NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (июнь 2019)
Кто человек №2 в Казахстане (май 2019)








Поиск  
Вторник 23.07.2019 03:48 ast
00:48 msk

Манап Шакенов: Три встречи с любимой
Из этого невыдуманного рассказа читатель в праве заключить, что и партийным работникам, этим проповедникам показного пуританского отношения к жизни, взаимоотношениям между мужчиной и женщиной, не чужды были плотская страсть и амурные приключения. И хоть встречи поданы как нечто высокое и облагораживающее, нельзя не уловить за планом просто случай влечения двух полов, не больше
29.08.2002 / творчество

"Простор", № 8, 2002 г.

Похороны секретаря парткома завода, крупнейшего предприятия не только в городе и области, но и в республике, а может и в стране, были пышными. Гроб с телом умершей был установлен в фойе большого заводского клуба и обставлен венками. В гробу лежала женщина миловидная, молодая, лет тридцати, может, чуть больше. Лежала, словно спала. Люди приходили и уходили, группами и в одиночку, кто с цветочком, кто с венком. В стороне стояли члены похоронной комиссии, представители цехов завода, районных, городских организаций, двое приехали из Барнаула с родственного и соревнующегося предприятия - от дирекции и профкома. Все стояли и охали: какая молодая, как рано ушла, не сберегли, не знали о ее болезни. Особенно суетились, то и дело выходя из фойе наружу, представитель профкома Кудабаев и редактор заводской газеты-многотиражки "Машиностроитель" Александр Рогов. Но вот наступил час выноса тела и все зашевелились. Женщины плакали возле гроба, появились телеоператоры, фотографы, которые стали снимать прощание с усопшей.

На городском кладбище, куда приехала процессия, все было готово - могила, оградка, памятник с фотографией, оркестр. Состоялся траурный митинг, затем под звуки грустной музыки гроб опустили в могилу. На одном венке было написано: "От редакции газеты "Машиностроитель". Директор завода Некрытов покачал головой: "Зачем, есть же от парткома?" "Она руководила и газетой!" - сказал Рогов. Поминальный обед состоялся в буфете заводоуправления, где обычно отмечали праздники.

И сейчас, придя с этого обеда в общежитие, Рогов, уставший от хлопот и забот, лежит на своей кровати и вспоминает прошедший день, похороны и ее, секретаря парткома Галину Яковлевну Неустроеву: кем она была для него лично? Он ее видел на заседаниях парткома, членом которого был, на планерках у директора завода, где обменивались мнениями, выступали с различными предложениями, кого-то критиковали, кого-то хвалили. Но это все работа. А вот лично для него - кем она была? Он вспоминал, и на глазах выступали слезы, которых он не замечал. На столе тлела сигаретка. И вдруг Рогов мгновенно осознал, что она была для него дорогим человеком, очень близким, любимым. Этого чувства он не замечал у себя раньше, или оно было спрятано в глубине души. Рогов как киноленту стал прокручивать свою память назад, вспоминать все, связанное с ней, и здесь перед ним так ярко встали три картины - три его встречи с Галиной Яковлевной, которую, как оказалось сейчас, он очень любил.

***

Первая встреча. Это было в середине мая, из подсобного хозяйства завода, находящегося в 30 километрах от города, в селе Куянды, пришло в редакцию письмо от доярок, которые жаловались на неправильную оплату их труда по надоям и привесам. Подхоз - это крупное хозяйство с полеводством и животноводством, которое обеспечивало завод, его столовые и детсады продуктами питания - мясом, молоком, сметаной и даже кумысом. Трудились здесь где-то около 300, а может, и больше человек. Рогов сразу позвонил директору подхоза Сауранбаеву Сарсену Омаровичу и сказал, что хочет приехать. Директор, конечно, не мог запретить, попросил поездку отложить до конца месяца, сейчас у них идет посевная и ему некогда, нет времени свободно поговорить с ним. Рогов задумался, потом согласился с директором. Куда ни шло - десять дней. Раньше - за два года его пребывания редактором - ни разу не писали о подхозе, 10 дней ничего не решают.

И вот он в подхозе. Городскому человеку здесь все в диковину. После загазованного и шумного завода здесь - благодать, все зелено, недалеко блестит река, небо голубое, легко дышится. Директор Сарсен Омарович приветливо встретил его у себя в конторе, после обмена информацией стал упрекать:

- Вашу газету мы выписываем, читаем, себя считаем заводскими. И нам интересно знать, что творится на предприятии. Но вы все пишете о своих токарях-слесарях, рационализаторах и прогульщиках, а вот о нас, тех, кто не меньше работает и кормит вас, - ни разу.

Рогов опешил. Директор был прав. И теперь было неловко, он даже немного вспотел.

- Ну что вы?! О вас пишут районная, областная газеты! - выдавил из себя в оправдание.

- Ничего подобного, они нас своими не считают, говорят - вы заводские, у вас своя газета.

Да, как нехорошо получилось, пришлось признаться в упущении и пообещать писать о делах подхоза в заводской газете один раз в месяц.

- А нам больше и не надо. А то захвалите, и коровы перестанут давать молоко.

Смех развеял обстановку.

- Вы сегодня приехали кстати, в полеводческой бригаде засевают последние гектары, поедем туда, посмотрите труд земледельцев-механизаторов, узнаете с чего начинается хлеб, заснимете наших передовиков. У вас есть фотоаппарат?

- Обижаете, товарищ директор, какой же журналист сейчас без фотоаппарата?

- Ашок! - крикнул кому-то в дверь директор. - Готовь машину - сейчас поедем в бригаду.

Поездка директора с редактором заводской газеты в полевую бригаду затянулась почти на целый день, они вернулись в контору под вечер. Их ждал сюрприз - из города, прямо с завода приехала секретарь парткома Галина Яковлевна Неустроева. Поприветствовав и усадив ее в кресло, директор подхоза спросил:

- Каким ветром высокую гостью занесло к нам? Наверное, задание райкома партии?

- Нет, письмо доярок, - ответила она.

Директор взглянул на редактора:

- Вот, и уважаемый редактор тоже по письму доярок.

- Как? Здесь что, комиссия работает? Может, еще директора завода пригласить? - съязвила она.

- Да не надо приглашать никого. Обычная работа. Просто доярки неправильно подсчитали свой заработок, без специалистов, без зоотехника.

Галина Яковлевна вошла, как говорится, во вкус.

- Давайте поговорим с ними, с доярками, сейчас, - предложила она.

- Не получится, их нет здесь.

- Как нет? А где же они?

- На летнем лагере, отсюда километров 15-20.

- Поедем к ним, сейчас же.

- Пока мы приедем - они уедут. По домам ходить неудобно. Оставим это до утра.

- Что прикажете нам делать, ждать? Так у вас тут и гостиницы нет, где переночевать.

- Не обижайте. Выход всегда найдется. Директор взял телефонную трубку, позвонил Галие, жене, и сказал: у нас будут гости, готовь дастархан.

- А пока пройдемтесь по селу, посмотрите, как мы живем, - предложил он, и все вышли из конторы.

"Да что тут обходить, одна улица - вся деревня", - думал Рогов. Но не тут-то было, оказывается, в селе уже знали об их приезде, "узын кулак" работает быстро, и всюду ждали их: в школе, магазине, Доме культуры, на медицинском пункте и на почте. И у всех были свои проблемы, просьбы к дирекции завода. А когда они после обхода села, уставшие, пришли в дом директора, были приятно удивлены: на столе стоял сияющий самовар с чайником на макушке и дымящийся куырдак с подобающим атрибутом - напитками. Когда все было съедено, выпито, директор с хитринкой в глазах сказал:

- Это первая серия!

- А что это значит - первая? - переспросила Неустроева.

- Вторая - традиционный бесбармак.

- Да вы что, хотите, чтобы мы лопнули?!

- Нет, не хотим. Без бесбармака Галия вас не отпустит, но можете погулять немного по берегу речки, она у нас тихая, чистая и, кстати, сегодня теплая, можете даже искупаться.

- Вот хорошо, всю городскую и дорожную пыль смоем, - сказал редактор. - Подышим свежим воздухом.

И заводчане направились к берегу реки. Был последний день весны, все благоухало, по небу между облаков плыла луна, но в домах на яре уже горел свет. То ли от прохлады речки, то ли от выпитого, которое начало действовать на них, секретарь с редактором неожиданно прижались друг к другу и губы их слились в поцелуе. Первой опомнилась секретарь, она отошла, не оттолкнула его, а именно отошла, потом кинулась бежать по берегу. Рогов за ней, еле догнал. Галина Яковлевна не дала прикоснуться и поцеловать ее еще раз, быстро разделась и бухнулась в воду. Рогов за ней. Галина быстро проплыла несколько метров, вышла на берег и села у куста. К ней с пиджаком в руках подошел мокрый Рогов и накинул пиджак на ее плечи, а сам сел рядом. Она прижалась к нему, и здесь, словно по команде, они стали горячо целоваться. Рогов - все теснее прижимал ее, все чувства нахлынули враз, как струна натянулся он, по телу пошел ток. Вместе с ним задрожала и она, прильнув к его груди. Они не видели никого и ничего. Одна рука его быстро скользнула вниз по ее мокрому телу, он не выдержал напряжения и мигом положил ее на пиджак, мокрые трусики оказались на песке. Она, не сопротивляясь, отдалась ему, глаза ее были закрыты. Оба были счастливы.

...В директорский дом они вернулись, как им показалось, ко времени - круглый, низкий казахский стол был уставлен тарелками с огурцами, помидорами, баурсаками, и только середина стола оставалась свободной, и на эту середину немного погодя поставили огромное блюдо с горячими кусками мяса, с бараньей головой сверху.

- Вот это вторая серия! - подмигнул директор. - Будет и третья, но об этом потом.

Секретарь с редактором посмотрели друг на друга, ничего не поняли. Каждому дали тарелку и нож. Директор голову барана торжественно преподнес Галине Яковлевне:

- Вы у нас представляете верховную власть, организатора всех побед. Руководящая женщина - вам почет.

Опять начались тосты, перезвон бокалов. Незаметно было съедено больше половины бесбармака, выпито по большой пиале сурпы.

- А сейчас третья серия, - объявил директор.

И сидящим за столом принесли еще по большой чаше кумыса. Бедная Галина Яковлевна, вся раскрасневшаяся от обильного угощения, уже не знала, что предпринять, ей действительно казалось, что она могла лопнуть. Но когда после всего принесли еще раз самовар с чаем, все рассмеялись и поняли, что надо скорее закончить застолье, того и гляди, в самом деле, что-нибудь случится. На дворе летняя ночь. Пора подумать и об отдыхе.

- Я хотел, чтобы вам постелили в комнате, потом раздумал: вы приехали из города, там на небо смотрите из окна. А здесь можно во всю ширь. Вот я и решил, спать будете на крыше, - сказал директор твердо.

- Как - на крыше? Где это видано?

- Вот там-то все как раз и видно - все звезды неба. Вы на крыше, а он на сеновале. Там свежее сено. Знаете, как пахнет первый укос?

Галина Яковлевна стала возражать, что там может быть холодно, сыро, она простынет, а редактор молчал, ему было все равно, только хотелось скорее выйти из душной комнаты.

- Без разговоров. Я здесь хозяин, слушайтесь, и марш на крышу, - скомандовал директор. И еще добавил: - Такой возможности - считать звезды и любоваться ими - у вас больше не будет.

Думаю, о том, что было дальше на крыше сарая, как Галина Яковлевна пришла к редактору узнать, как он устроился на сеновале, говорить не стоит. Утром, после встречи с доярками, они поблагодарили директора подхоза за прием, угощение и вернулись в город, прямо на завод, - она в партком, он - в свою редакцию. Так и не успели поговорить о себе. Это была их первая встреча, первая любовь.

***

Вторая встреча. Где же она была, дайте вспомнить... Да, да, она состоялась опять на выезде, во время областной партконференции. Как это произошло? На конференции они сидели рядом. Она притрагивалась к его плечу, брала его за руку, отпускала и опять брала. Вечером, после закрытия конференции и окончания концерта попросила зайти в ее комнату.

Она ждала его. На столе стояла бутылка шампанского, коробка конфет, апельсины. Сели за стол, она спросила: "Как конференция?" - стала открывать бутылку, но не смогла выбить пробку. За это дело взялся он, разлил шампанское в бокалы.

- Я беседовала со вторым секретарем обкома, - сообщила она. - Просила через "Сельхозтехнику" помочь нашему заводу.

- В чем? Я что-то не пойму.

- Как в чем? Чтобы мы не затоваривались, наша продукция - сеялки, культиваторы - накапливается на складе. Заполняет двор. Совхозы мало берут.

- Наверное, денег нет.

- Вот именно. Технику им заказывает и доставляет "Сельхозтехника".

Бокалы, наполненные до половины, шипели, пенясь, вызывая аппетит.

- За что пьем?

- Как за что - за наш завод.

- А конференция?

- За нее пусть пьют обкомовцы. Это их меро-приятие. А за завод, за планы отвечаем мы с тобой, будем здоровы!

И только, сейчас, когда она поднялась от стола, он понял, что она была в домашнем халатике, не в костюме или платье. Как он этого раньше не заметил?

Он поднял бокал:

- А теперь за что?

- За нас. За наши успехи!

Она не стала расшифровывать, за какие успехи. Ему подумалось - опять за успехи завода, он не удержался и сказал:

- За успехи нашей любви!

Она держала в руках бокал, ничего не сказав, чокнулась, улыбнулась и выпила все до дна, то же самое сделал и он. Она быстро обхватила его голову, подтянула к себе и долго и крепко целовала в губы. Затем протянула руку к выключателю, нажала кнопку и притянула его к себе. И без света было заметно, что в ней разыгралось выпитое шампанское, она стала эмоциональной, одурманивающе подействовала близость мужчины, и они вмиг оказались в постели. Она его так страстно целовала, не размыкая рук, что он еле смог скинуть пиджак. Потом... да что потом - ночь была длинная, и к утру еле улеглись страсти. Она проснулась первой.

- Ну, иди к себе, - вдруг сказала она, - время вставать, скоро начнется ходьба, люди могут увидеть.

Голос звучал как команда. И ему ничего не оставалось, как быстро одеться и выйти. И снова не смогли поговорить как следует, расспросить друг друга. Домой ехали в автобусе, на разных местах, и здесь она уже была секретарь парткома. Это была их вторая встреча.

***

Надо сказать, что редактор многотиражки Александр Рогов не придал большого значения этим двум встречам, считал их мимолетным приключением. Встречаясь с ней на людях, он не мог не только сказать, даже намекнуть на их отношения. Она вся была в делах - строгая, официальная, кроме работы, других разговоров не заводила. А он, находясь ниже по должности, слушал ее и выполнял ее указания. Завод давал план, газета освещала успехи и упущения предприятия.

Но вот случилось неординарное событие. Делегация завода - представители парткома, профкома и администрации - выезжает в Барнаул обменяться опытом работы с родственным предприятием и подвести итоги социалистического соревнования. Делегация солидная, сюда же включили редактора заводской газеты Александра Рогова, чтобы он эту поездку осветил на страницах газеты. Все было прекрасно, как говорится, на уровне поставленных задач. Барнаульцы тепло встретили, все показали, рассказали, водили по цехам, которые грохотали не меньше, чем на родном заводе. Обогнали приезжих в одном - на берегу речки построили для заводчан санаторий-профилакторий, куда вечером привезли всех на ужин и сказали: "Ночевать будете здесь, комнат много, всем хватит. Ужин, как полагается, был шумным, много было тостов, музыки, танцев. Закончилось все где-то во втором часу. Стали расходиться по комнатам.

- Чуть попозже, когда все утихнет, зайди ко мне - в 13-ю комнату, - сказала Галина Яковлевна редактору.

- А как же Вера Александровна от профкома, которая с вами?

- Ее нет.

- Не понял?

- Она встретила на заводе свою подружку, с которой учились вместе в институте на Урале, поехала к ней - до утра.

...В комнате у нее все было так же, как в той гостинице в прошлый раз. Привезла ли она все это с собой или угощают гостеприимные хозяева - он не понял. На столе бутылка шампанского, коробка конфет и апельсины. Она стояла в халате, с распущенными волосами. Все повторилось вновь. Шампанское открыли скорее для приличия, сами после обильного ужина еле стояли на ногах. Пригубили, затем залпом осушили и без слов прильнули друг к другу. И вмиг оказались в постели.

Он не помнит, сколько времени провалялись в постели. После страстных объятий, крепко уснули. Так бы и пролежали, если бы не стук в дверь.

- Кто там? - сквозь сон спросила она.

- Доброе утро, Галина Яковлевна. Вас приглашают на завтрак, - раздался женский голос.

- Хорошо, спасибо. Я сейчас умоюсь, приведу себя в порядок и приду, - сказала она.

Он тихо встал, прошелся по комнате, зашел в туалетную, быстро умылся, оделся, причесался и был готов к выходу. Она открыла дверь, увидев, что в коридоре нет никого, - выпустила Рогова. Закрывая дверь, тихо сказала:

- Я люблю тебя!

Он быстро обернулся, но дверь уже закрылась. Рогов пришел к себе в комнату, сел на стул, закурил и стал рассуждать: интересно, почему и к чему она это сказала? Получается, что не он, а она призналась в любви. И вообще, кто она для него, кроме как секретарь парткома? На что претендует? Что, вообще, о ней думает он сам? Но в это время раздался стук в дверь.

- Александр Сергеевич, доброе утро. Вас приглашают на завтрак, - раздался уже знакомый, слышанный несколько минут назад женский голос.

- Спасибо, одеваюсь, иду.

Домой все ехали возбужденные, радостные. Все были довольны поездкой. И дело сделали, и немного отдохнули, получили подарки. На перроне их встретил помощник директора завода, со всеми поздоровался, а двум женщинам даже преподнес цветы. На привокзальной площади стоял автобус, сели и поехали на завод. Кое-кто вышел по пути, чтобы зайти к себе домой, переодеться, передохнуть. По прибытии на завод все пошли по своим цехам, отделам. Галина Яковлевна, как всегда, - в партком, Рогов - в редакцию. Это была их третья и последняя встреча.

...Прошло немного времени, месяца полтора-два - и вдруг эта смерть, неожиданная, шокировавшая почти всех заводчан. Как, что - никто толком не знал. Говорили - сердце. Медицинское заключение - сердечно-сосудистая недостаточность. Трудно было поверить, что такое случилось с молодой, здоровой на вид тридцатилетней женщиной. Всем было жалко ее. Рогов чувствовал себя растерянным. Впервые ему пришла в голову мысль - они любили друг друга. Даже сердце защемило. Он вскочил с кровати, стал ходить по комнате. А в голове мысль: они могли пожениться, она ведь была одна, разведена, судя по ее последним словам, сказанным ему в Барнауле, дело шло к этому. Только сейчас он догадался об этом. Как же он до этого не придавал никакого значения их встречам, сводил все к мимолетным приключениям, не думал о ней серьезно, не знал, почему она так легко ему отдавалась? Ах, как он ненавидел себя сейчас, неужели у него были только животные страсти? Мысли смешались, стало стучать в голове, его охватило напряжение. Он не выдержал и выбежал из комнаты, вышел на улицу. Что делать?! Мысли, мысли. Ноги сами привели на завод.

Пройдя проходную, взглянул на заводоуправление и на крыльце увидел директора Некрытова, который беседовал с мастером четвертого цеха Айт-муханом Мукатаевым. Директор тоже заметил его и рукой подозвал к себе. Рогов подошел. Директор попрощался с Мукатаевым, обернулся к Рогову.

- Парень едет в Алма-Ату, сдает экзамены в нархозинститут. Это хорошо, - сказал он Рогову. - А где ты был, мы тебя искали?

- У себя в комнате, отдыхал.

- А мы не догадались, думали, ты пошел развеять тоску-печаль после похорон. Пойдем, поговорить надо.

Зашли в заводоуправление, поднялись по лестнице, по коридору дошли до двери с надписью "Партком" и тут вдруг остановились. Рогов несколько опешил. Директор достал из кармана ключи и открыл дверь. Минуя приемную, вошли в кабинет. Все было на своих местах, только на спинке дивана стоял ее портрет, видимо, кем-то поставленный после похорон. Рогов стоял посередине кабинета и растерянно смотрел на портрет Галины Яковлевны.

- Что и говорить - добрая была женщина, - сказал директор.

- И красивая, - добавил Рогов.

- Ну, давай, садись, поговорим. Ей, конечно, царство небесное. А нам тут жить. Дело в том, что нам надо искать нового секретаря парткома, причем из своих, заводских.

- Не знаю, что скажут люди. Не успели похоронить, ищут уже нового.

- Да, нового, и он нам нужен сегодня. А то... - директор замешкался.

- А то... что? - спросил редактор.

- А то будет поздно, нам горком пришлет другого, чужого. А нам нужен свой, наш, заводской. Вот партком и решил... Мы собирались у меня в кабинете и решили этот пост предложить тебе.

Кажется, гром грянул с неба. Рогов онемел. Все что угодно, но такое ему в голову не приходило.

- Что вы, что вы! Нет уж, увольте меня, я не знаю партийную работу, - торопливо говорил он.

- А что ее знать, такая же работа, как твоя, идеологическая. Правда, несколько больше ответственности и бумажек - протоколы, заседания, ведомости и прочее. Мы тебе поможем, есть же члены парткома.

- Вот из них-то и надо выбирать.

- Нельзя. Они все неосвобожденные, работают в цехах и отделах, в управлениях.

- Я тоже работаю, в меру своих сил.

- Знаем тебя и твою работу. Поэтому и предлагаем. Ты же наш, заводской, знаешь все, что где происходит, и планы, и упущения. Как честному коммунисту - тебе нельзя отказываться, партком доверяет.

- А как моя работа?

- У тебя есть заместитель-литработник, вот его и назначим. А то он тоже засиделся. А там он себе кадры подберет. Ну как, договорились? А то мне завтра утром надо к первому секретарю горкома.

- А это зачем?

- Чтоб их орготдел не направил нам человека со стороны. Вот тебе ключи от кабинета. Завтра зайдешь ко мне, вместе с секретарем горкома и представим тебя членам парткома. Ну, давай руку.

Так - нежданно-негаданно - Рогов стал секретарем парткома. Портрет Галины Яковлевны он повесил у книжного шкафа с произведениями Ленина, Хрущева и Брежнева. В свободные часы, вернее минуты, смотрел на нее, что-то пытался выяснить, и тогда у него учащалось сердцебиение. В голове мелькали воспоминания: Куянда, партконференция, Барнаул... И однажды, когда никого не было в кабинете, он снял портрет со стены и вдруг страстно поцеловал - раз, другой. Он смотрел на женщину с портрета ласково и с сожалением. Что это, что за чувства в нем появились? Он только теперь осознавал их, давал себе отчет в них. Он любил ее сильно, безмерно и сейчас полнится этим чувством, охватившим его, проникающим глубоко в сердце.

***

Прошло время. Началась перестройка. Сейчас нет того завода, парткома и секретаря. На их месте АО "Технопарк". Возглавляет его женщина. И хочется сказать ей: верьте в жизнь, в свою любовь. Все, чем располагают люди, создано любовью чистой и светлой, как любовь к Родине, труду, земле и жизни. Это прекрасно и вечно.

***

На скамейке в скверике иногда появляется уже немолодой благополучного вида человек с тростью. Он подолгу сидит здесь, уходя мыслями в прошлое, пытаясь в нем что-то понять, и, может быть, в чем-то себя оправдать.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Откупиться хотят 31.08.2002
Конституция Республики Казахстан 30.08.2002
А врачи были против! 30.08.2002
Миллион на погон 29.08.2002
Манап Шакенов: Три встречи с любимой 29.08.2002
Любопытный соцопрос 28.08.2002
Как сочиняли "Казахгейт" 27.08.2002
Чувство ритма 27.08.2002
Кое-кому на заметку 25.08.2002
Власть - оппозиция: необъявленная "информационная война" 25.08.2002

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
23.07.19 Вторник
76. КАЖИБАЕВ Амангельды
73. КЕНЖИН Тулеш
73. ЧЕРДАБАЕВ Магауия
71. БЕКТУРСЫНОВ Ызгарбек
68. ДЕНИНГ Николай
67. ЖУБАНДЫКОВ Серик
66. ЕГИЗБАЕВ Алтынбек
64. САБДЫКОВ Нур
61. БАЗАРБАЕВА Асия
58. БЕГЕШЕВ Ахмет
56. АРЫСТАНОВ Талгат
50. МАЛЫБАЕВ Бакитжан
48. ЛАВРИНЕНКО Элина
47. МАТАЕВ Талгат
46. СЫДЫКОВ Архат
...>>>
24.07.19 Среда
83. БЭНГ Чан Йан
82. САБИРОВ Шмидт
76. АХМЕТОВ Иманали
71. ФОГЕЛЬ Виктор
68. БОРОДИН Александр
62. ИСКАКОВ Адилхан
62. КУЛЕКЕЕВ Жаксыбек
62. МИРЗИЁЕВ Шавкат
61. КОЙШИБЕКОВ Болат
60. ОТАРБАЕВ Ганибек
58. КУСПАН Айгуль
53. АСИЛЬБЕКОВ Алмас
53. ЕСКЕНДИРОВ Самат
53. ТОЛЕУЛИЕВ Мухтар
49. УАКПАЕВ Бауржан
...>>>
25.07.19 Четверг
93. МУСИН Курган
73. БАСИБЕКОВ Аскар
73. ЕСПАГАНБЕТОВ Келдыбай
72. РЫСБЕКОВ Туякбай
71. НЕТРЕБСКИЙ Николай
69. КЛЮЧНИКОВА Валентина
68. ЕРКЕБАЕВ Сагидулла
68. НУРГАЛИЕВ Болат
67. СОЛЮЛЁВ Александр
65. ИДРИСОВ Бахыткали
63. БАЙМУХАНОВ Тимур
63. ДЖУЛАМАНОВ Нурлан
58. БЕЙСЕМБАЕВ Кудайберген
57. СЕЙДАХМЕТОВ Бекен
56. ХАЙРУШЕВ Асылбек
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz