NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (август 2019)
Вам какой президент больше нравится?








Поиск  
Суббота 21.09.2019 22:24 ast
19:24 msk

Растущая культура экстремизма в Казахстане
На юге и юго-востоке Казахстана имеются большие группы этнических узбеков, таджиков и киргизов. Южные районы Казахстана – самые густонаселенные и считаются сердцем страны. Это те районы, где исламский фундаментализм более распространен, в основном, среди неказахского населения
30.11.2011 / политика и общество

"Stratfor" // ИноСМИ, 29 ноября

Число нападений боевиков в Казахстане ощутимо выросло в 2011 году. Хотя правительство приписывает все атаки росту исламского экстремизма, есть многочисленные иные факторы, включая экономические условия в Казахстане и нынешнюю политическую напряженность, которые могут служить мотивацией для подобных нападений. Реакция правительства на атаки заключается в том, чтобы подавлять религиозные движения – шаг, который способствует подъему весьма реального исламского экстремизма, который может быстро распространиться по Казахстану.
В 2011 году Казахстан стал свидетелем роста числа атак боевиков. Хотя в Казахстане нет реальных традиций экстремизма, в 2011 году по крайней мере шесть инцидентов и семь полицейских рейдов были, по сообщениям, связаны с воинственностью внутри страны. Казахские власти прямо заявили, что исламский экстремизм в стране существует, хотя некоторые инциденты, судя по всему, были вызваны другими факторами, в частности, социально-экономической и политической напряженностью в Казахстане. Резкий ответ правительства на эти атаки – после почти двух десятилетий игнорирования или преуменьшения потенциала исламской угрозы – подпитывает связанный с исламизмом экстремизм, который может легко распространиться в Казахстане.

Благодатная почва для экстремизма в Казахстане
В Казахстане есть традиция относительной стабильности и религиозной терпимости. Население страны на 70% состоит из мусульман. Большая часть этого населения в общем и целом не считается особо религиозной, хотя в Южном Казахстане эта ситуация меняется – в особенности там, где население становится по этническому составу сильно узбекским, а узбекские мусульмане обычно более фундаменталистски настроены, чем казахские. После развала Советского Союза в Казахстане не наблюдалось того рода экстремизма, который можно было обнаружить в странах, являющихся его соседями к югу – Киргизии, Таджикистане, Узбекистане и периодически Туркмении. Однако это не означает, что Казахстан не является благодатной почвой для экстремистских движений.
В Казахстане две основные населенные зоны – северо-запад и юго-восток, и достаточно мало населения между ними. Демографическая ситуация в каждой из населенных зон может способствовать активности боевиков.
В составе северного населения – много чеченцев, более пятисот тысяч, по некоторым оценкам, которые были высланы в Казахстан в советское время, чтобы не допустить консолидации традиционно антироссийских групп на Кавказе против советского режима. Число чеченцев в Казахстане снизилось с годами до немногим более чем ста тысяч, но резко выросло в начале 2000-х годов с началом второй чеченской войны. Некоторые из самых известных боевиков, революционеров и политических лидеров Чечни родились в Казахстане, включая Джохара Дудаева, Аслана Масхадова и даже Ахмада Кадырова, отца нынешнего чеченского президента. Эта чеченская диаспора предоставляет возможность кавказским сетям боевиков проникать в Казахстан через существующую сеть связей, хотя неясно, происходит это в действительности или нет.
На юге и юго-востоке Казахстана имеются большие группы этнических узбеков, таджиков и киргизов. Южные районы Казахстана – самые густонаселенные и считаются сердцем страны. Это те районы, где исламский фундаментализм более распространен, в основном, среди неказахского населения. По данным источников Stratfor, именно в этом районе были обнаружены следы иностранных исламских экстремистских группировок, таких как "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" и "Исламское движение Узбекистана", причем еще в 1988 году.
Казахстан был более мягким и снисходительным, чем другие среднеазиатские государства, в том, что касалось запретов конкретных исламских экстремистских группировок. Источники Stratfor сообщали, что казахские службы безопасности также не были в курсе меняющихся движений населения в Южном Казахстане, в особенности в том, что касалось экстремистских группировок, хотя, по сообщениям, их работа постепенно улучшается в этом направлении при помощи российской разведки. Такое сравнительно небрежное отношение дало возможность группировкам боевиков укрепиться до того, как правительство отреагирует. Национальная служба безопасности Узбекистана выпустила несколько отчетов о том, что "Исламское движение Узбекистана" вместе с новыми группировками боевиков, такими как "Узбекский Исламский джихад", распространяют свою деятельность и свое влияние и на территории Казахстана. Эти группировки пока не очень активны в Казахстане, хотя другие среднеазиатские страны обвиняют Казахстан в том, что он служит прибежищем для этих группировок, которые активно действуют в других среднеазиатских государствах.
Также способствует распространению экстремизма смена поколений, происходящая в Казахстане. Источники Stratfor дали понять, что исламский экстремизм в последнее время романтизируется среди казахской молодежи. Более того, приходящее поколение подковано в том, что касается интернета, а интернет может служить инструментом радикализации. В последние два года казахские власти заблокировали более ста веб-сайтов, которые были сочтены экстремистскими. Радикализация потенциальных джихадистов посредством интернета – вещь не новая, и казахские власти воспринимают эту угрозу довольно серьезно. Астана заявляла, что многочисленные подозреваемые, задержанные с начала августа, использовали интернет для поддержания контакта с радикальными кругами или другими боевиками за пределами Казахстана, вероятно, из Пакистана, Афганистана и с российского Кавказа. Беспрепятственный доступ – или даже ограниченный доступ – к таким ресурсам может способствовать радикализации и предоставить экстремистам новые возможности. (Однако же интернет – не единственный источник информации, который способен привести к радикализации. Наркоторговцы, которые закупают товар у исламистских боевиков, порой распространяют подпольную пропаганду через казахскую границу вместе со своим контрабандным товаром).

