NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2018)
Кто лучший идеолог РК за годы независимости








Поиск  
Четверг 19.07.2018 00:22 ast
21:22 msk

Караганда и вокруг нее
Нет, не забыт давний срок открытия черного камня в урочище Караганды-басы. Сверкающий огонь здесь проявился в 1833 году. И скоро уже 200 лет, как подземный угольный вихрь продолжает тревожить глубины Сарыарки...
22.08.2016 / история

Юрий Попов, краевед, "Индустриальная Караганда", 20 августа

Вместо предисловия:
Вот уже более полувека с нашей газетой активно сотрудничает известный краевед, почетный гражданин Каркаралинского района Юрий Григорьевич ПОПОВ. Накануне 80-летия Карагандинской области и 85-летия "Индустриальной Караганды" вышло в свет еще одно его интереснейшее краеведческое исследование - "Караганда и вокруг нее". Думается, что знакомство с новыми находками Юрия Григорьевича станет бесценным юбилейным подарком как нашим постоянным читателям, так и всем тем, кому интересна история сердца Центрального Казахстана.

Часть I. Время первых поисков

Карагандинский угольный след

Нет, не забыт давний срок открытия черного камня в урочище Караганды-басы. Сверкающий огонь здесь проявился в 1833 году. И скоро уже 200 лет, как подземный угольный вихрь продолжает тревожить глубины Сарыарки. По наиболее устоявшейся версии, карагандинский каменный уголь нашел пастух Аппак Байжанов из рода сармантай. Куски угля были подняты им у норки сурка в неглубоком овраге к северу от будущей шахты № 1. Эти факты со слов старожилов сообщали журналисты, в числе первых им стал и И. Ракитин.
К сожалению, не только И. Ракитин, но и ряд научных скептиков возможность находок угля в отвалах сурчиных нор подвергали сомнению, выдавая факт за легенду. Но существует подтверждающее свидетельство военного географа А.К. Гейнса (1834-1893), совершившего в 1865 году экспедиционный бросок в степи Киргизского края.
Открыты Карагандинские копи купцом Ушаковым тем способом, который здесь обыкновенен. Сурки любят зимовать у пластов каменного угля и, добираясь до него, прокапываются еще немного вглубь. Вырытый ими мусор выбрасывается наружу и, конечно, служит бесспорным признаком присутствия каменного угля.
Первый же официальный документ на полезное ископаемое в пределах современных границ Карагандинского угольного бассейна датируется 1840 годом. Компания петропавловских купцов И.Ф. Большакова и В.И. Зенкова сообщала о проявлении меди "при сопках Сокур-Саран... в трех верстах на восток от речки Сокур". 16 июля 1847 года Н.А. Ушаков подает в Акмолинский окружной приказ первую заявку на уголь. Им описывалась "копь Саран по реке Сокур, в сорока верстах от сопки Саран вблизи сопки Куянды, от Акмолов в 175 верстах". Первого апреля 1848 года Н.А. Ушаков подписал с Б.Т. Токтамышевым – доверенным лицом владельцев урочища Иглик-там Кошкарбая и Саттыбая Джумановых, Сарымурзы и Чока Карамовых – документ "по добровольному согласию" передачи ему места "по реке Сокур в десять верст в квадрате". В этом документе указывается, что каменный уголь обнаружен здесь Н.А. Ушаковым. Владения горнопромышленника ограничивались такими приметными местами: "с одной стороны - сопкою Саран, с другою – горами Карабашем и Джалаиром и речкою Чурубай-Нура, с третьей - сопкою Опан и таковою же Куянды, а с четвертой - Конур-Тюбе и речкою Караганды". За эту "услугу" Н.А. Ушаков выплатил вышеназванным владельцам урочища Иглик-там 114 руб. 30 коп.
