NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2018)
Кто лучший идеолог РК за годы независимости








Поиск  
Четверг 19.07.2018 00:27 ast
21:27 msk

Революционность 1917 года в казахской степи основывалась на национализме - российский ученый
В.Хлюпин: Если говорить о казахах, то членов партии с дореволюционным стажем и даже членов РКП (б) с 1918 года можно перечесть буквально по пальцам. Из крупных фигур – только Алиби Джангильдин (с 1915-го) и Бахитжан Каратаев (с 1917-го). Основная масса партфункционеров-казахов 1920–1930-х в партию вступает в 1920 году, когда исход революции и Гражданской войны уже ясен
08.11.2017 / история

Айгуль Омарова, "Караван", 7 ноября

В этом году исполняется 100 лет Октябрьской революции. Сегодня события 1917 года именуют именно так. А в советское время говорили: Великая Октябрьская социалистическая революция.
Но и тогда и сейчас мнения об этом событии были неоднозначными. Для одних происшедшее оказалось национальной катастрофой, обернувшейся Гражданской войной. Для других – величайшим событием, оказавшим влияние на весь мир.
Так чем же оказался Октябрь для казахских степей, что он принес? Землю и мир или все же стал трагедией? Единого ответа на этот вопрос нет до сих пор. Сегодня мы хотим дать слово российскому ученому (получившему образование в КазГУ им. С. М. Кирова, ныне КазНУ имени Аль-Фараби), кандидату политических наук Виталию ХЛЮПИНУ.
Виталий ХЛЮПИН, кандидат политических наук, советник Российской Федерации 1-го класса:
– Революция 1917 года в России – это импотенция верхушки власти + разложение тыла + работа иностранных спецслужб. Несколько упрощенно, но по силе воздействия факторов запуска – именно так.
Главный революционер страны – несомненно, сам император, слабый, безвольный, нерешительный и неспособный строго спросить с собственного разболтавшегося окружения.
Революция – это прежде всего и изначально всегда кризис элит.
Выражается этот кризис обычно в противоречии двух элементов – ретрограды/либералы: косные, твердокаменные анахореты самодержавия, ничего не хотят менять, закостенели в консерватизме и сановной тупости (яркий собирательный их образ – последние российские премьеры Горемыкин, Штюрмер и пр.), которые делали по четыре ошибки в одном слове из трех букв "еще/исчо"; поголовно – жуткие патриоты, страстотерпцы за Россию, Православие и погоревшие от сифилиса, промотав армейский бюджет на балерин Кшесинских и юных педерастов.
Второй элемент – основная масса – тусовка столичной "интеллигенции", якобы страдальцы за народ, швейцарские курортники, уклонисты от фронта, творческий и журналистский бомонд, кокаинисты, футуристы, декаденты, адвокаты, проститутки, адвокаты-проститутки. Не хотели воевать, не умели работать, зато очень жаждали власти, алкали ее, презирали царька-неумеху и стремились отжать трон. Это про них писал Василий Розанов: "Россию разложила и убила литература (журналистика)". Абсолютно прав Ленин: "Русская интеллигенция – это говно".
Получив власть, стряхнув царя щелчком, как перхоть, совершенно банальным (и легко разгоняемым взводом пулеметчиков) кастрюльным бабским бунтом (Февральская революция), все эти львовы-керенские-гучковы-милюковы стремительно "проболтали" страну на митингах и благотворительных балах, развалили армию и госаппарат, своими руками подарили власть фанатикам-революционерам.
Большевики у власти – это неизбежный итог эволюции правящих элит России, не сумевших мобилизовать себя в условиях мировой войны. И именно большевикам пришлось, вопреки своим идеологическим фантазмам о мировой революции, по сути, спасать и возрождать страну. Такой вот парадокс, какие любит История.