Причины роста напряженности
Предыдущие случаи насилия в Казахстане были связаны с религиозной идеологией в такой же степени, в какой они были средством реакции на другие проблемы, такие как экономическая и политическая ситуация в стране. Правительство, кажется, повесило на все подобные случаи ярлык связи с исламским экстремизмом, даже хотя не имеется недостатка и в других причинах для людских выступлений и агрессивных действий.
Первым фактором, вносящим свой вклад в напряженность в Казахстане, является экономика. Закрома страны, возможно, полны доходов от энергоэкспорта, но это богатство не доходит до большинства населения. Более того, финансовый кризис 2008 года очень сильно сказался на Казахстане; банковский сектор страны был на грани коллапса, а ее валюта, тенге, ощутимо обесценилась. Кроме того, Казахстан присоединился к Таможенному союзу с Россией и Белоруссией. Это очень сильно повлияло на бедные слои населения Казахстана, которые традиционно покупают недорогие товары, импортируемые из Китая, а теперь вынуждены покупать более дорогие товары из стран-членов Таможенного союза. Экономическая ситуация в Казахстане стала причиной волны протестов по всей стране, в частности, среди рабочих энергетического сектора в Атырау, где произошли многие из последних атак.
Казахстан также переживает политические потрясения, в условиях, когда различные политические круги борются за власть на фоне неуверенности относительно того, кто возглавит страну, когда давний президент Нурсултан Назарбаев уйдет. Традиционно казахские политики не испытывали особых колебаний в применении насилия против своих оппонентов. Многочисленные источники Stratfor отмечали, что по крайней мере одна из атак в стране, приписываемая волне исламского экстремизма – взрыв 24 мая у Комитета по национальной безопасности в Астане, когда погиб казахский гражданин и гражданин Киргизии, находившийся в автомобиле, – была политически мотивированной. В условиях, когда скоропалительные парламентские выборы были назначены на февраль 2012 года, и когда нет никаких официальных заявлений на тему того, когда может уйти в отставку Назарбаев, или кто придет ему на смену, политические игры в Казахстане, судя по всему, становятся все более опасными.
Росту напряженности внутри Казахстана способствует и рост нестабильности вдоль его границ с Узбекистаном и Киргизией. Эти три страны – вместе с Таджикистаном несколько дальше к югу – делят ряд долин и горных цепей, через которые их население проникает в другие страны. В 2010 году Киргизия пережила революцию, которая оставила ее южные регионы – те, что рядом с Казахстаном и граничат также с Узбекистаном и Таджикистаном – нестабильными и подверженными периодическим вспышкам насилия. Бои происходили между разными этническими группами, в особенности между киргизами и узбеками, что привело к тому, что многие узбеки бежали из Киргизии, и потоки беженцев направились в Узбекистан и Казахстан. Насилие также вернулось в Таджикистан, который переживает периодические вспышки беспорядков. Проницаемые границы и пересекающееся население привели к тому, что Казахстан стал более озабочен нестабильностью, проникающей в страну из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана. Киргизия и Таджикистан в последние месяцы демонстрируют некоторое спокойствие в плане беспорядков, в то время как в Казахстане наблюдалось усиление активности, хотя нет никаких свидетельств того, что эти ситуации связаны между собой.

Рост экстремизма
Первые несколько атак в Казахстане в 2011 году произошли на севере и на западе страны – регионах, обычно не подверженных исламскому фундаментализму из-за в общем и целом светских взглядов этнических казахов в этих районах, близости региона к России и присутствия большого количества представителей русского этнического меньшинства. Затем атаки распространились по Казахстану и дошли до столицы, а потом начали распространяться и на юг. Неясно, имеется ли какая-либо реальная организационная или оперативная связь между атаками, которые произошли до 31 октября, и теми, которые случились после.
Более того, атаки, кажется, были относительно несложными и не очень хорошо организованными. На данный момент устройства, использованные в атаках, кажется, были сделаны профессиональными изготовителями взрывных устройств, но в их заложении были допущены некоторые ошибки, указывающие на то, что исполнители не были в достаточной мере обученными (как показал случайный самоподрыв 31 октября). Эти атаки боевиков являются новым развитием ситуации, поэтому препятствия в виде недостатка оперативных возможностей могут быть преодолены, как это было на других исламистских фронтах – в Йемене или Сомали, например. И несмотря на низкий уровень сложности устройств, двум из терактов при помощи террористов-смертников в Казахстане удалось завершиться тем, что каждый из них унес жизнь по крайней мере одного правительственного чиновника.
По мере роста числа нападений, Астана связала их все с ростом исламского экстремизма, несмотря на наличие других потенциальных причин для подобных атак. После первой серии инцидентов казахские власти начали полицейские рейды по подавлению подобной активности и потом нарушили казахскую традицию религиозной терпимости, введя ограничения на открытие новых мечетей, молитвы на рабочих местах и мусульманское проповедование вне рамок (фактически) одобренной правительством религиозной доктрины.
Реакция властей на рост числа атак создала условия для того, что может стать ответным ударом исламистов против правительства, и вероятно вызвала атаки, произошедшие в Казахстане в октябре и ноябре.
Ранее неизвестная группа, называющая себя "Джанд аль-Халифа" (JaK), или "Солдаты Халифата", появилась в сентябре, разместив в онлайне видеозапись, демонстрирующую атаку группы на американские силы в Хосте, в Афганистане. Второе видео атаки на Хост появилось в сети в середине октября. JaK предположительно является боевой организацией, сформированной тремя казахами – Ринатом Хабидолдой (Rinat Khabidolda), Орынбасаром Мунатовым (Orynbasar Munatov) и Дамиром Зналиевым (Damir Znaliev). Она действует в пограничных территориях Афганистана и Пакистана, и предположительно имеет идеологические связи с российским Кавказом и Саидом Бурятским, покойным боевиком Эмирата Кавказ и интернет-представителем глобального джихада.
Изначально JaK заявила о ведении джихада против американских сил, но 24 октября группа выступила с угрозами в адрес казахских властей в связи с новыми религиозными законами, требуя, чтобы они были незамедлительно отменены. JaK взяла на себя ответственность за двойной подрыв самодельных взрывных устройств в Атырау 31 октября. По данным казахских правоохранительных органов, три человека, арестованные за взрывы 31 октября, связывались с членами JaK по интернету. В заявлении, в котором группировка брала на себя ответственность за атаки, подчеркивалось, что боевики не собирались никому причинить вреда, и заявлялось, что подозреваемый в осуществлении взрыва Байыржан Султангалиев (Bauyrzhan Sultanghaliev) случайно подорвал бомбу. JaK, однако же, угрожала "реками крови" в случае, если религиозные ограничения не будут отменены.
Потом, 15 ноября, группа взяла на себя ответственность за беспредел в Таразе, однако на следующий день это заявление было отозвано. Хотя было установлено, что имели место прямая связь и контакты между Султангалиевым, тремя людьми, ответственными за теракты 31 октября – Мейрамбеком Усабековым (Meirambek Usabekov), Мерхатом Калкамановым (Merkhat Qalqamanov) и Алимжаном Сагеновым (Alimzhan Sagenov), и JaK, никаких подобных свидетельств контактов между JaK и террористом-смертником в Таразе, Маскатом Кариевым (Maskat Kariyev), твердо получено не было. О группе мало что известно, кроме атак 31 октября в Атырау и возможной причастности к инциденту 12 ноября в Таразе.
Вполне может быть так, что радикальные исламские элементы, давно присутствовавшие в Казахстане, нашли причину для организации, на фоне того, что правительство нацелилось на религиозные движения и течения в стране. Узбекистан и Таджикистан следуют той же политике с аналогичным эффектом в последние два десятилетия. Принимая во внимание, что атаки в Казахстане весной, кажется, были связаны с социально-экономическими, политическими или криминальными факторами, правительственное объяснение росту числа атак – что это подъем исламского экстремизма – выглядит материализующимся. Учитывая, что условия в Казахстане благоприятствуют распространению исламской воинственности, и эти условия вряд ли в ближайшее время изменятся, ситуация в Казахстане может стать еще более опасной для властей, у которых нет опыта эффективной борьбы с подобными проблемами.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Рабочий график Главы государства 30.11.2011
Правительство Казахстана приняло решение удостоить Назарбаева звания Народный герой 30.11.2011
Закон Республики Казахстан 30.11.2011
Правительство РК одобрило постановление по реализации Закона "О республиканском бюджете на 2012-2014 годы" 30.11.2011
Любые постимперские варианты евразийской идеи будут отвергнуты суверенными государствами 30.11.2011
Масимов одобрил изображение шокирующих картинок на сигаретных пачках 30.11.2011
РД КМГ опровергает сообщения о "примирительной комиссии", якобы начавшей свою работу в Жанаозене 30.11.2011
Политическое вундерваффе (чудо-оружие) для КНПК 30.11.2011
Первый международный конгресс писателей-фантастов и футурологов откроется в Астане 30 ноября 30.11.2011
Растущая культура экстремизма в Казахстане 30.11.2011

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
21.09.19 Суббота
82. ФЕДОРОВ Анатолий
78. САЗАНОВ Сатыбалды
74. ДОСМАНБЕТОВ Бакберген
73. КОБЦЕВ Алексей
71. УРМУРЗИНА Кама
69. СЕИТОВ Айтбай
68. ТАЛАСПЕКОВ Жомарт
68. ТАЛАСПЕКОВ Кадыл
68. ТАСБУЛАТОВ Абай
65. САТТЫБАЕВ Каир
64. ЕНСЕГЕНОВ Амангельды
64. КОЖАКОВ Асан
64. ТУРДАХУНОВ Мухамеджан
62. НУРПЕИСОВ Кайрат
61. АУБАКИРОВ Савет
...>>>
22.09.19 Воскресенье
91. УРУМОВ Тамерлан
67. КАРАГОЙШИН Калиулла
66. АБДРАХИМОВ Урал
66. НИКИТИНСКИЙ Евгений
63. АХМЕТОВ Жасулан
63. СОЛТАНБАЕВ Хасен
62. НУРИМАНОВ Максут
60. АМИРБЕКОВ Шарипбек
56. НУРМУХАНОВ Жуматай
54. ДЖУМАДИЛЬДАЕВ Ануар
53. БОРАНБАЕВ Кайрат
51. КАЛАНОВ Алишер
49. ТУЛЕПБАЕВ Самат
48. ШАЙМЕРДЕНОВ Асылхан
47. АКТАНОВ Канат
...>>>
23.09.19 Понедельник
77. КОПАБАЕВ Омрали
73. БЕКМАГАМБЕТОВ Мурат
71. СКРЫЛЬ Анатолий
70. ЖАНТЫЛЕУОВ Нурбай
69. ДЕЙХИН Николай
69. ПАКИРДИНОВ Мухамеджан
66. СУЛЕЙМЕНОВ Насиполла
65. ПОЛИТКИН Николай
62. ДЕМЕУОВ Марат
60. АБДИКУЛОВ Таугазы
58. АРЫН Ерлан
58. АРЫН Нурлан
57. ЕРЕЖЕПОВ Болат
57. МОЛДАБАЕВ Саркытбек
57. ШАЛГИМБАЕВ Камбар
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz