже люди. Нормальные отношения. Правильно должен построить взаимоотношения со всеми людьми и никто тебя пальцем не тронет, если ты уверен в себе. Естественно, за языком нужно следить. Мы с сыном договорились – ни одного матерного слова, разговаривали со всеми "на вы". И это создает определенное к тебе отношение. Там нет такого: если кто-то задает вопрос, ты можешь не отвечать, это нормально. Это твое право. Но ты должен оставаться человеком. Когда ты так поступаешь, к тебе нормальное отношение.
- Находясь в заключении, вы писали книгу. Она будет издана?
- Книгу надо писать для того, чтобы ее читали. А сейчас не век книг. Со дня ареста скоро будет два года. Ни на минуту наше информационное агентство, наши партнеры в Кыргызстане, в Таджикистане, в Афганистане, в Иране и в Китае не прекращали работать. Я встречался с коллективом КазТАГ и нашими партнерами. Знаете, что они сказали? Зарплату получали день в день. И никто не ушел. Работают! И мы знали, что нам надо сохранить наши медиа-активы, чтобы доказать, что мы на правильном пути находимся.
- Суд лишил вас права занимать должности, связанные с "организационно-распределительными, материально ответственными функциями", это цитата из приговора. Чем вы планируете заниматься в дальнейшем, и описывает ли эта формулировка ваше управление Союзом журналистов?
- Никоим образом. Понимаете, эта статья запрещает занимать руководящие должности в государственных органах и в предпринимательских структурах. Я думаю, что это в принципе не правильно, потому что ни я, ни сын в государственных органах не работали. Просто смешно выйти из мест заключения и потом попроситься на госслужбу. Мы же не дураки. Но это совершенно не касается Национального пресс-клуба и не касается Союза журналистов Казахстана. Потому что это общественные организации. Нам ничто не мешает заниматься этой работой. Да, когда следствие началось, я написал письмо членам правления, потому что меня избрали именно члены правления. Попросил временно меня освободить и предложил кандидатуру Тамары Калеевой, чтобы она исполняла обязанности председателя. То же касается Национального пресс-клуба. Согласно нашему уставу они приняли, и по возвращении я приступил к своим обязанностям.
- Как ваше заключение сказалось на работе Союза журналистов?
Там (в колонии – прим.) были попытки поставить нас на место. Я могу сказать – за время моего заключения было три попытки забрать Союз журналистов и сместить меня с должности председателя, но ничего не получилось. Один факт был в 2016 году, в середине лета. Еще суда не было, ко мне просто пришли люди. Я ответил: "Это не я решаю. Пусть решает Союз журналистов". Второй случай был, когда я находился в заключении – нашелся один человек, не буду его фамилию называть, он сейчас пытается со мной встретиться, принести извинения. Он хотел провести конференцию, обзванивал всех, себя предлагал в Союз. Потом правление собралось и его отвергло. Третья попытка была в колонии. Приехал довольно известный журналист, который сказал: есть предложение передать это (должность – прим.) ему. Я сказал: "На каком основании? Вы даже не являетесь не то, что членом правления, вы даже не член Союза журналистов!". Фамилию тоже называть не буду. Три попытки мы отбили.
- Недавно был создан Казахстанский Медиа Альянс. Считаете ли вы, что это попытка создать альтернативу Союзу журналистов?
- Понимаете, альтернативу Союзу журналистов пытались создать несколько раз. Я "за". Нет проблем. Никогда не препятствовал. Даже помогал финансово до этого: создавали Клуб главных редакторов, еще какие-то организации. Когда мы в колонии находились, узнали про Медиа Альянс. Нет проблем! Я же не министерство юстиции, которое дает разрешение, либо не дает его. Пусть создают. Если организация готова заменить своими реальными делами Союз журналистов, я просто буду благодарен. Но, боюсь, что из этой затеи ничего не получится. Я желаю им добра, пусть они работают. Смогут ли они защитить журналистов, изменить законы? На днях парламент принял поправки в закон "О СМИ". Их голос не слышен. Союз журналистов выступил, фонд "Адил Соз" выступил. Я посмотрел поправки – если вы хотите что-то опубликовать, должны взять разрешение письменное. Нонсенс. Я считаю, что такого жанра как журналистское расследование просто теперь не будет.
- Жизнь справедливая штука?
- Я с высоты 63 лет могу сказать: у меня прекрасная жизнь. С самого начала. У меня никогда не было "крыши", у меня никогда не было богатых родителей и родственников. Мой отец простой табунщик, мать доярка. Я всего добился в этой жизни сам. Заключение ничего не изменило. Я так же хорошо отношусь к жизни. Я не сломался, я уверен в себе, я уверен в своих детях, уверен в своих внучках. Меня как-то спросили: "А вы богатый человек?" – была какая-то передача. "Да, - говорю, - у меня три миллиона наличными". Как? Когда вы заработали? "Первый миллион мы с женой заработали в 1979 году, второй миллион в 1981 году, третий миллион в 1985 году. Это три моих сына. Теперь шесть прекрасных внучек, у меня еще шесть миллионов!". Жизнь не определяется богатством, имуществом. Ценность заключается в твоем статусе в обществе. Я считаю, что статус в обществе у меня довольно высокий. Я всегда говорил правду: сколько мы боролись против закрытия газет, других средств массовой информации. Я никогда об этом не молчал. Так же воспитаны мои дети. У нас планов очень много – будем расширять наши медиа-активы на другие страны. Мы хотели в Армении открыть, в Азербайджане открыть. В планах это есть. Я, скорее всего, буду заниматься международными проектами. Асет выйдет – тоже будет этим заниматься. В другой стране нет запрета заниматься нашими проектами.
- Есть подозрение, что тяжелее всех пришлось вашей супруге. Как она это пережила?
- Она, конечно, молодец. Она боролась за нас. Уже вышла на пенсию, я попросил, она начала заниматься Союзом журналистов. Вообще, в таких условиях главная поддержка – это семья. Друзей нет, все разбежались уже. Я и телефоном не пользуюсь, встречаюсь только здесь. Настоящие друзья всегда найдут дорогу ко мне.
- А многие отвернулись?
- Я их по фамилиям не могу назвать. Это жизнь, понимаете. Одни боятся, другие… Это естественно. Я в людях не разочаровался, у меня и друзей-то не было. Два-три человека. Они и сейчас со мной.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Сейтказы Матаев: я не разочаровался в людях 26.12.2017
При Шпекбаеве может начаться интересное шоу – Ашимбаев 16.12.2017
Силовые упражнения 13.12.2017
Show Must Go On 11.12.2017
КНПК – важная часть казахстанского политического поля 08.12.2017
Школьное образование в СССР и сегодня: в чью пользу сравнение? 04.12.2017
Почему серьезные инвесторы не хотят "бросать якорь" в Казахстане? 24.11.2017
Каких сюрпризов ждать туристам от Бурабая, рассказал Марат Игалиев 15.11.2017
Как вы относитесь к Октябрьской революции? 14.11.2017
Данияр Ашимбаев: Ситуация с RBK - экзамен на политическую вменяемость госаппарата 13.11.2017

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
26.05.18 Суббота
79. ТУЛЕМИСОВ Шаганбек
78. ЧЕРДАБАЕВ Равиль
71. ЩЕРБАКОВ Федор
70. ИБРАГИМОВ Алмаз
66. ЖЕКСЕМБИН Борибай
66. НУРЕКИН Сейтботтал
62. БУЛЕКБАЕВА Шолпан
61. АБИШЕВ Хабылсаят
60. КИЛИБАЕВ Бахытжан
58. ТУЛЬТАЕВ Жанболат
56. МАТАЕВ Габит
54. АШИМОВ Болат
53. АЗИМБАЕВ Нургали
52. СУЛТАН Адил
50. КИШКИМБАЕВА Сауле
...>>>
27.05.18 Воскресенье
87. ХАН Гурий
84. КИПШАКБАЕВ Нариман
81. ЖОЛДАСБЕКОВ Мырзатай
78. ТУРГАНБЕКОВ Асылмурат
66. ТОГАЕВ Адиль
62. МАЛИНОВСКИЙ Виктор
62. НУРГИСАЕВ Серикбай
60. ТЮТЕБАЕВ Серик
59. СУЛТАНБЕКОВ Турарбек
58. БЕКЕТАЕВ Нурболат
58. ОСПАНОВ Серикжан
58. ОТЫНШИН Раукен
52. АХМЕДЖАНОВА Айгуль
49. САДУОВ Ерлан
47. ВАРЕНКО Николай
...>>>
28.05.18 Понедельник
74. КИЛЬМАШКИН Николай
72. ТУРСУНКУЛОВ Шахайдар
71. СЫТОВ Юрий
69. КАБДЕНОВ Канат
67. ЕЛЕУСИЗ Канатбай
67. САДАНОВ Аманкелди
66. КОШИМБЕКОВ Мурат
63. БОГДАШКИН Фаат
58. АРПАБАЕВ Еркимбек
57. РАМАЗАНОВ Тлеккабул
57. РАХМЕТОВА Сауле
57. СЕМГАЛИЕВ Мэлс
56. ЗАКАРГАЕВА Роза
56. СЕЙТЖАНОВ Мелес
50. ЖАНГАУЛОВ Ержан
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050