NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (октябрь 2018)
Кто человек №2 в Казахстане (сентябрь 2018)








Поиск  
Среда 21.11.2018 02:02 ast
23:02 msk

Мир открытий академика Гвоздева
Исполнилось 90 лет удивительному человеку - крупному ученому Евгению Васильевичу Гвоздеву. Он поистине "последний из могикан"…
16.03.2009 / история

Елена БРУСИЛОВСКАЯ, "Казахстанская правда", 13 марта

Исполнилось 90 лет удивительному человеку - крупному ученому Евгению Васильевичу Гвоздеву. Он поистине "последний из могикан", и не только потому, что его биография неразрывно слита с ушедшим в историю бурным и неспокойным ХХ веком, наполненным революциями, репрессиями и войнами, но и потому, что Евгений Васильевич из той когорты ученых "от бога", для которых наука - суть и смысл всей их жизни.

Немало потребуется времени, чтобы перечислить только все звания и научные регалии Евгения Гвоздева: доктор биологических наук, профессор, академик Национальной академии наук РК, заслуженный деятель науки Казахстана, директор Научно-исследовательского института зоологии (1971-1988 гг.), десять с лишним лет первый вице-президент Академии наук КазССР. Создатель научной школы экологической паразитологии в Казахстане. Автор более 250 научных работ, Почетный член обществ паразитологов России, Чехословакии, Болгарии. Кавалер двух орденов Ленина, орденов Трудового Красного Знамени и Отечественной войны 2-й степени, ордена "Курмет".

В свои весьма почтенные, патриаршие годы Евгений Васильевич по-прежнему активен - работает в качестве консультанта, проводит встречи, участвует в научных симпозиумах, пишет воспоминания.

Там, на неведомых дорожках...

Его детство прошло в Пушкиногорье, среди удивительно красивой природы, овеянной сказочной поэзией гения русской литературы.

"У моего деда Ивана Антоновича Гвоздева в тех краях, в местечке Вехно, было целое поместье, это недалеко от Великих Лук на Псковщине, где жила наша семья, - вспоминает Евгений Васильевич. - Мы приезжали туда каждое лето, и я очень хорошо помню озеро, где ловил раков, реку Сороть, где с мальчишками плавали наперегонки и играли в войну. В конце 70-х годов мне посчастливилось побывать в этих краях, и я словно вернулся в детство. Прошел по тропинкам, где когда-то столько раз ходил с отцом и мамой. Слева от дороги, что вела к усадьбе деда, сохранился небольшой пруд, в которых мы лягушек ловили, а крестьяне мочили лен. Эту усадьбу дед получил в 1861 году, когда отменили крепостное право, и освобожденных крестьян наделяли большими землями, только работай. У деда было несколько сотен десятин, и лес был, и покосы, и поля для посева зерновых, и бахчи, и сады... Чего только не было!"

Царское правительство по-царски одарило не только деда, но, как получилось, и самого Евгения Васильевича - не каждому дано расти в соседстве с имением самого Пушкина и не каждый может похвастаться знакомством с Семеном Степановичем Гейченко, знаменитым хранителем пушкинского Лукоморья.

Недалеко было Тригорское, бывшее имение Осиповых-Вульф с "домом Лариных", где стоял полотняный завод, куда любил захаживать к барышням Александр Сергеевич Пушкин. Еще в детской памяти Евгения Васильевича осталась потрясающей красоты Еловая аллея ("она до сих пор стоит у меня перед глазами"), "скамья Онегина", где не раз доводилось сиживать, знаменитый "дуб уединенный", воспетый поэтом.

- Евгений Васильевич, - недоумеваю я, - ваше детство прошло в местах, связанных с Пушкиным, с литературой, а профессию вы выбрали далекую от изящной словесности. Почему?

- Все имеет свою историю. Отец мой, Василий Иванович, был агрономом, причем высокого класса, и с детства пристрастил меня к ботанике - учил определять растения, называя их по латыни, рассказывал об их свойствах. Кроме того, отец, как и дед, был замечательным пчеловодом, и мне эти знания передавал. Он всюду брал меня с собой, мы вместе ходили рыбу ловить, на охоту...

Маховик репрессий

- А как из средней полосы России вы оказались в наших краях?

- Видимо, судьба вела. Как известно, в 30-х годах начались репрессии. К тому времени отца перевели в Ленинград, в областное земельное управление. В 1933 году по решению Центрального комитета партии при облисполкомах начали создавать строительные отделы, чтобы быстрее решить квартирный вопрос. Но Киров, руководивший парторганизацией Ленинграда, решил сделать по-другому - вместо того чтобы строить новые дома, взялся за интеллигенцию, особенно представителей дворянских кровей. Было принято решение их всех выселить, а квартиры отдать пролетариату.

- Но вы-то не дворянских кровей были.

- Не дворянских.

- И все-таки попали под эту волну?

- А тогда не только дворянам досталось - вообще уничтожалась интеллигенция, к которой принадлежал и мой отец. А надо сказать, что в Ленинграде у нас была довольно большая трехкомнатная квартира с хорошей мебелью. Даже рояль был, помню. И однажды глубокой ночью к нам заявились гэпэушники, произвели обыск, все перевернули вверх дном и отца арестовали. Он оказался в знаменитых "Крестах", отсидел там четыре месяца. За это время у мамы ни разу не взяли передачу, поскольку отец, как говорили следователи, все время находился в карцере "за непослушание". А на самом деле он никого не хотел оговаривать, хотя давление на него оказывалось ужасное, его избивали, пытали, заставляли признаться в антисоветском заговоре. Но ни одного протокола он все же не подписал, и как выжил, только удивляться приходится.

Вскоре отец вернулся домой, бородатый, осунувшийся, очень худой. Ему назначили ссылку в Новосибирскую область, выдав предписание в течение 24 часов отправиться в распоряжение СибЛАГа. Семье на сборы дали 10 дней, в ней к тому времени было трое детей - 15-летний Женя, Таня 12 лет и девятилетний Коля.

Так осенью 1933 года Евгений Васильевич оказался в Новосибирске. Его отец работал в СибЛАГе вольнонаемным в земельном управлении, у него была довольно высокая должность, но он обязан был каждую неделю отмечаться в ГПУ.

Вскоре на семью Гвоздевых опять обрушились испытания - в стране активно начал раскручиваться очередной вал репрессий, и чтобы второй раз не оказаться "врагом народа", сослуживцы посоветовали Василию Ивановичу уехать куда-нибудь подальше, "с глаз долой". В это время требовался грамотный агроном для организации опытного плодово-ягодного хозяйства в селе Бакчар Томской области. Это место известно под названием Нарым. В 30-е годы там организовывались колхозы из высланных кулаков.

И Гвоздевы опять отправились в дорогу. С большими трудностями осенью 1934 года добрались до места назначения. Постепенно обжились, даже обзавелись небольшим хозяйством - появился огород, около дома стояло несколько ульев, были коровы, свиньи, куры, другая живность. Василий Иванович организовал в селе первые в Нарыме плодово-ягодный питомник и учебно-опытное хозяйство для обучения хитростям овощеводства и плодоводства местных жителей. Это были процветающие хозяйства. Вообще, отец Евгения Васильевича оставил в Сибири о себе добрую память, не случайно потом его именем было названо хозяйство и одна из улиц поселка. Создан мемориальный музей Василия Гвоздева. Ссылка эта продолжалась 10 лет, до 1943 года. После чего его освободили, но реабилитировали уже после смерти Сталина.

Но в Нарым семья уехала не в полном составе - Женя остался в Новосибирске, он учился в восьмом классе, а в Бакчаре была только начальная школа.

"Родители очень переживали, что я остаюсь один, - рассказывает Евгений Васильевич, - но один из сослуживцев отца сказал, дескать, Василий Иванович, не беспокойся, я Женю к себе в семью возьму. До лета он у меня поживет, а после окончания школы поедет к вам в Нарым".

Поворот в биографии

Но, видимо, ничего просто так не бывает, потому что в это время судьба свела Евгения Васильевича с человеком, который впоследствии кардинально изменил его жизнь.

"Перед отъездом отец сказал мне, что в городе есть детская сельскохозяйственная станция, он посоветовал туда сходить и записаться в кружок зоологии, что я и сделал. Захожу, вижу - сидит мужчина с небольшой бородкой в стежонке и в темных брюках. Мне он показался очень пожилым, хотя, как я потом узнал, в то время ему было всего 38 лет. Это был руководитель кабинета зоологии Максим Дмитриевич Зверев, которой тоже был репрессирован и сослан в СибЛАГ. На долгие годы он стал для меня и наставником, и близким другом. Наша дружба продолжалась без малого 62 года. Благодаря Звереву я и оказался в Алма-Ате".

А было это так.

Осенью 1937 года Максим Зверев уехал в Москву к своему давнему другу и коллеге профессору Мантейфелю. Поездка эта была не случайной: сведущие люди посоветовали ему скрыться, так как предполагались повторные аресты. О нависшей над ним возможной беде Зверев рассказал московскому профессору, к которому как раз в то время приехал за помощью директор организующегося в Алма-Ате зоопарка. Мантейфель и посоветовал пригласить в Алма-Ату Максима Зверева, дескать, он уже организовал зоосад в Новосибирске, поэтому имеет в этих делах очень хороший опыт.

Максим Дмитриевич сразу дал на это согласие. Так в одночасье решилась судьба известного ученого, будущего всемирно известного писателя-натуралиста.

Вскоре Максим Дмитриевич написал Гвоздеву, что в Алма-Ате открылся университет и предложил приехать. У Евгения Васильевича сохранилось его письмо, где были такие строчки: "Приезжайте, Женя, природа здесь замечательная, много птиц. Алма-Ата - это город-сад". Недолго думая, он собрался и поехал. Сдал экзамены на биологичес­кий факультет. Но ему вновь пришлось съездить в Новосибирск, чтобы сняться с воинского и комсомольского учета.

Надо сказать, что Новосибирск резко изменил и личную жизнь Евгения Васильевича - там он познакомился с Лидой Якуниной, своей будущей женой, с которой они счастливо прожили более 60 лет, вырастили двух чудесных дочек, подаривших им внуков и правнуков. И когда Евгений Васильевич в последний раз приехал в Новосибирск, Лида решила ехать с ним в Алма-Ату. Как и Женя Гвоздев, она поступила на биофак. Десятого августа 1939 года они поженились. Невесте было 19 лет, жениху - 21 год.

Война

Летом 1941 года Евгений Гвоздев после третьего курса проходил педпрактику, когда пришло известие, что началась Великая Отечественная война. Всех сразу вернули в Алма-Ату, юношей-призывников, мобилизовав, отправили во Фрунзенское пехотное училище. "Я боялся, что меня не примут, - говорит Евгений Васильевич, - ведь я был сыном репрессированного, но мне сказали, что Родину защищать должен каждый". Учиться предстояло три месяца, но так как обстановка на фронте осложнялась, враг был уже под Москвой, курсантов выпустили раньше срока. Гвоздеву присвоили звание старшего сержанта и назначили помощником командира взвода в одну из частей, которая отправлялась на фронт в составе 40-й стрелковой бригады. Через восемь дней, в октябре 1941 года, он оказался под Москвой.

"Я пробыл там чуть больше месяца, но вспоминаю это время, как кошмарный сон. Была страшная непогода - сильный ветер, дождь, переходящий в мокрый снег, грязь слякоть. Вскоре начались сильные морозы, а мы одеты были легко - ботинки, тоненькие летние шинели, пилотки. Нам выдали винтовки образца 1893 года, и то не всем, был один станковый пулемет "максим", настолько разбитый, что годился разве что на металлолом. Лишь позже у нас появились автоматы. Положение на фронте было очень тяжелое, солдаты гибли целыми взводами. Поначалу мы стояли во втором эшелоне, но вскоре наша бригада сменила Панфиловскую дивизию, уходящую на переформирование, и мы оказались на передовой.