Осень 1917 года в степях
В 1917 году количество профессиональных революционеров-радикалов (большевики, эсеры-максималисты и прочие террористы) можно пересчитать по пальцам одной руки, нет ни одной дееспособной подпольной региональной организации (комитета). Самый крупный и зараженный большевизмом комитет РСДРП (в три десятка человек) работает только в Петропавловске, сопоставимый по численности, но весьма аморфный – в Уральске.
Кто вожди тогдашних казахстанских большевиков? Возьмем тот же Петропавловск: организатор и руководитель комитета 27-летний Александр Моисеевич Поволоцкий – сын и наследник состояния крупного киевского купца, студент-недоучка, эвакуировавшийся в Петропавловск двумя годами ранее с липовым "белым билетом", нигде не работает – дает уроки, репетиторствуя на дому, и проедает папины капиталы.
Зато выписывает массу либеральных газет, собрал вокруг себя группку подобных "уклонистов" и учеников-ротозеев и сагитировал их в большевики. В конце 1920-х А. Поволоцкий будет возглавлять казахстанский Госплан и приложит руку к коллективизации и голоду, в 1937-м – арестован и расстрелян как "враг народа".
Весь их большевизм – пустая и полудетская кухонная болтовня. Максимум революционного действия – расклейка самописных листовок и поджог пустой будки городового...
И из такой чепухи разгорится пламя, но пожар 1917 года в Казахстане – это привнесенное явление, вся империя в огне, Казахстан – одна комната в горящем доме.
Революционный актив 1917 года – это рабочие-железнодорожники Ташкентско-Оренбургской железной дороги. В армию их не призывали, люди это были весьма сплоченные, со своими профсоюзами, кассами взаимопомощи. В условиях всеобщего развала и хаоса они просто были относительно хорошо организованы и старались защитить свои семьи и имущество, для чего и брали власть. А уже потом их "революционизировали", активно окучивая агитацией, большевистские и эсеровские эмиссары.
Где-то 60–70 процентов низового революционного актива 1917–1919 годов в Казахстане это именно они. Их отряды и боевые дружины (Перовский, Чимкентский, Казалинский) держали так называемый Актюбинский фронт, не давая белоказакам прорваться в Туркестан. 20–30 процентов – вернувшиеся с фронта и озлобленные на власть и всеобщий бардак солдаты из крестьян. Остальное – 10 процентов – разночинцы, конторщики, мелкие служащие и интеллигенты – учителя и т. п.

Большевики-казахи
Если говорить о казахах, то членов партии с дореволюционным стажем и даже членов РКП (б) с 1918 года можно перечесть буквально по пальцам. Из крупных фигур – только Алиби Джангильдин (с 1915-го) и Бахитжан Каратаев (с 1917-го). Основная масса партфункционеров-казахов 1920–1930-х в партию вступает в 1920 году, когда исход революции и Гражданской войны уже ясен.
В профессиональном плане первые казахские коммунисты – это на 90 процентов мугалимы (учителя аульных школ) и мелкие чиновники старой администрации (писари, переводчики и т. п.). То есть самый элементарно образованный слой общества. И по 5 процентов – высшая аристократия (чингизиды: тот же Каратаев, наркомздрав Санжар Асфендияров) и рабочие (нарком труда Мухамедгали Татимов, глава Контрольной комиссии Казкрайкома ВКП (б) Толесын Алиев и пр.).
Революция – страшное и интереснейшее время. Старая классическая элита буквально проваливается в тартарары, и ниоткуда вырастают и опять-таки стремительно пропадают никому не известные фигуры, персонажи, герои.
Так, первым мусульманским коммунистическим руководителем в Семиреченской области был, согласно газетам той поры, некий Нурий Ахметович Мухамедиев, с 17 марта 1918 года – областной комиссар Туркестанского советского правительства по Семиречью, комендант города Верного, "начальник охраны общественного спокойствия". Он же занял только что учрежденный пост председателя Совета Народных Комиссаров Семиреченской области (был и такой орган власти!).
Пробыл товарищ Мухамедиев на своих высоких постах недолго, пару недель, но это не самозванец и не какой-то назначенец со стороны, а местный выборный руководитель области. Его непременно знали, не могли не знать как минимум коллеги по Семиреченскому Совнаркому, однако, кроме его имени и фамилии, более об этой политической фигуре сегодня ничего не известно казахстанским историкам. Кто это? Куда он делся? Вопросы без ответов.
Вообще, важная и краеугольная особенность революции и Гражданской войны в Казахстане, о которой очень не любили говорить советские историки, – ее ярко выраженный национальный окрас. Рассмотрим Семиречье. Кто за революцию – бедные русско-украинские новопереселенческие деревни и поселки; кто против – зажиточные старожилы – семиреченские казаки, уйгуры и дунгане. Борются не столько за власть, сколько за землю.
Казахи – между ними, как Григорий Мелехов, то за красных, то за белых. Основная масса кочевников просто ничего не понимает в русской смуте, а свои лидеры (их большая часть), условно назовем их демократы-автономисты, демонстрируют чудеса политической мимикрии, пытаясь сотрудничать со всеми возможными правительствами (яркий представитель – Ахмет Байтурсынов и его окружение). Правительство "Алаш" реально власть в свои руки нигде не берет, кроме поселка Джамбейты (столица Западного оляята) и, крайне ненадолго, в ряде близлежащих поселках-городках – Тургае, Иргизе.
Семипалатинское (центральное) правительство "Алаш Орды" Алихана Букейханова просуществовало весьма недолго (весна – лето 1918 года), эффективного госаппарата не создало, бюджета и армии не имело. По сути, являясь придатком местной администрации "белых" сибирских правительств Вологодского, а затем адмирала Колчака. У живущего на соседней улице Семипалатинска выборного главы Семипалатинской уездной земской управы Раимжана Марсекова рельной власти и денег (бюджета) было поболее, чем у главы Всеказахского "автономного правительства" Букейханова.
Кстати, далеко не все из представителей казахской национальной интеллигенции разделяли идеи национал-"автономистов" и либерал-демократов из партии "Алаш". Так, глава Усть-Каменогорского казахского комитета и первый в степи дипломированный врач Амре Айтбакин, будучи убежденным имперским государственником, целиком разделял жесткий курс адмирала Колчака: никаких национальных автономий, никаких заигрышей с народом, алашевские вожди – опасные болтуны, только раздуют стихию бунта, и по-хорошему надо бы их скорее разогнать...

История, она многоликая...
Совершенно особенная ситуация в Семиречье. В 1917 году это такая политическая глушь, что первые учредители местной компартии не имели под рукой даже текста программы и устава РСДРП, естественно, и не читали таковых. Ставший первым секретарем Верненского горкома австрийский военнопленный Рудольф Маречек признавался, что сам написал и программу, и устав, благо ранее состоял в Австрийской социал-демократии и что-то помнил из их установочных документов. Едва ли не самым ярким героем Семиреченского фронта 1918–1920 годов был командующий войсками сначала Черкасской обороны, а затем главнокомандующий войсками всей области и фронта поп-коммунист Мстислав Никольский, насколько мне известно, вплоть до своего расстрела в 1920 году по сомнительному обвинению в заговоре он так и не сложил сан священника РПЦ.
На каком этапе формационного развития захватила революция традиционное казахское общество – тоже вопрос очень интересный, спорный и для меня не до конца ясный.
Очень интересовал он и самих казахских революционеров 1920-х годов, в частности, главного штатного идеолога – завагитпропотделом Казобкома ВКП (б) Ураза Джандосова. Он утверждал в 1926 году, что 1917 год застал казахскую родоплеменную общину полуфеодального типа в стадии незаконченного разложения, с остатками натурально-патриархальных форм хозяйствования. Если дословно: "Необходимо разрушить остатки родовой идеологии, которое суть – огромное орудие в руках байства, для чего мы (коммунисты) не можем не развязать классовую борьбу в ауле".

"Малый Октябрь" в Казахстане
Говоря о революционном Октябре в Казахстане, нельзя не сказать о его втором отблеске – "Малом Октябре". С легкой руки главы Казкрайкома ВКП (б) Филиппа Голощекина так стали называть события окончательной "советизации Степи" – комплекс мероприятий, проведенных большевиками в середине – конце 1920-х годов, имевших целью окончательное покорение казахского традиционного социума.
С подачи журналистов "перестроечной" поры (Михайлов и К.), самопровозгласивших себя историками и выпустивших ряд "трудов", в казахстанскую историческую науку проникли нелепые штампы – об особой роли Голощекина и евреев в казахском "голодоморе", самом "голодоморе"-ашаршылыке как некоем сознательном умысле Центра.
Ничего общего с подлинной историей эти "открытия" не имеют, скорее только подогревают национальный вопрос. Да, жесткие установки на проведение коллективизации крестьян и оседания кочевников давал Центр, и Голощекин проводил эти установки, но достаточно открыть стенограммы, скажем, 3-го (ноябрьского) пленума 1926 года Казкрайкома, на котором еще за два года до начала трагедии развернулась дискуссия по данному вопросу. Все делегаты единодушны – советской власти в казахском ауле нет. Что делать?
Еще в 1923 году тогдашний заместитель председателя СНК Казахстана старый бундовец Арон Вайнштейн в дискуссионном порядке двинул идею о необходимости "нового (малого) Октября в казахском ауле" – нужно отнять власть у баев. Голощекина в это время еще и близко к КАССР нет. Развернулась дискуссия.
Итак, ноябрь 1926 года. Выступает глава СНК Нигмет Нурмаков – в ауле советской власти нет, правят баи, и сплошь и рядом идет родовая борьба, но жесткие меры только ухудшат ситуацию, надо стараться экономическими мерами и развитием кооперации смягчить ситуацию, вплоть до того, чтобы развести отдельные рода по разным волостям. Его поддерживают нарком просвещения Смагул Садвокасов, нарком земледелия Алиаскар Алибеков и ряд других товарищей. Они считают: нужно сделать ставку именно на кооперацию и не спешить, ни в коем случае не применять репрессивных силовых мер и экспроприаций.
На них тут же нападают делегаты с мест и обвиняют в попытке мирно врастить бая в социализм. Самая яркая речь – усть-каменогорского инструктора укома Айтмухаммеда Мусина: "Надо срочно разрушить байский строй в ауле, иначе мы социализма не построим". Как это сделать – отобрать скот у богатых и раздать бедным. Все просто, как у Полиграфа Шарикова в "Собачьем сердце". Мусина дружно поддерживает хор делегатов с мест. Ключевая речь штатного идеолога крайкома Джандосова – человека вроде бы образованного, – где он длинно и нудно, с цитатами из Маркса, Ленина и еще невесть кого говорит о том, что надо развивать фермерство, НЭП и т. д. и т. п., но и начать наконец классовую борьбу в ауле.
Ничего не понятно, его перебивают, казахские делегаты просят говорить по-казахски, чтобы понять. Он говорит, казахи ничего не понимают, русские просят повторить по-русски, тоже ничего не понятно. Его несколько раз перебивают: делать-то что?..
В конце концов едва ли не матом сгоняют с трибуны. Ураз Исаев (будущий глава Совнаркома) смеется: "Джандосов запутался в ультралевой правизне"... Хохот в зале, всем весело.
Голощекин занимает центристскую позицию, и вашим и нашим: Октябрь в ауле необходим, как провести экспроприацию баев – подумаем...
Через два года, с помощью Москвы, придумали... Кто тут больше виноват – делегаты с мест, которым не терпелось укрепить свою власть и сделать карьеру, болтуны-демагоги, прятавшие за революционной фразой скудоумие, посланцы Центра, жидомасоны? Трудно сказать. Все виноваты.