В том же 1847 году Н.А. Ушаков подает еще несколько заявок и вскоре приобретает на свое имя ряд богатых месторождений меди в урочищах Нельды и Сокур-Саран. 16 февраля 1852 года в Екатеринбурге создается компания по освоению полезных ископаемых Сарано-Успенского района. В число участников входили А.Т. Рязанов (35 паев), Т.П. Зотов (35 паев), Н.А. Ушаков (20 паев) и позднее Н.И. Севостьянов. Было решено приступить к строительству медеплавильного завода, используя в качестве топлива каменные угли по берегам рек Сокур, Чурубай-Нура и Караганды. Прошением на имя начальника Алтайских заводов от 18 ноября 1852 года Н.А. Ушаков представил в Барнаульскую лабораторию три пробы угля копи Саран для анализа. Установлено, что "все образцы неспекающиеся, содержат от 5 до 11 частей воды, 48-69 частей кокса и 10-15 частей пепла, для плавки коксом не годятся".
Неудовлетворительное качество угля ставило под сомнение начало строительства медеплавильного завода, и Н. А. Ушаков отправляется на новые поиски горючего топлива. 19 августа 1854 года он, штейгер Г. Чернавин и 11 рабочих казахов Акмолинского округа Ч. Джубагин, А. Кожабергенев, Т. Утемисов, Т. Чуманов, А. Чорманов, Б. Токтубаев, К. Абайгин, А. Чалабаев, У. Тюмабаев, Т. Мендыбаев и К. Умиров выступили из Петропавловска и первого сентября прибыли на "вершину речки Кокпектов". Здесь в увалистых местах, в верховьях рек Караганды, Бокпа-Карасу, Кокпекты и Майкудук, с 3 по 28 сентября разведочной партией было пробито 13 шурфов. Шурфы находились друг от друга на расстоянии от 200 м до 1 км, были разбросаны по площади квадрата со стороной 5 верст. Глубина шурфов в отдельных случаях достигала 6,5 м. Встречены пласты угля от 40 см до 2,5 м. Кроме того, еще в разных местах пройдено 30 безугольных шурфов. Н.А. Ушаков писал 26 октября 1854 года в Акмолинский окружной приказ:
"В ограждение прав на это открытие я поставил заявочный столб на пригорке выше вершины речки Караганды из стоячего березового дерева, на котором по стесанному написано карандашом: начальный пункт прииска, принадлежащего Петропавловскому 2-й гильдии купцу Н.А. Ушакову, открытого 3 сентября 1854 года, число, месяц и год вырезаны".
Далее Н.А. Ушаков указывает, что угленосная местность граничит на востоке с Майкудуком, на юге – с истоком реки Бокма-Карасу, на западе – с увалом Джан-Даирбай и на севере – с сопкой Теректы-Адыр и истоком реки Кокпекты. В конце своего заявления Н.А. Ушаков просил окружной приказ зарегистрировать месторождение и указать лиц, с которыми он мог бы заключить договор на владение богатой углем местностью. Последняя просьба была связана с тем, что партия Н.А. Ушакова не встретила в сентябре 1854 года на участке разведки ни одного местного жителя. Характерно, что и Акмолинский окружной приказ не знал, какому аулу или волости принадлежат заявленные места. Выяснить указанное обстоятельство приказ поручил заседателю Лобинскому.
Заключению акта о продаже Караганды казахскими баями Утеповыми компании горнопромышленников предшествовали испытания угля на спекаемость и разложение по составу. "Два образца каменного угля купца Ушакова с приисков Киргизской степи" поступили в Уральскую химическую лабораторию не позднее марта 1855 года. Еще две пробы 31 января 1856 года отправлены в Барнаульскую главную лабораторию. "Каменный уголь за № 1 из урочища Караганды-басы, – писали алтайские химики, – при накаливании воспламеняется и горит коротким пламенем, по сжигании оставляет золу буро-красного цвета, которая преимущественно состоит из железной окиси, глинозема с частью кремнезема и углекислой извести, в кокс спекается слабо". 29 февраля 1856 года Барнаульская лаборатория доносила Алтайскому горному правлению: "Оба отличия каменного угля могут быть годными для плавки руд только во воздуходувных, а в отражательных печах без содействия другого легковоспламеняющегося горючего материала употребленными быть не могут".