В одном из боев на Волоколамском направлении меня ранило, была прострелена голень на правой ноге. Тогда была одна мысль - добраться до леса, чтобы не подбили в поле на снегу. Раненая нога распухла, через простреленный ботинок сочилась кровь, но я полз и полз по снежному полю. Потом нас, раненых, которые смогли самостоятельно выползти с поля боя, подобрала машина и довезла до полевого госпиталя. Помню, ночь, мороз страшный, а я жду своей очереди на улице. Перед тем как меня перевязать, а делалось это при коптилках, врач дал мне "анестезию" - два или три стакана водки. Утром меня отправили в эвакогоспиталь в Москву, оттуда в Ижевск, затем в госпиталь города Воткинска, что в Удмуртии, где я и пролежал до выписки".

В госпитале Евгений Гвоздев узнал, что вышел приказ Сталина, по которому всех выпускников вузов возвращали в институты для завершения учебы. Но его уже направили в запасной полк, где снарядили в команду сопровождать хозяйственный эшелон на фронт. Но он как-то сумел задержаться, в итоге был демобилизован и вернулся в Алма-Ату.

Путь в большую науку

- Евгений Васильевич, а почему вы занялись именно паразитологией, ведь вы так любили птиц, животных, и вдруг - паразиты?

- Меня "заразил" этим крупный ученый Валентин Александрович Догель, член-корреспондент Академии наук СССР, который был эвакуирован в Алма-Ату из Ленинграда. Он читал блестящие лекции, вел практические занятия. Он был не только паразитологом, но и зоологом высокого класса, эволюционистом. Я считаю его великим ученым. Его занятия были настолько интересными, что после недолгих раздумий я изменил орнитологии, которой поначалу намеревался заняться, и перешел в группу студентов, руководимой Валентином Александровичем. В военные годы мы не только голодали, но и очень мерзли, ведь аудитории не отапливались, поэтому стремились на производственную практику, так как там давали горячего чаю и по кусочку хлеба. Я до сих пор помню, как проходили эти часы. Нашу усердную работу с лупой и микроскопом оживлял всегда присутствующий на занятиях профессор. Он комментировал наши находки, делал интересные замечания.

Однажды Валентин Александрович предложил мне препарировать гольцов, это такие небольшие рыбешки, и я нашел в мочеточнике одной из рыб какого-то паразитика. Подзываю Валентина Александровича, он смотрел-смотрел, потом говорит: "Единственное могу сказать: это что-то из жаберных сосальщиков. Узнаем подробнее у Быховского". А Быховский был его учеником и ближайшим соратником, эвакуированным в Таджикистан. Догель решил ему написать, чтобы тот подсказал, что же это я нашел.

- Получается, вы сделали открытие?

- Да, как оказалось, это было небольшое, но открытие. И хотя этот паразит был известен науке раньше, но впервые именно я обнаружил его в одном из регионов Казахстана, что в свою очередь дало возможность подтвердить связь представителя этого вида с аналогичными организмами, ранее встречаемыми лишь в Северной Америке. Мы с Валентином Александровичем назвали его нефритикум. Я написал по этому поводу научную статью, и моя курсовая работа получила премию. Надо сказать, я был сталинским стипендиатом, и однажды мой портрет даже напечатала "Комсомольская правда". После этого меня завалили письмами девушки со всего Союза, газета ведь имела огромный тираж.

- В общем, занимаясь наукой, вы таким образом решили защитить от паразитов животный мир и человека?

- Зоология - это всестороннее изучение животного мира, в том числе и связанное с паразитами, ведь они населяют практически все организмы с момента их существования на Земле.

- Своего рода параллельный мир...

- Что-то вроде этого. По существу паразиты являются регуляторами жизни на земле, хотя вроде бы и играют отрицательную роль, если говорить о каждом индивидууме. А в общем они регулируют численность того или иного вида. Скажем, если где-то разводится огромнейшее количество песчанки, вдруг появляется чума, которую переносят блохи, и моментально лишние особи погибают.

- А нас, людей, паразиты тоже регулируют?

- Получается так, ведь мы же часть мира живых существ. Кстати, в большую науку меня привел именно Валентин Александрович Догель. Когда я готовился к госэкзамену по зоологии в 1944 году, он предложил мне сразу сдать экзамен и в аспирантуру только что созданного Института зоологии. Я говорю: "Как же так, ведь мне еще несколько месяцев до окончания университета". "Ничего, - отвечает, - я уже договорился с председателем Казахского филиала Академии наук Канышем Имантаевичем Сатпаевым". Первого марта 1944 года я успешно сдал экзамен, и меня приняли в аспирантуру. И три месяца я был и аспирантом, и студентом. А когда закончился срок обучения, мне пришла повестка из военкомата, меня опять намеревались призвать в армию. Узнав об этом, Каныш Имантаевич срочно отправил меня на десять дней в Бартагой в экспедицию, якобы собирать материал по аспирантской теме. Приезжаю, мне говорят: тебя каждый день ищут сотрудники военкомата. Я к Сатпаеву, он мне подмигнул и говорит: "Сиди здесь и никуда не уходи, я пойду в военкомат и все отрегулирую". Возвращается, улыбаясь: "Все в порядке, занимайся, освобождение получено до окончания аспирантуры". Так благодаря Канышу Имантаевичу я смог активно заняться наукой".

Как показало время, Евгений Васильевич не только активно, но и очень плодотворно занимался наукой - вдоль и поперек он исколесил в экспедициях весь Казахстан, в общей сложности им было описано более 30 совершенно новых видов организмов, некоторые даже получили его имя. Не однажды приходилось работать и в очагах опасных инфекций, рискуя порой не только здоровьем, но и жизнью.

"Одно время под Алма-Атой был очаг энцефалита, в котором мы работали, - вспоминает Евгений Васильевич. - Это страшное заболевание. И однажды как-то вечером смотрю: клещ в меня впился. Стали этого клеща потихоньку вытаскивать, ковыряли-ковыряли, но хоботок остался. Слава богу, он оказался не энцефалитным, но у меня возникла аллергия, температура поднялась до 39 градусов. Надо было бросать все, ехать в город, но я же знал, что меня сразу положат в больницу, и решил остаться и продолжать работу".

И так всегда - чем бы Евгений Васильевич ни занимался, на первом месте для него была его работа. В 1947 году он защитил кандидатскую диссертацию, в 1967 году стал доктором наук. Изучал фауну паразитов диких животных Казахстана, а также рыб, птиц, грызунов. При этом Евгений Васильевич обладал и редким умением щедро делиться своими знаниями, передавая их своим ученикам. С большой теплотой он вспоминает своих коллег, с которыми проработал многие годы. "Ученый - не пустынник в большом городе, он не живет в башне из слоновой кости. Все, чего я достиг, это и заслуга моих друзей, коллег. Меня формировал коллектив и как ученого, и как личность", - не однажды подчеркивал он.

12 лет, с 1976 по 1988 год, Гвоздев был вице-президентом нашей Академии наук, причем и в самый сложный период в жизни страны - застоя и, по сути, развала СССР. Я интересуюсь: какие стратегические задачи он тогда считал важным решить?

- Основной задачей было сохранение фундаментальной науки. Ведь многие заявляли, что производство важнее, а "чистая наука", дескать, никому не нужна. К тому времени в Казахстане были созданы очень мощные научные школы - геологии и минеральных ресурсов, металлогенезиса, активно развивалась атомная физика, великолепные результаты давали ученые Института органического катализа и органической химии имени Сокольского, у нас первым в Союзе был создан Институт ионосферы, активно работали селекционеры, создавая новые породы сельхозживотных и новые сорта зерновых культур.

Не случайно Академия наук Казахстана была в числе лидеров - она занимала третье место после Российской и Украинской академий наук. К нам постоянно приезжали иностранные делегации буквально со всего мира, даже в этом моем домашнем кабинете кого только не перебывало! И болгары, и чехи, и японцы, и немцы... Всех интересовали наши научные достижения, те поистине колоссальные перспективы, которые открывались перед казахстанской наукой. Здесь было где приложить и силы, и знания.

Причем мы сами составляли программы, сами определяли задачи и направления, по которым двигаться. В связи с этим мне вспоминается такой эпизод. Году в 1982 мне, как вице-президенту Академии наук, пришлось поехать в Москву защищать план по созданию новой лаборатории по охране животных в Институте зоологии, так как многие из них находились на грани исчезновения. Мы просили выделить нам средства на содержание этой лаборатории и на проведение исследований. Но мне заявили: охрана животного мира и есть одна из задач института, зачем вам еще и лаборатория? Началась дискуссия, я думал, ну все, откажут. И тут встал один крупный московский ученый и сказал: "Товарищ Гвоздев очень аргументированно доказал нам необходимость создания новой лаборатории. А ученым надо доверять, они знают, что нужно". И мы получили "добро".

К сожалению, мы слишком легко отказались от многого хорошего, что было раньше. Да, общество изменилось, но нельзя все мерить только деньгами, требуя моментальной отдачи. Без фундаментальных исследований прикладная наука существовать не может.

Казахстан всегда был страной богатой на талантливых людей. Я радуюсь каждому сегодняшнему успеху, и хочется верить, что мы вернем былую славу казахстанской науки.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Во главе "коллегиального президента" 30.03.2009
Яков Геринг: жизнь для людей 20.03.2009
Честный взгляд на историю 18.03.2009
Теневые правители мира 18.03.2009
"Мы всегда о вас помним…" 16.03.2009
Мир открытий академика Гвоздева 16.03.2009
Две родословных одного рода 13.03.2009
Просто - Амина Умурзакова 12.03.2009
Новое открытие: лошадей приручили предки казахов 09.03.2009
Службе военных сообщений Вооруженных Сил 91 год 06.03.2009

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
21.11.18 Среда
94. КАРАСАЕВ Орынгали
76. БАЕКЕНОВ Булат
72. АШЛЯЕВ Серик
70. ДРАГУНКИНА Зинаида
66. НУРТАЗИН Мухит
64. МУХАМЕДЖАНОВ Манарбек
61. САКИЕВ Канат
59. САКЕНОВ Мырзабек
57. САРСЕНОВ Джамбулат
56. АДЕЕВ Юрий
56. БАЛТАБАЕВ Нурлан
55. АЙТЕКЕНОВ Кайрат
54. БЕКТУРГАНОВА Гульмира
53. САБИРОВ Бейбит
52. ГРЮНБЕРГ Евгений
...>>>
22.11.18 Четверг
78. БАЙГАРИН Ойрат
71. ТУЯКБАЙ Жаpмахан
68. ИСКАКОВА Саида
66. БАТАЛОВ Амандык
66. СУРАНЧИНОВ Есенбай
64. СМАГУЛОВ Нурлан
61. ИЗАТОВ Бибол
61. ИСКАЛИЕВ Кадырбек
60. АНАТОЛИЙ
60. ЖАНАБЕРГЕНОВ Елемес
56. ДАУЛБАЕВ Асхат
54. АЯГАНОВ Серик
54. МУСАБЕКОВА Газиза
53. БАЙЗАКОВ Айбек
53. СМАГУЛОВ Сундет
...>>>
23.11.18 Пятница
78. КАДЫРОВА Зауpе
72. БАПАЛАКОВ Абдад
72. НУРПЕИСОВ Еркеш
70. КАРИБЖАНОВ Жаныбек
65. КАСАНОВ Зиятдин
64. ТЕМЕНОВ Талгат
62. ХАМИТОВ Аскар
59. АУЕЗОВ Кайрат
59. ЕСЖАНОВ Канат
58. МУСТАФАЕВ Серик
56. АЛТЫБАЕВА Турсунбобе
56. МЫРЗАКУЛОВ Мухан
56. ТУРАКБАЕВ Дамир
55. ИМАНБАЕВ Бакыт
54. ТАСМАГАМБЕТОВА Рысты
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050