NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (май 2019)
Кто человек №2 в Казахстане (апрель 2019)








Поиск  
Четверг 20.06.2019 16:33 ast
13:33 msk

Конфигурация № 3 (продолжение)
"Номад": "структурные изменения" и перестановки - кто, зачем и почему
02.09.2002 / аналитика

"Разговор по душам"
ГРОЗНЫЙ. Ну что, смерды вонючие?
Бояре падают ниц.
ГРОЗНЫЙ. Извести меня небось хотите?
Бояре скулят.
ГРОЗНЫЙ. А я вас, сукиных детей, на медленных угольях!
Бояре стонут.
ГРОЗНЫЙ. Медведями, что ли, затравить?
Бояре причитают.
ГРОЗНЫЙ. С Малютой, что ли, посоветоваться?
Бояре воют.
ГРОЗНЫЙ. Сами-то чего предпочитаете?
БОЯРЕ. Не погуби, отец родной!
ГРОЗНЫЙ. Ну вот: "Не погуби..." Скучный вы народ, бояре. Неинициативный. Одно слово - вымирающий класс.
Занавес"

В.Шендерович

* * *

Продолжение. Начало см. здесь

В четверг (29 августа) прошла очередная волна кадровых назначений. Пост министра охраны окружающей среды потерял Андарь Шукпутов, на место которого села Айткуль Самакова. Марат Тажин переместился на новую должность первого заместителя руководителя Администрации президента, а в Совбезе возник новичок Омархан Оксикбаев. Вдобавок, на следующий день Бердибек Сапарбаев после семилетнего отсутствия вернулся в центральные органы власти, а в Чимкенте воссел Болат Жылкишиев.

Отставка Шукпутова, как мы уже писали, была вполне предсказуема, и не только по причине радикального урезания полномочий в его ведомстве. 44-летний министр вошел в обойму, как и многие другие сотрудники НИИ при Госплане Казахской ССР, с двойной подачи Бейсембая Изтлеуова и Ержана Утембаева, занимавшихся вербовкой молодых и незашоренных экономистов в правительственный аппарат для подготовки и проведения радикальных экономических реформ начала 90-х годов. В 1993 году Андарь стал помощником вице-президента Ерика Асанбаева, при поддержке которого сначала был включен в комиссию по подготовке очередной правительственной программы во главе с Кажегельдиным, а осенью 1994 года попал в новое правительство в качестве зама и первого зама Сарыбая Калмурзаева в Госкомимуществе.

Поддержка Калмурзаева и Утембаева и в дальнейшем уверенно вела его по коридорам (точнее, по высоким кабинетам) исполнительной власти, пока в декабре 2000 года Шукпутов не стал вдруг министром природных ресурсов и охраны окружающей среды. Министерство, которое ему досталось, откровенно говоря было периферийным, как в силу местонахождения в богом забытом Кокчетаве, так и в плане наличных функций. Его предшественник Серикбек Даукеев - многолетний покровитель живой природы и недр Казахстана - незадолго до этого существенно подрастерял свой "авторитет" и, покинув родное министерство, был отправлен усмирять непокорный Запад в ранге акима Атырауской области. Воспользовавшись его уходом Владимир Школьник, получивший по случаю эполеты вице-премьера, вывез из Кокчетава "полномочия в области геологии и охраны недр". Учитывая, что вышеупомянутые полномочия не в последнюю очередь опирались на контроль и лицензирование богатейших недр Казахстана, естественно, аппаратный вес МПРиООС упал очень и очень низко. С другой стороны оставались еще лесные, рыбные, охотничьи, водные ресурсы и экология, которые тоже представляют известную ценность.

Почему министром всего этого хозяйства стал именно Андарь Шукпутов, история (хотя и недавняя) скромно умалчивает. Самое рациональное объяснение состоит в том, что просто пришла его очередь: почти десять лет в правительстве, дважды замминистра, дважды завотделом, по одному разу - замруководителя канцелярии премьера и президента Агентства по банкротству, ученая степень, "связи в верхах" и, видимо, неплохие менеджерские и командные способности. Команда, которую Шукпутов сформировал в МПРиООС`е (то бишь, фактически, министерстве экологии), вызвала легкое удивление: вице-министры Мурат Мусатаев (стратегический планировщик), Карим Кокрекбаев (железнодорожник), Нурлан Искаков (антимонопольщик), Марат Кынатов (банкир-реабилитатор) и Мажит Турмагамбетов (регулятор алкогольного рынка) - полный комплект специалистов по охране и использованию перечисленных выше природных ресурсов. Оптимизм внушали две вещи - во-первых, то, что во главе профильных комитетов остались все-таки специалисты, а во-вторых, переезд из Астаны в Кокчетав сам по себе является актом гражданского мужества и образцом аскетизма и нестяжательства.

Ушел министр не из-за какого-то одного просчета или (не дай бог) коррупционного правонарушения, отнюдь. Сняли его, скорее, по совокупности заслуг - тут и легкая некомпетентность, и бесцветное руководство, и дело Турмагамбетова, и нелепое поведение на жакияновском процессе, и, не в последнюю очередь, очередное урезание полномочий ведомства. Сказать, что Шукпутова как-то обделили сложно: какую-нибудь синекуру он получит (благо, что и покровители живы, и заслуги немалые все-таки есть, да и сам отнюдь не вор и не дурак), а через пару лет, глядишь, вновь всплывет. Кстати, из-за отставки Андаря Шукпутовых во власти не убудет - родной старший брат экс-министра - Ахмеджан в марте прошлого года стал начальником Высшего военно-морского училища Министерства обороны (это в котором позавчера прошла присяга первых 20-ти курсантов-новобранцев). Военно-морская инфраструктура в Казахстане более чем высоко развита - помимо ВВМУ в наличии имеется также Военно-Морская База в Актау, Морские части Пограничных войск и даже собственный контр-адмирал (как обычно, из Джамбула). Таким образом, перспективы у капитана первого ранга Ахмеджана Шукпутова весьма недурные, и своего временно уволенного брата он с честью заменит, не посрамит, так сказать, фамилию.

* * *

Что же касается МПРиООСа, который стал теперь просто МООСом, то там появилась министр в юбке Айткуль Самакова - ветеран казахстанской политической жизни. Вновь назначенной главноохранительнице казахстанского зверья и живья 53 года, первую часть жизни она проработала на ниве пищевой промышленности, а затем, сохраняя кураторство над оной, переместилась на стезю партийной работы. В начале 90-х, в связи с упразднением государственного контроля над пищепромом, Самакова перешла в торговлю (первым замминистра торговли и замминистра промышленности и торговли). Весной 1996 года эту хорошо образованную и умную женщину, к тому же обладающую недурными административными талантами, забрали в президентский аппарат на не самую важную, но вполне солидную должность завотделом гражданства. А уже осенью Самакова была назначена сенатором (вместо Бырганым Айтимовой, ставшей первым послом Казахстана в Израиле). Следующий карьерный прыжок Самаковой также был вызван чужими перемещениями - освободилось кресло вице-спикера верхней палаты. Сенат, невзирая на свой конституционный статус, отнюдь не является сверхвлиятельным органом государственной власти, зато пребывание там дает возможность проявить себя в глазах других "институтов".

Самакова не долго проработала заместителем Омирбека Байгельди - в январе следующего года, сразу после президентских выборов, ее назначают министром, правда без портфеля, зато с председательствованием в Национальной комиссии по делам семьи и женщин при Президенте республики. Казахстанский официальный феминизм - есть явление, которое будут изучать исследователи будущего; мы же от этой темы уклонимся. Стоит отметить лишь то, что при Самаковой (в отличии от ряда ее предшественниц) комиссия смогла удержаться от откровенно одиозной репутации "апай-палаты" или центра по славословию первой леди. Ждать реальных результатов работы также не стоило, учитывая отношение к этой "структуре" всех остальных лиц, принимающих решения (и не только мужского пола). Тем не менее, Айткуль Самакова добилась более или менее высокого авторитета среди коллег и отношения к себе как к "беспортфельному министру" не терпела, пыталась посильно реализовать те немногие бюджетные возможности, каковые ей перепадали. "Сопутствующие" дела у министра-председателя шли очень даже неплохо: ее - единственного члена правительства - избрали в бюро политического совета партии "Отан", ввели во множество важных и не очень комиссий и советов, не говоря уж о доступе к президенту, многочисленных теле-, радио- и газетных интервью и не менее многочисленных заграничных командировках.

Как сказала сама Самакова в интервью "КазПравде": "Самое главное то, что нам удалось сориентировать деятельность государственных органов на создание общества гендерного равенства". В перечне решенных ею задач можно назвать: разработку Национального плана действий по улучшению положения женщин, создание Совета по гендерной экспертизе законодательства, открытие совместно с НПО 13 кризисных центров по оказанию помощи женщинам и детям, пострадавшим от насилия, и многое другое.

Можно отметить и ее семейные успехи: муж - Серик Жарасович Крымов - директор (и по слухам, хозяин) гостиничного комплекса "Алмалы" (что по пути на Медео), а единственный ребенок в семье - сын Кайрат в свои 33 года сделал блестящую карьеру - вице-президент "Мангистаумунайгаза", вице-президент "КазТрансОйла" и с прошлого года - президент национальной судоходной компании "КазМорТрансФлот" ("Наш сын никогда не создавал нам серьезных проблем. Он хорошо учился, был очень самостоятельным" - А.С.).

Так что появление на посту министра охраны окружающей среды Казахстана такого министра скажется на состоянии экологии, как минимум, не негативно. Воровать ей в силу хорошего семейного положения не надо; опыт работы в правительстве, парламенте и администрации президента есть, и немалый. В перспективе можно даже заикнуться о тех далеких временах, когда женщины будут руководить правительством республики, но - в силу мужского шовинизма не будем.

Останется ли в правительстве пост министра - председателя НЦДЖ пока неясно. Неясно и то, кто может на него претендовать. Какое-то время, видимо, председательство в комиссии сохранит за собой Самакова: она же явно будет лоббировать на этот пост кого-то из своих сотрудников - Светлану Джалмагамбетову (зам. акима Акмолинской области и зампред НКДЖ), Сабилу Мустафину и Наилю Кулманову (сотрудниц аппарата комиссии). Не откажутся от этого поста и депутат Зауре Кадырова, председатель Агентства по демографии и миграции Алтыншаш Жаганова, председатель Демократической партии женщин Казахстана Раушан Сарсенбаева и с два-три десятка активисток различных женских организаций. Тем не менее, есть слухи о том, что кресло министра без портфеля и председателя "женской комиссии" может занять Мухтар Кул-Мухаммед. Мысль какая-то в этом есть, тем паче, что сам Мухтар Абрарович в качестве делегата сильного пола в Комиссию уже входит, но, тем не менее, оставим эти домыслы на совести их распространителей.

* * *

Назначение Бердыбека Сапарбаева на должность председателя вновь созданного Агентства таможенного контроля автоматически ведет (и уже отчасти привело) к очередному изменению баланса в составе кабинета. После потери Какимжановым контроля над таможенной службой было крайне глупо полагать, что ему дадут возможность назначить на этот пост своего человека. Не менее глупо было думать, что президент доверит таможню представителю любой другой провластной группировки, даже самому премьеру. Счет кандидатам на это место, уже согласованных, одобренных и приготовившихся прыгнуть в таможенные дебри, но отвергнутых в последних момент, идет на десятки (причем только с начала года).

Место такое, вкусное…

Назначение же Сапарбаева "автоматом" (как теперь стало модно) решает сразу несколько проблем: во-первых, маститый чиновник, обогащенный новым опытом, возвращается в республиканское правительство; во-вторых, сам Сапарбаев получает, тем самым, как бы награду за многолетние труды на благо Отечества на самом что ни на есть переднем его краю - Чимкенте; в-третьих, решение принято именно самим президентом, не в интересах каких-то ФПГ или доморощенных самовыдвиженцев. И - немаловажное - в-четвертых, учитывая репутацию Сапарбаева, как "человека Рахата Алиева", данное назначение служит косвенным компромиссом с сосланным в Швейцарию зятем-генералом. Наблюдатели получают возможность заявить (и естественно, заявят) об очередном "усилении (возвращении, ренессансе) Рахата"; однако же, даже при совпадении многих политических и деловых интересов Сапарбаева и Алиева, сомнительно, что новому шефу таможни дадут карт-бланш на многочисленные кадровые перестановки или, тем более, возможность самостоятельной игры - вне правительства и общегосударственных интересов. Роль Сапарбаева в таможне сводится прежде всего к тому, чтобы не пустить туда кого-либо еще (и не более). Занять место, заполнить вакуум.

Новый аким Южно-Казахстанской области Болат Жылкышиев родом из местных, как и ряд его предшественников (Турисбеков, Абдуллаев), хотя по неофициальной традиции принято ставить "на Чимкент" выходцев из других регионов - во избежание "самовозгорания" родовой борьбы. Однако же, репутация нового руководителя одного из сложнейших регионов Казахстана выгодно отличается от репутации большинства его предшественников.

Начать с того, что на Болата Жылкышиева работает превосходная репутация отца - Абжаппара Джилкишиева (1957-1995), участника Великой Отечественной войны и писателя. А.Джилкишиев в 50-80-е годы занимал следующие посты: заворготделом Луговского райкома, замзав орготделом Джамбулского обкома, первый секретарь Келесского райкома, второй секретарь Ильичевского райкома, председатель Сары-Агачского и Георгиевского райисполкомов, первый секретарь Георгиевского и Кзыл-кумского райкомов, председатель Алгабасского райисполкома, завотделом цен Чимкентского облисполкома, председатель парткомиссии Чимкентского обкома Компартии Казахстана ("Писатели Казахстана", А, "Жазуши", 1982, с.69). Сам Абжаппар Джилкишиев родился в Луговском районе Джамбулской области, но это отнюдь не сказалось на его авторитете в Чимкенте.

Старший брат Болата - Нурлан (1953г.р.) также вначале пошел по комсомольской линии (был первым секретарем Келесского райкома комсомола), но затем ушел в бизнес и нынче процветает, занимаясь производством вин на собственном заводе "Капланбек" ("Элита Казахстана", А., 1997, с.122). "Сейчас у нас в районе жесткая конкуренция. Сюда за сырьем едут "Бахус", "Назико", "Витязь" и ряд других компаний. Виноградников ведь мало осталось. И как бы ни ругали "Капланбек" - это чуть ли не единственная зона в Сарыагашском районе, где сохранилась лоза" (из интервью Нурлана Жылкышиева, 2000 г.).

Болату Жылкышиеву 17 сентября исполняется 45 лет, родился он в Келесском районе (отец - первый секретарь), получил два высших образования - инженерное и экономическое. Работал в тресте "Промстройматериалы", затем перешел на семейную стезю - инструктор райкома, секретарь парткома завода, в 1991 стал зампредом Чимкентского горисполкома, а после административной реформы 1992 года - главой Дзержинской райадминистрации Чимкента. В октябре 1995 года в соседней Джамбулской области сменилась власть - вместо Омирбека Байгельди, ушедшего в Сенат, акимом области стал Амалбек Тшанов, с которым Жылкышиев вместе работал в "Промстройматериалах" (первый - главным технологом, второй - главным механиком), а затем и в Чимкенте (первый - аким города, второй - аким района). Тшанов пригласил хорошо известному ему Жылкышиева в Джамбул, в январе 1997 года переименованный в Тараз, в качестве акима города, и на этом посту он проработал весь период работы Тшанова в области - с октября 1995 по январь 1998 года.