Положительный отзыв о пригодности углей для металлургических целей окончательно решил судьбу Караганды. 14 марта 1856 г. в областном правлении сибирских киргизов г. Омска состоялось подписание акта-договора о приобретении компанией территории "пространством десять верст в длину и десять в ширину со всеми ископаемыми". За уступленную площадь Утеповы "получили от Ушакова одновременно и навсегда 250 рублей, и более ни они, ни наследники их требовать с Ушакова и компании не должны".
Карагандинский уголь изначально был запланирован для промышленных целей, как топливо для Спасского медеплавильного завода, основанного в 1857 году. Завод находился в 30 верстах от Караганды в урочище Акбюратадыр между сопками Сокырсуран и Байдаулет при реке Кокузек, впадающей в Сокыр. Медная руда подвозилась с Успенского рудника за 105 верст. Процесс плавки руды на каменном угле впервые осуществил мастер Нижне-Тагильского завода Ситников. Горнорабочих набирали на Полевском заводе под Екатеринбургом.
Карагандинское месторождение угля оказалось весьма удобным для разработок. На выходах пласты залегали от поверхности всего в 2,2-9,3 м, мощность их достигала 8,8 м. Уже в 1856 году компания приступила к вскрытию самого мощного пласта, известного в настоящее время как "Верхняя Марианна". Первой горной выработкой считается Ивановский угольный разрез, заложенный на этом пласте. Никаких данных о численности рабочих и количестве добытого угля за 1856 год не сохранилось, кроме цифры неиспользованного остатка топлива в 7095 пудов. Статистика следующего года представлена такими данными. Рабочих по добыче - 59 человек, в том числе 25 казахов, и при них два надзирателя. "Перевезено на Спасский завод для кузницы, печения хлеба, пережога извести, обжига кирпича, отопления домов и казарм по одной копейке за пуд 49 120 пудов". Всего добыто 59 000 пудов.
В 1859 г. на копи устанавливается ручной насос, прииск разрабатывается тремя разносами на выходах пласта. Границы разносов достигали внушительных размеров: первого – 90*50, второго – 40*20 и третьего – 36*18 м. Уголь добывался кайлом, лопатой грузился на носилки и выносился рабочими на поверхность. По данным окружного горного инженера К.И. Григоровича – ревизора области сибирских киргизов, глубина ведения работ достигла к 1863 году 16-28 м. К.И. Григорович имел постоянный контроль над горными промыслами. К 1871 году он определил угол падения пластов в среднем как 10-12 градусов при мощности от одного до двух метров. Особняком смотрелся пласт толщиной в 8,8 метра. "Уголь черного цвета, в изломе неровный, содержит глину, гипс, серный колчедан, рыхловат, горит желтым пламенем, выделяя смолистый запах". С 1860 года началась плавка меди исключительно на карагандинском угле. С Успенского рудника доставляли руду с содержанием меди в 10-15 процентов. Результаты плавок в 1867-1868 годы проверяла Уральская химическая лаборатория. Выход чистой меди достигал 99,5 процента, что превышало качество других российских заводов. В 1870 году образцы спасской меди выставлялись на Всероссийской мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге, где удостоились серебряной медали.
Другим ученым, открывшим просвещенному кругу России существование копей Караганды, был известный путешественник П.П. Семенов-Тян-Шанский. В его первом томе "Географическо-статистического словаря Российской империи" за 1863 год даются сведения по добыче топлива за 1860-1862 годы.
Как указывает А.К. Гейнс, "внутренняя", т. е. подземная разработка пластов, на месторождении началась в 1860 году. Первая подземная шахта "Андреевская" была заложена по пласту Шестифутовому. В 1865 году здесь уголь вынимался на глубине 16 м. А.К. Гейнс сообщал:
"Некоторые ходы разрабатываемого пласта полуобрушены, крепи и перекладины треснули, в других грунтовая вода залила так, что для продолжения работ нужно будет, вероятно, откачивать ее паровою машиною".
Технологический процесс выплавки меди на Спасском заводе во многом определялся качеством угля. Поэтому одновременно с разработкой копи Н.А. Ушаков ведет дополнительные поиски пластов угля вокруг места разработок. В 1858-м и 1859 годах он оформляет еще две заявки на каменный уголь. Одна из них относится к "урочищу Итджон, в одной версте от реки Сокур, от киргизской могилы Исен-Кильды-Ильчи в полутора верстах". Второе углепроявление зафиксировано в урочище Теректы-адыр между "вершинами речки Караганды". В 1858 году коллежским асессором Ильиным обнаружен уголь близ речки Бокма-карасу.
Таким образом, к концу 1870 года поисковые и эксплуатационные работы позволили выявить некоторые детали геологического строения месторождения. На Карагандинском и Сокурском участках на площади в двести квадратных верст было разведано десять пластов угля мощностью от 0,7 до 8,8 м. Боковые породы оказались представленными "лепною глиною" и песчаником. Простирание пластов определено с северо-востоко-востока на юго-западо-запад. Наблюдалось почти одинаковое падение всех пластов под углом от 6 до 12 градусов. При многочисленных плавках на Спасском заводе были практически проверены спекаемость и коксуемость карагандинских углей. Указанные факторы и способствовали дальнейшему развитию добычных работ на Карагандинских копях.
Постоянно упоминаемый Н.А. Ушаков известен не только как первооткрыватель угольных богатств Караганды. Биография его еще не составлена. Но и немногие штрихи ее по-своему необычны. Родом он из бедных крестьян Вязниковского уезда Владимирской губернии. Занялся мелкой торговлей и впоследствии стал известен как купец-горнопромышленник в Екатеринбурге, Петропавловске и Акмолинске. Торговлю в Акмолинске открыл в 1846 году с оборотом в 50 тысяч рублей в год. Одновременно колесил по Сарыарке в поисках минеральных богатств, в том числе и золотоносных россыпей. В заявленном месте рабочие рыли ямки, куда прятали "потайные знаки из дерева с литерами Н.У."
Иногда заявки, подаваемые Н.А. Ушаковым, дублировали уже известные участки с признаками металлов или угля. Конфликты решались на самом высоком уровне в Омске или Санкт-Петербурге. Так, Н.А. Ушаков 7 декабря 1850 года подал прошение императору Николаю Павловичу. Просил справедливо разрешить проблему спора с другим рудоискателем С.И. Поповым. Речь шла о месторождении Кызылеспе в Северном Прибалхашье. Геологические поиски, как писал А.К. Гейнс, "стали его страстью, поглотившей и его деятельность, и его состояние". Он доживал свой срок в Акмолинске в доме земляка И.Н. Рябова. Скончался Никон Абрамович Ушаков 19 ноября 1874 года, "не оставив документов на право владения недвижимостью".
За последние десятилетия опубликован ряд работ, связанных с поисками полезных ископаемых в Степи. Из старых времен рядом с обликом Н.А. Ушакова неизменно присутствует образ его компаньона Аникия Терентьевича Рязанова (около 1800 – 19 февраля 1857). Екатеринбургский купец 1-й гильдии, благотворитель, меценат, золотопромышленник, городской голова Екатеринбурга в 1832-1835 и в 1847-1850 годах. Скончался скоропостижно. Волею судьбы почти одновременно ушел из жизни и сват А.Т. Рязанова - Тит Поликарпович Зотов (1795 – 20 марта 1857), тоже крупнейший в Сибири и на Урале владелец золотых приисков. Слава о королях золотого дела обошла всю Россию. Писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк сделал их героями своих "Приваловских миллионов".
Вдова Анна Семеновна Рязанова оказалась волевой женщиной, накрепко поверившей в богатые перспективы горного дела в Киргизской степи. "Недовольная своими компаньонами А.С. Рязанова решила взять управление предприятиями в свои руки. Она выкупила часть паев у них. Выиграла тяжбу с Н.А. Ушаковым по поводу дележа имущества компании и, в конце концов, стала владелицей рудников и медеплавильного завода". Документальная основа на отстранение Н.А. Ушакова от всех дел компании приходится на 1864 год.
У Анны Семеновны и Аникия Терентьевича Рязановых известны 5 детей: Иван, Виктор, Надежда, Клавдия и Александра. Фотографии всех названных лиц дошли до нашего времени. Снимка Никона Абрамовича Ушакова я пока не отыскал. Со временем у Аникия Рязанова вошли в силу сыновья и внуки, которым предстояло заботиться о медеплавильном Спасском заводе, Карагандинской угольной копи и Успенском медном руднике.

Рязановские шаги

Жителю Караганды Ивану Романовичу Васильеву в 1970 году было 84 года. Видимо, он последний представитель старшего поколения, который помнил Караганду тех времен, когда земли Карагандинского угольного месторождения принадлежали уральским горнопромышленникам Рязановым. Мы встретились и побеседовали.
- В начале этого столетия, - рассказывал Иван Романович, - жили мы с отцом на Павлодарщине. Работали на Крещенском руднике и шахтах Экибастуза. В 1903 году обанкротился Артемий Деров, владелец этих предприятий, и они закрылись. Прошел слух среди рабочих людей – нужны шахтеры на Карагандинские копи. С артелью бывалых рабочих подались и мы с отцом на заработки в эти края. Тогда вся Караганда состояла из нескольких бараков, саманных домиков, юрт и конторы. На территории современного города имелся поселок Большая Михайловка. Поселок начинал застраиваться с берега озера, являющегося ныне оживленной зоной отдыха карагандинцев. Более ста лет назад в его густых камышах водилась дичь и ловилась рыба.
Производитель всех работ на копях – горный штейгер – быстро определил павлодарцев на рабочие места. Отец Ивана Романовича отправился на конный двор, а рассказчик вместе с земляками Мочалиным и Черепановым спустились в забой Васильевской шахты. Долго продержаться на работах под землей Иван Романович не смог, трудно было отбивать уголь в узком забое и волочить на санках по мокрому штреку.
Перевели Васильева на поверхность – в напарники к рабочему, казаху Дикамбаеву. Вместе погоняли лошадей, ходивших вокруг черного колодца. Так поднимали тогда уголь на поверхность.
Однажды Дикамбаев подтолкнул Васильева:
- Смотри, Иван, Рязаниха заявилась!
Мимо рабочих промчалась повозка, в которой восседала невысокая женщина средних лет с непроницаемым лицом, уверенная в себе. Проверить сегодня указанный факт невозможно. Иван Васильев мог и прихвастнуть. Но кто-то из владельцев горных отводов в Киргизской степи здесь был. Рязановы готовили к продаже шахты, рудники и Спасский завод, принадлежавшие им единолично последние тридцать с лишним лет после выхода из компании Н. Ушакова, Т. Зотова и Н. Севостьянова.
По названиям шахт можно изучать родословную семейства Рязановых. Здесь и Ивановский разрез в честь сына (1831 г.р.) и внука, шахта "Викторовская" – дань сыну Виктору. Шахта "Елизаветинская" связана с дочерью Елизаветой. И еще чисто рязановские родовые символы – шахты "Васильевская", "Андреевская", "Савельевская". Из других отметим шахты "Високосная" и "Июньская". Первых рабочих горной профессии Рязановы нашли на Урале из числа крепостных. В 1857 году их учтено 27, а в 1862-м – 74. Число первых казахских углекопов выглядит так: 1858 год – 45, 1862-й – 117 и 1863 год – 110.
Всего Рязановыми было заложено 20 небольших шахт и разносов для подземной и открытой добычи угля. Вся проходка выработок, добыча угля, откатка и подъем груза на поверхность осуществлялись только вручную. Орудиями производства в забоях служили кайло, обушок, клин, лом и лопата. По выработкам уголь транспортировался в тачках или санках-волокушах емкостью 40 кг, на поверхность выдавался в бадьях грузоподъемностью 80 кг ручным валком или конным воротом.
На выбор системы разработки угольных пластов месторождения повлиял многовековой опыт мировой горной практики. Первые технические руководители Карагандинской копи – горнопромышленник Н.А. Ушаков, горный инженер В. Бернер и выпускник Петербургской школы военных топографов Н.И. Иванов – с 1860-го по 1870 год внедряли здесь известный способ добычи угля с помощью продольных и поперечных штреков. Для этого варианта камерно-столбовой системы показательны небольшой длины камеры – до 20 м при ширине 5,6-6 м. Оставляемые для поддержания кровли целики угля при глубине ведения горных работ 15-20 м имели ширину 0,7 м. Из одной камеры два забойщика-кайловщика добывали за смену от 1,6 до 2 т угля.
В. Бернер писал: "Потеря угля окупается возвращением крепи, которая вынимается по мере выработки на очистку. Выработанное пространство заваливается глиной, получающейся из пласта, лежащего над углем.
С учетом 50% извлечения крепежного леса после окончания добычных работ в камерах, его расход при проведении 1 п. м продольного и поперечного штреков равнялся 0,1 куб. м. Такой низкий показатель расхода лесоматериалов, доставляемых из Каркаралинского лесничества, объясняется еще и тем, что расстояние между крепежными рамами достигало 3 м. Кстати, заготовкой лесин и их транспортировкой занимались "торговые каркаралинские казаки" Рязанцевы.
Хотя на копи было известно 10 пластов, все добычные работы сосредотачивались на трех пластах: "Верхней Марианне", "Шестифутовом" и "Четырехфутовом". Как показали плавки на Спасском медеплавильном заводе, наибольший выход черновой меди получался от использования углей пласта "Шестифутовый" (именуемого тогда "Рязановский"). Поэтому горнопромышленники усиленно эксплуатировали вышеназванный пласт. К 1870 году длина разрабатываемой части "Рязановского" пласта достигла по простиранию 1117 м, по падению – 156 м. Самая крупная шахта "Васильевская" глубиной 36,4 м и сечением ствола 10 кв. м имела отделения для спуска людей, подъема груза и откачки воды с помощью 12-сильного локомотива. На угленосной площади существовали еще 3 подъемные вертикальные шахты, 7 наклонных штолен и 4 вентиляционных шурфа.
Добыча увеличилась во время Русско-турецкой войны (1877-1878 гг.), когда возрос спрос на медь. Спасский завод, работающий на карагандинском угле, производил в эти годы более 30 тыс. тонн меди, что ставило его на второе место среди частных металлургических заводов России. Рязановское горное дело было на особом учете. Достаточно сказать, что по результатам Всероссийской промышленной и художественной выставки в Москве в 1882 году Рязановым присуждена серебряная медаль "за поддержание медного производства при трудностях местных условий". Особые сложности возникали с доставкой чистой меди в Екатеринбург, на ежегодную Нижегородскую ярмарку, и в Санкт-Петербург. Расстояние более чем в тысячу верст тележные обозы проходили почти за месяц.
Один из очевидцев писал по этому поводу: "На днях прибыл из Акмолинской области караван, состоящий из 90 верблюдов, запряженных в арбы, и доставивший сюда господам Рязановым медь с их завода, отстоящего слишком на 1200 верст. Как говорят, доставка обошлась по 60 копеек за пуд. Спрашивается, во что обошлась бы она на лошадях или даже на волах, как прежде практиковалось, при нынешней бездорожицы и бескормицы? Хороший почин! Жаль только, что городские лошади, не привыкшие видеть верблюдов, опрокинули и разбили несколько телег и экипажей".
В 1882 году на Карагандинской копи числилось 3 действующие и 3 остановленные шахты с числом рабочих в 256 человек. Максимальная добыча в XIX столетии, зафиксированная в 1884 году, – 1516,8 тыс. пудов. Кроме трех деревянных копров в 1885 году на копи в наличии были каменный корпус для паровой машины, конюшня, лавка и семь дворов, где постоянно проживали 60 человек русских рабочих. Казахское население, занятое на промыслах, располагалось в юртах летом и зимой в землянках.
Ко времени остановки копи на первую консервацию в апреле 1886 года "Рязановский" пласт был отработан на площади около одного кв. км. За 30-летнюю эксплуатацию копи добыто было 302,8 тыс. т угля, или в среднем по 10 тыс. т. в год. Очевидец, посетивший Караганду в 1889 году, отмечал: "…все шахты и шурфы затоплены грунтовыми водами, приспособления и машины испорчены, частью расхищены...".
При Рязановых на шахтах начинают постепенно формироваться квалифицированные кадры казахского пролетариата. Владельцы копей охотно принимали на работу местных жителей, которым платили значительно меньше, чем русским рабочим. В 1879 году на 245 углекопов-казахов насчитывалось 196 человек, в 1885 году их число возросло до 238 человек. Кроме добычи угля казахское население занималось перевозкой грузов. Гужевым транспортом доставлялось ежегодно на Спасский завод около 800 тыс. пудов угля из Караганды, 300 тыс. пудов руды из Успенского рудника и 40 тыс. пудов продовольственных товаров, закупаемых в Петропавловске.
Образцы карагандинского угля медленно, но верно занимают музейные витрины. 9 февраля 1885 года в Омске прошло заседание общего собрания членов ЗСО ИРГО. С докладом об угольных месторождениях Киргизской степи выступил горный инженер Игнатьев. Всего им охарактеризованы 17 углепроявлений. Демонстрировались и образцы углей, в том числе и карагандинских. Коллекция полностью передана в музей местного географического общества.
В 1886 году добыча угля на Карагандинских копях прекращается. Обстоятельства складываются чрезвычайно неблагоприятно для семьи Рязановых. После 20-летней эксплуатации Спасский завод лишился льготы в отмене налоговых выплат в пользу государства. Старший сын Иван Аникеевич к этому времени ушел из жизни. Второй сын Виктор из-за "душевной болезни" управлять предприятием не мог. Упали цены на медь. Вставшие во главе дела жены сыновей Рязанова решили закрыть Успенский рудник, Спасский завод и Карагандинскую копь, на складах которой осталось 500 тыс. пудов угля.
Вероятнее всего, горнопромышленники Рязановы, избравшие местом жительства Екатеринбург, так и не приступили бы к восстановлению промыслов в Киргизской степи. Однако с 1893 года Томское горное управление потребовало с хозяев выполнения обязательной годовой нормы добычи: 5 млн пудов угля для Карагандинской копи и 1 млн пудов для Саранской. Добиваясь уменьшения налога, Рязановы сократили площади принадлежавших им горных отводов. На Карагандинских копях они оставили участок в 50 кв. верст, в Сарани – в 5 раз меньше.
В 1894 году Рязановы попытались провести опытную плавку. На Спасский завод с Успенского рудника доставили 1370 пудов отборной руды. На Карагандинской копи в июле – августе оживили угледобычу. Но "верховой уголь" на выходах пластов показал большую зольность и плавку отложили.
Нужно отметить, что Рязановы не проводили на копях геологоразведочные работы. Однако Карагандинское угольное месторождение посещали известные отечественные специалисты горного дела.
В 1890 году проездом на Карагандинских копях побывали профессор Г.Д. Романовский и горные инженеры Л. Ячевский, Н. Коншин и Л. Юзбашев. В отчете они писали: "Около копи имелось надшахтное здание с паровыми механизмами, высокою, но уже покосившейся дымовою трубою, рудничные строения, казармы и длинный ряд угольного мусора".
В отчете также указывалось, что Карагандинская копь – лучшая из всех осмотренных и очень удобна для разработки, но обладает весьма небольшими запасами.
Через 2 года в "Горном журнале" опубликована статья И.А. Антипова "Рудные и каменноугольные месторождения Киргизской степи". Автор указывал на вероятность залегания пластов к юго-западу от копи на довольно значительном расстоянии. Так, им было отмечено наличие угля в 11 км к западу от места разработок. По анализу исследователей, саранский уголь содержал много золы и давал полуспекающийся кокс.
В последующем Карагандинское месторождение осматривал горный инженер А.А. Краснопольский. Находясь в плену ранее проведенных исследований, маститый ученый заметил только два пласта. Краснопольский обнаружил на копях следы семи шахт, которые полностью отработали "Рязановский" пласт на выходах. Ученый отмечал:
"Будущность месторождения заключается в разработке верхнего пласта и нижнего мощного. В верхнем пласте золы 10-40%, а в нижнем еще больше".
Сегодня мы можем только предполагать, что поверхностные отложения, плотно прикрывающие угольные пласты, не позволили вышеназванным исследователям правильно оценить размеры месторождения и его запасы.
Выводы А.А. Краснопольского получили признание у устроителей очередной Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. Среди экспонатов Степного края представлена геологическая карта А.А. Краснопольского, демонстрируются образцы угля и медной руды под номерами 789 – 797. Пояснительный текст краток, но объективен.
"Каменный уголь из рудника Карагандинского братьев Рязановых в Акмолинском уезде. Пласты Средний и Нижний. Угли антрацитовые, плотные, спекающиеся. Золы в них от 10 до 40 процентов. Залежь весьма большая. Под копью считается до 100 верст отвода. С 1856-го по 1886 год добыто было 185 миллионов пудов угля".

(Продолжение следует)


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Караганда и вокруг нее. Часть 4 31.08.2016
В США скончался последний Герой Советского Союза, проживавший на территории страны 29.08.2016
Караганда и вокруг нее. Часть 3 29.08.2016
На генеральном направлении 26.08.2016
Казахский той как жертвоприношение тотема 26.08.2016
Вопреки приговору судьбы 26.08.2016
Уроки истории от Виктора Зайберта 25.08.2016
Правда о панфиловцах: Внучка героя о своем деде 25.08.2016
Послушайте, а чего нам не хватало при Советской власти? ... 25.08.2016
На что жил Ленин 24.08.2016

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
19.07.18 Четверг
81. ЖАНГУРАЗОВ Ибрагим
80. КАЛИЕВ Гани
75. ДЖАМБУРШИН Алим
73. НЕХОРОШЕВ Владимир
71. ЧЕНЦОВ Анатолий
68. МУКАНОВ Сериккали
65. ПОЛТОРАБАТЬКО Людмила
64. КУЛМУРЗИН Кадырбай
64. СЕМБИН Дулат
62. ГАБДУЛЛИН Айболат
60. ИМАНБАЕВ Талапкер
59. САПАРОВ Окас
58. ДОСКЕН Галым
56. БУРКИТБАЕВ Жамбул
56. РУБЕЦ Олег
...>>>
20.07.18 Пятница
88. РУДНЕВ Виктор
82. НУРПЕИСОВ Советхан
79. БУЛИКПАЕВ Амангельды
72. КУЗАТБЕКОВ Науатбек
72. МЫРЗАХМЕТОВ Шалатай
71. МОЛДАБЕКОВ Мейрбек
70. ИМАШЕВ Тлеккабыл
68. БЕКБАС Оразбек
68. МАКАШЕВ Зейнула
67. МУРАДОВ Ахмет
63. АМАНОВ Булат
62. КОНИРБАЕВ Кайрат
61. АБУЛХАИРОВ Дармен
61. КЕМЕЛЬБАЕВ Сабыралы
59. АТМАЧИДИ Фима
...>>>
21.07.18 Суббота
86. МАЛЯР Иосиф
64. ИБРАЕВ Мурат
61. БИСЕНОВ Кылышбай
60. МАДИКЕНОВ Болат
58. ЖАРМУХАМБЕТОВ Мажит
58. СМИРНОВА Ирина
57. ДЖАНАБЕРГЕНОВ Кайрат
57. ИБАТОВ Марат
57. НУГМАНОВ Серик
56. ЖУМАЕВ Ерахмет
55. ЕСИМОВ Даулетхан
55. САГИНГАЛИЕВ Мухтар
54. МУХАНЖАРОВ Аблай
54. МУХИТОВ Кайрат
53. АБДРАХМАНОВ Мухтар
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050