Выбор был всегда
Но всегда, даже в страшные 30-е годы, был и есть выбор: или поддакивать с мест и изображать тусовку, вылизывая очередному "вождю" (Исаев, Курамысов, Мусин), или твердо и последовательно отстаивать свою позицию, не цепляться за властное кресло, жертвовать карьерой во имя убеждений. Нурмаков сам подал в отставку и, несмотря на то что его весьма активно уговаривали, категорически сдал пост главы правительства, не желая подписываться под "голодоморскими" приказами.
Катастрофа и голод казахского аула были вызваны не столько преступно "человеконенавистническими" указаниями Центра, сколько конкретной практикой применения этих указаний на местах.
Для проведения экспроприации баев в аулах были созданы отряды бельсенды – аульной голытьбы, которым дали весьма широкие полномочия. По типу хунвэйбинов коммунисты попытались быстро и радикально модернизировать сознание молодых и социально активных казахов, натравив их на баев-мироедов. Бельсенды отбирали скот и тут же проедали его со товарищами. Всю осень 1928 года в Казахской степи продолжались чудовищная резня конфискованного байского скота и сплошной той юного партактива, однако никакого массового голода в Казахстане на следующий 1929 год еще не было, запасов мяса и скота пока хватает.
Смертельный удар по казахскому аулу и, как следствие, голод вызвала не конфискация баев 1928 года, а последовавшая за ней кампания коллективизации и принудительного оседания кочевников 1929–1930 годов, когда все те же, почувствовавшие вкус халявы аульные бельсенды были брошены на обобществление скота в колхозы, отбирая его у обычных скотоводов. Армия аульных швондеров с мандатами от местных органов власти и широкими полномочиями заполонила степь, творила произвол и бесчинствовала, а главное, и самое страшное, как саранча, сожрала ставший "коллективным", а значит – ничейным, скот рядового кочевника-середняка. На следующий, 1931 год скота в степи не осталось, и есть было уже нечего... Наступил реальный ашаршылык...
Жуткая правда. Уполномоченные на местах по коллективизации в казахских районах – почти поголовно казахи. Русских посылали творить безобразия в русские районы.
Но и в этих условиях, и на местах люди (и коммунисты) были разные. Например, заведующий статистическим бюро Актюбинского округа, талантливый литератор-фольклорист Ахмет Баржаксин, назначенный уполномоченным по проведению "конфискации баев" в Магаджановском районе, помогал укрыть и сохранить скот. Когда его обвинили в оппортунизме, сам сдал партбилет и ответственную должность, заявил, что в антинародной политике участвовать не желает.
Прокурор того же Актюбинского округа Аймухамед Балапанов партбилет не сдавал, но как мог помогал соотечественникам, пытался спасти от конфискации и спас – позволив откочевать в отдаленные районы и вообще из республики – многие крепкие хозяйства. Поплатился за это должностью, но не запятнал руки кровью земляков.
В 1929–1930 годах против коллективизации выступили порядка 50 представителей казахстанской региональной номенклатуры (секретари райкомов, председатели райисполкомов и пр.). Так, латышский стрелок и член ВКП (б) с 1915 года, потерявший на фронтах Гражданской войны руку и представленный к ордену Красного Знамени Рудольф Шаберт, будучи в 1929 году заведующим Павлодарским окружным госторгом, сам подал заявление о выходе из партии, мотивируя категорическим несогласием с проводимой политикой коллективизации. Естественно, был примерно наказан – снят с руководящей работы и в 1937 году был простым садовником в одном из московских парков отдыха. Уникальный человек – будучи арестованным НКВД в 1937 году и получив 10 лет лагерей, умудрился бежать из лагеря и добиться снижения срока до 5 лет. Но это уже другая история...
Можно ли было провести коллективизацию и обобществление скота более гуманно? Несомненно.
Жесткие установки Центр давал всем скотоводческим перифериям, однако руководителям Бурят-Монгольской АССР удалось провести подобные преобразования с несопоставимо меньшими потерями. Хотя ситуация в Бурятии и Казахстане была весьма похожа – у бурят-монголов тоже сложная родоплеменная структура, запутанная межплеменная иерархия, вдобавок значительная часть бурят – православные – была приписана к казачьему сословию и располагала лучшими пастбищами. Внутри бурятской парторганизации тоже шла ожесточенная борьба за власть между национальными группировками – Михея Ербанова и Марии Сахъяновой, однако они справились с коллективизацией без таких жертв...

Делать выводы из истории
Важно не только помнить и почитать жертвы, но и уметь делать выводы из трагедий Истории. Да, большевики распяли Степь, но виноваты ли в этом только большевики... И что самое важное – попробуй дать моральную оценку этой Гекатомбе, оглядываясь на прошлое сквозь призму собственной семейной истории, когда почти у каждого из нас один дед раскулачен и сидел, второй – бельсенды, один – коммунист или сотрудник НКВД, его брат – "враг народа"...
Уяснить надо главное: любая "модернизация сознания" сверху и силой заканчивается обычно резней, голодом и гражданской войной.
И этого допустить больше никак нельзя.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
О странном Батые замолвите слово 30.11.2017
7 главных мемов в СССР 30.11.2017
Какие народы относятся к индоевропейцам 29.11.2017
Что Гитлер планировал сделать с исламским миром 28.11.2017
Вокруг конфуцианства 28.11.2017
За что убрали и демонизировали Берию 28.11.2017
"Начальник колчаковского штаба бросил моему отцу из окна вагона саквояж, полный денег" 24.11.2017
Чем киргизы отличаются от казахов 24.11.2017
Персидские следы в лексике русского языка 24.11.2017
Какой ущерб Перестройка нанесла экономике СССР 23.11.2017

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
19.07.18 Четверг
81. ЖАНГУРАЗОВ Ибрагим
80. КАЛИЕВ Гани
75. ДЖАМБУРШИН Алим
73. НЕХОРОШЕВ Владимир
71. ЧЕНЦОВ Анатолий
68. МУКАНОВ Сериккали
65. ПОЛТОРАБАТЬКО Людмила
64. КУЛМУРЗИН Кадырбай
64. СЕМБИН Дулат
62. ГАБДУЛЛИН Айболат
60. ИМАНБАЕВ Талапкер
59. САПАРОВ Окас
58. ДОСКЕН Галым
56. БУРКИТБАЕВ Жамбул
56. РУБЕЦ Олег
...>>>
20.07.18 Пятница
88. РУДНЕВ Виктор
82. НУРПЕИСОВ Советхан
79. БУЛИКПАЕВ Амангельды
72. КУЗАТБЕКОВ Науатбек
72. МЫРЗАХМЕТОВ Шалатай
71. МОЛДАБЕКОВ Мейрбек
70. ИМАШЕВ Тлеккабыл
68. БЕКБАС Оразбек
68. МАКАШЕВ Зейнула
67. МУРАДОВ Ахмет
63. АМАНОВ Булат
62. КОНИРБАЕВ Кайрат
61. АБУЛХАИРОВ Дармен
61. КЕМЕЛЬБАЕВ Сабыралы
59. АТМАЧИДИ Фима
...>>>
21.07.18 Суббота
86. МАЛЯР Иосиф
64. ИБРАЕВ Мурат
61. БИСЕНОВ Кылышбай
60. МАДИКЕНОВ Болат
58. ЖАРМУХАМБЕТОВ Мажит
58. СМИРНОВА Ирина
57. ДЖАНАБЕРГЕНОВ Кайрат
57. ИБАТОВ Марат
57. НУГМАНОВ Серик
56. ЖУМАЕВ Ерахмет
55. ЕСИМОВ Даулетхан
55. САГИНГАЛИЕВ Мухтар
54. МУХАНЖАРОВ Аблай
54. МУХИТОВ Кайрат
53. АБДРАХМАНОВ Мухтар
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz

КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050