В январе 1998 года Тшанова свалили (с превеликим надо сказать трудом); потерял работу и Жылкышиев, но только для того, чтобы вновь получить ее на своей "малой Родине" - в Чимкенте. Калык Абдуллаев, незадолго до этого ставший акимом Южно-Казахстанской области, отчаянно нуждался в крепких хозяйственниках, на кого он мог бы свалить коммунальное хозяйство области (на управление госимуществом и финансами людей он нашел сразу). В феврале 1998 года Жылкышиев становится заместителем акима области, а после структурной реорганизации областного акимата - начальником областного департамента строительства, благоустройства и коммунального хозяйства. Благодаря своей цепкой хватке, работоспособности и "неявной амбициозности" он обеспечил себе уверенные позиции в области - и при Абдуллаеве, и при сменившем его Сапарбаеве. В декабре 1999 года его перебрасывают акимом в перманентно бастующий Кентау, а после успешного наведения порядка - акимом Чимкента.

Репутация крепкого хозяйственника, умение работать и заслуженное уважение, которое завоевал Жылкышиев в области, и стали причиной его взлета в кресло областного руководителя. К прочим причинам можно отнести и хорошую генеалогию, отсутствие коррупционных скандалов и умение выстраивать четкую систему отношений с начальством, основанную на взаимоуважении и взаимодоверии.

* * *

Писать о Марате Тажине сложно - его десятилетнее пребывание в эпицентре политической жизни Казахстана стало темой десятков комментариев (с порой противоположными выводами). Он практически сразу вошел в узкую когорту наиболее влиятельных фигур республики и исключить его из их числа пока никому не удавалось (а желающих было ой как много!).

Даже его "простое" перемещение (без смены кабинета) в минувший четверг, занявшее пару строк в "подвале" первой страницы "Казахстанской правды", означает большие структурные изменения в руководстве идеологией и национальной безопасностью Казахстана. Формально Тажин потерял. Двойной пост помощника президента по национальной безопасности - секретаря Совета безопасности даже по звучанию превосходит название его новой должности - первого заместителя руководителя Администрации президента. Однако, суть дела в том, что влияние потерял отнюдь не Тажин, а его бывшее место работы, сам "главный аналитик, идеолог и "серый кардинал" наоборот вырос (насколько это только возможно после январской реорганизации президентских структур).

Пребывание главного идеолога-аналитика на посту секретаря СовБеза свои результаты принесло: как минимум, к ним можно отнести усиление собственных аналитических структур в силовых структурах; концептуальные разработки, легшие в основу деятельности этих же структур; выработку соответствующей идеологической линии (там же) и т.д. Если задача состояла именно в этом, то ее можно считать выполненной. Деполитизация структур национальной безопасности, прошедшая зимой этого года, с уходом Тажина также закончилась. Перед ним поставлена намного более сложная цель - приведение в порядок государственного идеологического аппарата, пребывающего ныне в полном хаосе. Тажин получил не просто пост первого замруководителя администрации, он получил пост первого зама Нуртая Абыкаева, наиболее влиятельного сейчас человека в Казахстане (после президента); к тому же само словосочетание "Марат Тажин" является не просто именем и фамилией, это - "товарная марка", прекрасно иллюстрирующая тезис о том, что "не место красит человека, а человек место". Кстати, поста первого заместителя в администрации президента не было с момента ее создания в октябре 1995 года; что тоже говорит само за себя.

Формально Тажину подчинены отдел внутренней политики (заведующий - Бахытжан Жумагулов), отдел по работе с Ассамблеей народов Казахстана (зав. - Жуматай Алиев), пресс-секретарь президента (Жанай Омаров) и пресс-служба президента (руководитель - Есетжан Косубаев). Однако, скорее всего, в его ведение войдут МКИОС, Министерство образования и науки, "Хабар" и государственные СМИ в целом. В президентскую вертикаль, вновь создаваемую с начала этого года, идеологический и масс-медийный сектора не попали в силу своей специфики, однако сейчас ситуация изменилась.

Добрая половина руководителей переданного (точнее, возвращенного) Тажину блока откровенно некомпетентна, а другая занимается проведением в СМИ собственных интересов (отчасти политических, отчасти - деловых; как правило, сочетая и то, и другое). Выращивать новых идеологов некогда и бессмысленно, отсюда и новая должность Марата Тажина, которому задача №1 - создать какое-то подобие управляемой и взаимно непротиворечивой машины. О задачах государственной идеологической системы мы расскажем позже, сейчас речь идет исключительно о кадровых и структурных аспектах событий, произошедших в конце августа. Можно сделать вывод, что влияние Тажина не выросло, но и не снизилось: он вернулся к своим прежним обязанностям образца 1993-1999 гг., но - в изменившихся условиях игры. Однако негативным аспектом для самого Тажина (без учета задач, функций и структур) является то, что его "служебное развитие" идет по плоскости - замруководителя администрации - секретарь СБ - председатель КНБ - секретарь СБ - замруководителя. Для гражданского, по сути, лица посты в СБ и КНБ намного более значимы (в психологическом плане), а перманентное возвращение на круги своя означает замкнутый круг - других сильных кандидатов на эти роли нет, а сам Тажин с каждым годом теряет гибкость и мобильность, зато приобретает вкус к созданию собственных замысловатых схем. Он - единственный сановник нашей "пятой республики", кто без перерыва находится на вершине с момента обретения независимости (те же "гвардецы" Абыкаев и Есимов успели испытать и взлет, и падение с "загранкомандировкой", и радость возвращения), что объяснимо его острой необходимостью и доверием со стороны президента.

Как бы то ни было, других создателей-руководителей идеологической сферы, хотя бы на половину равных Тажину, нет и явно не предвидится в обозримом будущем. Команда же Тажина без него самого особой ценностью не обладает (а зачастую, и напротив). Развитие ситуации (как в области госполитики, так и личной карьеры) будет зависеть исключительно от самого Марата Тажина.

* * *

Посты помощника президента по вопросам национальной безопасности и секретаря Совета безопасности разделены (пока нет информации, но первая должность может быть вообще упразднена), и дивиденды от этого попали автоматически в руки тех, кто ранее входил в состав СовБеза: госсекретаря-министра иностранных дел Касымжомарта Токаева, председателя КНБ, руководителей МВД и Минобороны. Токаев, к примеру, имея пост госсекретаря автоматически избавляется от опеки и направляющей длани Совбеза. "Силовики" же лишаются промежуточного звена между собой и президентом, хотя и теряют некоторые возможности по координации работы. Безусловно, такая схема является временной и, скорее всего, будет каким-то образом модифицирована.

Пост секретаря Совбеза получил Омархан Оксикбаев - фигура, хотя и не новая в астанинских коридорах, но, тем не менее, практически широкой публике неизвестная. Ему 47 лет, родился в Балхашском районе, по образованию - экономист. С 1984 года работал в Главном контрольно-ревизионном управлении (ГКРУ) Министерства финансов республики, где дорос до замначальника этого главка. В 1992-96 гг. работал в Госфинконтроле - структуре, созданной на базе ГКРУ, но с более высоким статусом. Занимался поиском бюджетных средств, брошенных в агропромышленный комплекс (дело по сути безнадежное и малоперспективное). В 1996 году после очередной реорганизации попал в центральный аппарат Минфина начальником управления межгосударственных отношений, а уже летом был введен в состав Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета.

Несмотря на немалые полномочия и громкое название и статус, Счетный комитет все же не считался структурой, где можно сделать карьеру; более того, для многих чиновников - это, по сути, политическое кладбище. Оксикбаеву повезло: через два года его приметил Оралбай Абдыкаримов, нынешний спикер Сената, а тогда председатель Госкомиссии по борьбе с коррупцией (Оксикбаева мог порекомендовать и председатель Счетного комитета Мусиралы Утебаев). В обязанности Оксикбаева, как и другого члена комиссии Иоганна Меркеля входила работа по проведению проверок коррупционных нарушений и подготовке докладов комиссии (остальные члены комиссии работали в ней по совместительству, и таким образом вся тяжесть работы легла на Оксикбаева и Меркеля). В конце 1999 года Абдыкаримов ушел в Сенат, а в апреле комиссию расформировали (отчасти за отсутствием особых результатов). С января по апрель 2000 года комиссией временно руководил Марат Тажин, который и забрал Оксикбаева в аппарат Совбеза своим заместителем. Деятельность Оксикбаева эти и последующие годы окутана "мрачной пеленой государственных тайн", известно лишь, что он занимался вопросами экономической безопасности (в т.ч. борьбы с коррупцией и контрабандой), межгосударственными связями Совбеза и решением различных организационных вопросов. Он не является стратегом или сильным аналитиком, его способности лежат в более прикладной сфере: хороший исполнитель, организатор, командный игрок.

Взлет Оксикбаева произошел в феврале этого года, когда в администрации президента решили разделить организационно-контрольный отдел на организационно-территориальный отдел и Главную контрольную инспекцию. Лучшее, как говорится, враг хорошего: такое разделение уже бывало (в 1993-95) и никаких результатов - ни хороших, ни плохих - не дало. Тем не менее, отдел разделили и руководителем ГКИ поставили Омархана Оксикбаева (тем более, что аппарат Совбеза был сильно сокращен - упразднены Аналитический центр, отдел по вопросам экономической безопасности и "ставка" замсекретаря). Несколько позже под инспекцию подвели и вполне конкретную функцию - она стала рабочим аппаратом Комиссии по вопросам борьбы с коррупцией и соблюдения служебной этики государственными служащими при президенте. Комиссию возглавил генерал-полковник Сат Токпакбаев, а Оксикбаев стал его заместителем.

Жесткая линия государства на борьбу с коррупцией по всем фронтам, выдвинули Оксикбаева на ключевые роли - естественно, в качестве одного из ее кураторов и координаторов, а не "публичных" борцов (прокуроров, следователей и пресс-секретарей). И когда встал вопрос о кандидатуре нового секретаря Совбеза, фамилия Оксикбаева всплыла одной из первых. Организаторские способности, неамбициозность, опыт работы в Совбезе и администрации президента были вполне оценены. С другой стороны и пост, который ему в итоге достался, уже не тот, что был еще неделю назад. Секретариат Совбеза отныне будет заниматься работой по организации его заседаний, обеспечению текущей работы (делопроизводство, переписка, поддержка рабочих групп и подкомиссий); аналитические подразделения будут разбросаны между структурами, подчиненными Тажину. И все же, пост секретаря СБ занимает в структуре государственной власти очень важное значение и, если Оксикбаев сможет им правильно распорядится, то перед ним открываются неплохие возможности (минимум - расширение полномочий).

* * *

Таким образом, в Астане (и в Чимкенте) сложилась качественно обновленная властная композиция. У нее есть свои плюсы и свои минусы. Павлов, Келимбетов, Оксикбаев, Жылкышиев прибавили в аппаратном весе, Есенбаев, Какимжанов, Самакова, Тажин, Сапарбаев передвинулись по горизонтали, Шукпутов вылетел. Структура правительства стала эффективнее и адекватнее стоящим перед ней задачам, новые назначения вполне оправданы и в целом негатива не несут. Минус же в том, что на властном Олимпе по прежнему не хватает новых лиц и идей. Астане предстоят нелегкие времена - впереди несколько циклов выборов, необходимость реализации амбициозных президентских программ, и кадровый голод сейчас во многом нивелируется опытом и способностями нынешних руководителей государства. Вместе с тем, стоит отметить перманентное выдвижение специалистов из среднего звена, часть из которых - после соответствующего естественного отбора - пополняет ресурсы государства. Такой же естественный отбор выдергивает из стройных рядов казахстанского чиновничества (то бишь, административной и политической элиты) сорняки, вредящие общему делу.

Далеко не все представители исполнительной и уж тем более законодательной власти способны принимать самостоятельные и ответственные решения, но, как показывает практика, как только многие из "решительных лиц" начинают эти решения принимать, то тут же становится ясно - лучше бы они этого не делали. В качестве примеров можно назвать несколько десятков уволенных чиновников (некоторые уже сидят, а некоторых еще пока не уволили), посвятивших свои таланты (при их наличии) исключительно целям личного обогащения.

Нынешняя ситуация (при всех своих плюсах, минусах и "закидонах") вполне является основой для нормального динамичного развития государства при сохранении политической стабильности (частью которой является и стабильность кадровая).


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
"Ак жол" шагает впереди 26.09.2002
Кризис жанра 19.09.2002
Возвращение Гусинского 16.09.2002
Премьер распределил обязанности 04.09.2002
Конфигурация № 3 (продолжение 2) 03.09.2002
Конфигурация № 3 (продолжение) 02.09.2002
Конфигурация № 3 29.08.2002
Командовать парадом буду я! 29.07.2002
Политические игры в чистый "ислам". Часть 1 24.07.2002
Аблязов сел. Что дальше? 23.07.2002

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
20.06.19 Четверг
81. ЧЕРНЫШЕВ Владимир
74. АХАЕВ Кенесхан
71. ИМАНДОСОВ Самурат
71. КОНАС Насипкали
68. ШИДЕНОВ Галыхаир
67. АЛИЕВ Жуматай
67. ПИРМАТОВ Эшмурат
63. МУКАШЕВ Рахмет
60. АБДАЛИ Дамеш
60. МАХМЕТОВ Сабыржан
58. БИГАРОВА Сауле
58. ШАЙМЕРДЕН Сайын
57. ЗЕЙНУЛЛИН Талгат
56. ПАРИТОВ Бекет
55. АМИРЖАНОВ Рахимбек
...>>>
21.06.19 Пятница
68. ДАНЕНОВ Нурлан
67. БЕКТУРГАНОВ Ерсултан
65. КУЛМАГАМБЕТОВ Ильяс
61. СВЯТОВ Болат
59. АКАНОВ Булат
54. АСПАНДИЯРОВА Айгуль
53. АБСАТТАРОВ Кайрат
53. АЛИЕВ Арман
52. КАИРЖАНОВ Арман
52. КУНАНБАЕВ Даурен
51. ЕВНИЕВ Арман
48. ЕСКЕНДИРОВ Асан
46. СЫБАНКУЛОВ Ернат
45. УЗБЕКОВ Гани
44. ЖАНАБАЙ Самат
...>>>
22.06.19 Суббота
78. КРЕПАК Петр
75. КУБАЕВ Казила
72. ИСМАГУЛОВА Батес
71. КЕМЕШОВ Бердихан
63. ГРИБАНОВА Елена
62. ЫСКАК Бинали
59. СЫРГАБЕКОВА Асия
58. СЕИТОВ Галымжан
56. ЗВОЛЬСКИЙ Сергей
53. КИМ Инесса
44. САУРАМБАЕВ Бейбут
40. КИРОВИЧ Александр
37. АБИШЕВ Галым
36. ВЕРОНСКАЯ Майя
34. ВОЛКОВ Кирилл
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz