NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050









Опросы:

Кто человек №2 в Казахстане (октябрь 2019)
Кто человек №2 в Казахстане (сентябрь 2019)








Поиск  
Четверг 21.11.2019 05:05 ast
02:05 msk

Быков-quickly: взгляд-53
По моим меркам, в иракской войне был один герой - повесившийся министр информации; но в последнее время прошел слух, что и он не повесился. Ну и слава Богу. Честно говоря, я сам не уверен, готов ли я отдавать жизнь за Родину - особенно если учесть, что патриоты вроде меня этой Родине и на фиг не нужны
29.04.2003 / творчество

Дмитрий Быков, "Русский журнал", 28 апреля

На этот раз долгая пауза в квиклях (многих, вероятно, обнадежившая, - простите, господа, за разочарование) вызвана была не столько внешними обстоятельствами вроде разъездов или усиленных трудов, сколько категорическим отсутствием повода для серьезного высказывания, которое было бы интересно мне самому, - непременное условие хорошей работы. Произошло два основных события - окончание иракской кампании и убийство депутата Юшенкова, - но я, право, так устал от роли заложника, что почел за благо этих разнокалиберных тем не касаться. По идее, в американо-иракском противостоянии я должен был от души сочувствовать народу Ирака, защищающему свой дом, - и действительно сочувствовал; не останавливали меня даже имена и репутации моих единомышленников. Тут дело не в любви к Хусейну, а в моей принципиальной и априорной ставке на слабейшего, но слабейший повел себя так, что, воля ваша, сострадать ему сделалось вовсе невозможно. Можно спорить о том, что именно до такой степени растлило народ, сдавший все в считанные дни: может быть, диктатура. Допускаю, хотя сталинская диктатура не привела же к аналогичному растлению русского народа, да и немцы в советском плену далеко не всегда принимались твердить "Гитлер капут" и играть на губных гармониках для развлечения партизан: некоторые вели себя как солдаты.

Может быть, виновата арабская ментальность - "целуй руку врага, если не можешь ее укусить", - хотя у палестинских смертников ведь та же арабская ментальность, и в чем в чем, а в конформизме их не упрекнуть; это вовсе не означает моей любви к шахидам - я просто пытаюсь проследить истоки крушения иракской нации (ведь именно о нем, а не о слабости режима Хусейна, говорят апрельские события в Багдаде). Думаю, что скорее всего дело в общем контексте эпохи, когда следование своим ценностям и готовность за них расплатиться сделались рудиментом, позорной отрыжкой тоталитаризма, бесславным и бессмысленным подвигом. Да, нынче время особых подвигов: бесславных. Их не только не оценят - над ними посмеются. В таких условиях сопротивляться и впрямь бессмысленно - особенно если твой противник воюет хорошо, верен присяге, проявляет чудеса гуманизма, с риском для множества жизней освобождает из плена прелестную Джессику Линч и всегда готов предложить тебе гамбургер (чизбургер, бушбургер) за отказ от такой смешной и ненужной имманентной ценности, как твое собственное право на твою территорию. Заметьте, я ничуть не иронизирую. Коль скоро развитие человечества идет по линии эмансипации от имманентных ценностей - дом, род, племя, нация, семья, пол, - по линии освобождения от всего, что не выбирают, - какой смысл вставать на пути у прогресса? Разве что эстетический, но много ли эстетов в Ираке? Так что в катастрофе иракского народа виноват не столько иракский народ, сколько контекст, эпоха: в нынешнем мире слово "Родина" в самом деле ничего не значит. И чем я обязан земле, на которой родился? С тем же успехом мог родиться где угодно; перефразируя культового афтора - здесь живи или в Камбодже, а эффект один и тот же. Зачем изуверствовать, убивать, жертвовать собою - во имя того, что так или иначе обречено? Разве только преданность древним родовым инстинктам делает человека человеком?

По моим меркам, в иракской войне был один герой - повесившийся министр информации; но в последнее время прошел слух, что и он не повесился. Ну и слава Богу. Честно говоря, я сам не уверен, готов ли я отдавать жизнь за Родину - особенно если учесть, что патриоты вроде меня этой Родине и на фиг не нужны. Ей нужен патриот предсказуемый, номенклатурный, и не герои-пассионарии требуются ей для победы, а хорошие заградотряды. То есть правильный патриот в современной России - не тот, кто отдаст жизнь за Родину, а тот, кто решительней пошлет на смерть другого. Из каких побуждений в таком случае стоит сопротивляться врагу? Разве что из чувства собственного достоинства; но в условиях хусейновского режима (как и в условиях постсоветского пространства) этому чувству совершенно неоткуда взяться.

С убийством Сергея Юшенкова ситуация, в общем, такая же: что ни скажи - обязательно вляпаешься. Вляпываться надоело, а напоминать в тысячный раз, что прежние оппозиции сняты, потому что все кругом уравнялись в мерзости, - ну скучно это, честное слово, и бессмысленно. Версий две - "кремлевская" и "березовская"; если даже следствие каким-то чудом докопается до истины - обществу эта истина так же не нужна, как России не нужен патриот. Для себя все уже все решили. Отдельный фарс разыграло следствие, арестовавшее Артема Стефанова: мало того, что его отец полгода отсидел за дурацкое письмо (это лишний раз подтверждает, что никакой свободы в 1995 году не было, а был грубейший и подлейший произвол, либералам на радость), - теперь еще и сына попытались привлечь, доказав тем самым, что страх перед "личным контролем" главы государства по-прежнему заставляет ментов терять остатки рассудка.

Юшенкова очень жалко. Он был одним из немногих людей во власти, пусть хоть законодательной, - с которыми можно разговаривать. Этому не мешало ни его отношение к моей позиции по "Норд-Осту", ни мое отношение к его акции "Это мой депутат". Кто бы ни убил Юшенкова - агент Кремля, агент Березовского или кто-то третий, - Кремлем, Березовским и третьими силами хорошие люди одинаково не востребованы. Это единственный вывод, который можно сделать из всех истерик пролондонской прессы и всей невнятицы пропутинских СМИ.

Взяться же за перо, то есть за клавиатуру, заставило меня на сей раз событие куда более скромное - статья Ренаты Гальцевой "Непреложное свидетельство".

В квикле-39, полемизируя со статьей того же автора о "Русском узле" и Алене Безансоне, я начал с ритуальных танцев: глубоко уважая и высоко почитая Ренату Гальцеву... признавая свое ничтожество и пр... я хотел бы тем не менее... и даже тем более... Пару па приходится сделать и здесь: признавая, уважая, высоко почитая... Между тем, все это делая, я с горечью должен заметить, что выпад против меня и газеты "Консерватор" пришит к статье на живую нитку, продиктован полным непониманием ситуации и мелковатой личной мстительностью. Разбирая (и при этом произвольно реконструируя) позицию газеты, Гальцева, подобно многим и многим нашим критикам, цитирует НЕ газету, а тот самый мой квикль-39, в котором мое ничтожество осмелилось посягнуть на ее величество. Причем автор нигде этого не оговаривает - читатель, не слишком внимательно следящий за нашим с Гальцевой творчеством, может подумать, что цитируется какой-нибудь опус из "Консервы", как любовно называем мы ее в своем кругу. Решительно никто не хочет цитировать газету - видимо, потому, что оттуда гораздо сложней надергать компрометирующих цитат; куда проще набрать их из ЖЖ Ольшанского или Крылова. В цитировании квикля нет, на мой взгляд, ничего криминального: я действительно считаю, что "так называемая перестройка не только не вернула нас на исторический путь, а своротила с него еще дальше". Правда, позволю себе привести фразу целиком, поскольку, вырвав ее из контекста, Рената Гальцева - разумеется, невольно, невольно! - исказила и огрубила ее смысл: "Упразднение условностей, чудовищное упрощение всего жизненного уклада - вот чем примечательны обе русские революции ХХ века, и так называемая перестройка не только не вернула нас на нормальный исторический путь, а своротила с него еще дальше, к пещерному человеку; впрочем, не есть ли это нормальный исторический путь?"

Так-то оно лучше будет. Есть у Гальцевой и еще одна (о, конечно, невольная!) передержка: "Однако для нашего политического философа основатель кровавого эксперимента, Ленин, оказывается, пытался не разрушать, а всего лишь "реконструировать Российскую империю". Наш политический философ, если кто не понял, - это я. Спасибо. У меня, правда, таких глупостей не встретишь - в квикле сказано дословно следующее: "Ленин намеревался разрушить империю, а вместо того укрепил ее". То есть у него сроду не было попыток укрепить Российскую империю. У него это получилось против воли, ходом вещей, от чего он и рехнулся в конце концов: шутка ли, так все легко и хорошо выходило в семнадцатом-восемнадцатом, а в девятнадцатом вдруг повернуло совершенно не туда! Зверская гражданская война (и сам он озверел и перестал себя узнавать), чудовищная бюрократия, царство запрета и насилия вместо царства свободы и гармонии... Пока он был на волне - все шло "по его", а дальше уж остановить ход вещей было не в его силах. Вместо мировой революции, свободы и братства, в которые он верил вполне искренне, получилось то, о чем мечтали евразийцы, наиболее радикальные монархисты: вот уж кого он возненавидел бы, если б дожил! Он и "сменовеховцев" похваливал лишь потому, что надеялся использовать Устрялова и Ключникова, - идейно они были ему совершенно чужды. Ну какой из Ленина великодержавник?! Это Ольшанский может так думать по молодости лет, а нам-то грех путать намерения с результатами. История использовала его и выплюнула, а силы, им разбуженные, его же и заперли в Кремле, превратив в фигуру чисто декоративную.

Ленин и думать не думал о реставрации российской государственности, он ненавидел всяческую государственность - это ли не замечательная иллюстрация к тезису о том, что идеи, которыми мы прикрываемся (и даже в которые искренне верим), не имеют к нашей исторической роли никакого отношения? Не по "измам" и прочим хренациям надо нас классифицировать, а по делам, по ай-кью, по следу, нами оставленному; и самое интересное, что Гальцева все это прекрасно понимает. Еще бы ей, большому философу и тонкому человеку, этого не понимать. Она задает мне вопросы - и минуту спустя сама же на них отвечает. Вот, например: "Можно лишь удивляться, как идейные, вроде бы, люди не придают значения идеологическому фактору". Идейный вроде бы человек - это тоже я, и опять спасибо. Да вот так вот и не придают: "Сегодняшние знаменосцы культурного мейнстрима в своей вражде к христианству вполне созвучны марксистам-большевикам, истреблявшим "духовную сивуху", и в общем продолжают дело вчерашних воинствующих атеистов. Чем же объяснить трогательное согласие между, казалось бы, смертельными врагами - изначальной коммунистической идеологией и неолиберальной деидеологией?"

Ай-ай-ай. Идейный вроде бы человек. И не видит разницы между марксистами и постмодернистами, коммунистами и неолибералами. И ведь правильно делает, что не видит. Потому что ее и нет. Как не было никакой разницы между подпочвенными силами, вырвавшимися наружу в 1917 году, и столь же подпочвенными силами, разрушавшими коммунистическую империю в 1985 году. "Волка на собак в помощь не зови". Тут уже неважно, какими идеями они прикрывались и какими именами назывались. Идеи в политической борьбе всегда служат только для прикрытия - это, извините, азбука. И уничтожители коммунистического режима, как справедливо замечает Гальцева, были ничуть не более нравственны или религиозны, чем его созидатели.

Я не люблю влезать в полемику вокруг "Консерватора", потому что наше дело - писать и собирать газету, а не комментировать ее. Но мне, честное слово, очень надоели разговоры и расспросы о том, какова единая идеология авторов газеты, что общего у меня с Холмогоровым, а у Ольшанского - с Крыловым (кроме, конечно, неприятия реальности - но оно объединяет сегодня процентов девяносто российского населения, которое голосует за текущий порядок лишь по инерции или трусости). Отвечаю. Никакой единой идеологии, кроме предпочтения надличных ценностей личным, у газеты "Консерватор" не было и нет. С государственником Холмогоровым и зороастрийцем Крыловым меня роднят отнюдь не идеи, равно как и с писателем Лимоновым (который почему-то кажется Гальцевой врагом свободы) - отнюдь не его лозунги. "Консерватор" потому и представляется мне газетой, наиболее адекватной духу эпохи, - что команда его формировалась не по идеологическому признаку. Там собрались люди, с которыми мне не зазорно находиться в одном помещении и печататься на одних страницах.

Идеологические разделения себя не оправдали - к Сергею Юшенкову, как выяснилось, многие его оппоненты относились уважительней, чем единомышленники, ненавидевшие Юшенкова именно за то, что он был искренним либералом и относился к либерализму как к политической философии, а не как к способу оправдания своих слабостей, не как к идеологическому прикрытию воровства. Сегодня всякая идеология есть именно и прежде всего прикрытие - как для множества садистов и убийц прикрытием была коммунистическая идея, как для воров и наемных убийц прикрытием были разговоры о свободе слова... в том числе и о моей журналистской свободе, которой меня шантажировали все, кому не лень... Идеологические барьеры рухнули. Разговорами о "фашизме" сегодня никого не запугаешь. Сегодня в ходу иные оппозиции - честь и бесчестье, ум и глупость; и вышло так, что людей чести среди либералов сегодня меньше, чем среди правых радикалов. Вот и вся идеология. Все это не мешает нам постоянно спорить - собственно, "Консерватор" и не газета, а клуб, непрерывно дискутирующий по самым разным вопросам; сама газета - лишь побочный продукт этого времяпровождения, гораздо более продуктивного, чем любая журналистика. Но чтобы с человеком спорить, я должен его уважать. С большинством коллег мне сегодня просто не о чем говорить.

Любопытно, кстати, что Гальцева - отлично понимая всю непринципиальность идеологии, всю исчерпанность привычных парадигм, всю неуместность их в разговоре о девяностых, - пытается навязать читателю собственный вариант идеологии, а именно - доказывает, что беда коммунистов и неолибералов заключается в их материализме. Вместо того чтобы честно и грустно признать, что люди делятся на умных и дураков, торгашей и бессребреников, - она предлагает столь же идеологическое и даже организационное, по сути, деление: на верующих и атеистов, христиан и материалистов. Выходит, Марфа-цветочница была хороша потому, что в Бога веровала, как и вся августейшая семья. В августейшей семье тоже учили не брать, а давать... Не будем напоминать о том, до чего довела августейшая семья и что она дала Отечеству; напомним лишь, что история знает десятки тысяч высоконравственных атеистов и сотни тысяч глубоко моральных агностиков, - и Марфа-цветочница, которая так нравится нашему автору, столь достойна восхищения не потому, что она была истовой христианкой, а просто потому, что была хорошим человеком, которого, как известно, не щадит в России никакая власть. Что до нравственных и религиозных основ патриархальной крестьянской идиллии - простите-с, но мы читали не только "Власть тьмы", но и чеховских "Мужиков", и бунинскую "Деревню". Полагаю, Гальцевой не надо напоминать цитату из Николая Бердяева о "всеобщей кроткой животности", которая является нравственным идеалом Толстого и, добавим от себя, всех писателей-деревенщиков. Село, конечно, не стоит без праведника - но состоит далеко не из этого праведника.

...Но Ренату Гальцеву, конечно, смущает не мой отказ восхищаться демократической революцией 1991 года. Она сама вряд ли приходит в восторг от ее последствий. Смущает ее государственничество, которое она предпочитает называть этатизмом. Ей представляется, что именно от государства пострадала Марфа-цветочница. И любая попытка реконструировать сильное государство представляется ей оправданием сталинизма, возвращением к нему.

Все это очень грустно. Грустно еще и потому, что старо. Оправдывать разрушение русской государственности разговорами о ее грехах, которые суть многи - от опричнины до коллективизации, - не станет сегодня и самый оголтелый либерал. Разумеется, мы не за то, чтобы любить и славить всякое государство. Мы лишь за то, чтобы не разводить так уж решительно понятия "государство" и "страна". За то, чтобы прекратить противопоставлять порядок и свободу. Какая была свобода в девяностых, все мы отлично помним. И какая свобода сейчас - знаем тоже. Вечно кивать на российский опыт тоталитаризма - невозможно, да и бессмысленно: тот факт, что в России был Сталин, не оправдывает всего, что творилось в России при Ельцине. И не снимает вопроса о том, каким быть русскому государству; если при Сталине оно было преступным - это не значит, что его не должно быть вообще.

Вот ведь какой вырисовывается занятный парадокс (хотя парадокса, если вдуматься, никакого нет): шестидесятники и даже семидесятники очень мечтали о том, чтобы выросло первое непоротое поколение. Небитое. Непуганое. Не отягощенное роковым грузом прежних убийственных штампов. И вот это поколение выросло. Значительная его часть переквалифицировалась в яппи - и устраивает, кажется, всех, кроме Олега Дарка, поскольку от яппи нет ни явной пользы, ни явного вреда. У яппи вообще нет общественного темперамента: он хочет, чтобы ему была гарантирована карьера днем, и кафе вечером, и кино по выходным. Эта часть непоротого поколения всем подходит. Но есть и другая его часть, которая отказывается мыслить в рамках прежних парадигм и противостояний и пытается с нуля составить себе представление о том, что такое государство, что такое Родина и в чем смысл человеческого существования. Эта публика в копирайтеры не идет и светской жизни не ведет. В денежных махинациях и политическом пиаре она не замечена. Больших денег не нажила. И эту-то публику духовные люди вроде Гальцевой называют "сомнительным человеческим материалом", а яппи увлеченно и самозабвенно травят, подпрыгивая и улюлюкая. Как же! Ведь кто не яппи, тот - за ГУЛАГ.

Газета "Консерватор" ни разу не призвала к насилию, не осуществила ни одной заказной политической кампании, не опубликовала ни одного слива - и регулярно обвиняется во всех смертных грехах на том лишь основании, что делается непуганым поколением, для которого слова "патриотизм", "свобода" и "государство" не имеют никакой априорной модальности - их пытаются рассмотреть с нуля, без шлейфа кровавых ассоциаций, без флера сусловской или "взглядовской" пропаганды.

Но этого - нельзя. Это - непростительно. Потому что это... страшно сказать... попытка думать самостоятельно! Это значит, что новое непоротое поколение... посягает на наши места, роли и статусы!

Так что пусть уж лучше будут яппи.

Правильно я вас понял, господа?

P.S. За время перерыва в квиклях состоялась еще одна чрезвычайно любопытная и плодотворная дискуссия, о которой тут грех было бы не упомянуть хоть мельком. Олег Дарк "наехал" на прозу Линор Горалик, а защищать Линор взялся Дмитрий Кузьмин. Сама проза Горалик, на мой вкус, дискуссии не заслуживает - в отличие от ее действительно очень хороших поэм и нескольких стихотворений; так, ЖЖ, да еще и с изрядной долей искусственной экзальтации и хорошо отрепетированной фальши. Показательно другое. Кузьмин на полном серьезе защищает "копирайтерскую" литературу. И даже интересуется: а что, по-вашему, нельзя ждать хорошей прозы от человека, который ужинает в дорогом кафе и домой возвращается на такси?

Да успокойтесь вы, господа. Конечно, можно. От любого человека можно ждать хорошей прозы - даже от такого, который живет в собственной усадьбе под Тулой и прикупает земли в Самарской губернии. Не в деньгах же дело, в конце концов. Повторяю, от любого человека можно ждать хорошей прозы - кроме копирайтера. Потому что приличный человек в копирайтеры не пойдет. А случая, чтобы неприличный человек написал хорошую прозу, - в истории литературы еще не было и, смею вас уверить, не предвидится.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
В плену double zero 30.04.2003
А посреди деревни - шест для стриптиза 30.04.2003
Женщины любят слушать ложь 30.04.2003
Быков-quickly: взгляд-53 29.04.2003
Алмаатинец станет акимом Астаны? 29.04.2003
15 мая в Казахстане будет объявлен Днем казахстанского PR-специалиста 29.04.2003
Чужой среди своих 29.04.2003
Рейтинг слухов 28.04.2003
12 способов пролететь со свистом 27.04.2003
Секс в автомобиле 27.04.2003

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
21.11.19 Четверг
95. КАРАСАЕВ Орынгали
77. БАЕКЕНОВ Булат
73. АШЛЯЕВ Серик
71. ДРАГУНКИНА Зинаида
67. НУРТАЗИН Мухит
65. МУХАМЕДЖАНОВ Манарбек
62. САКИЕВ Канат
60. САКЕНОВ Мырзабек
58. САРСЕНОВ Джамбулат
57. АДЕЕВ Юрий
57. БАЛТАБАЕВ Нурлан
56. АЙТЕКЕНОВ Кайрат
55. БЕКТУРГАНОВА Гульмира
54. САБИРОВ Бейбит
53. ГРЮНБЕРГ Евгений
...>>>
22.11.19 Пятница
79. БАЙГАРИН Ойрат
72. ТУЯКБАЙ Жаpмахан
69. ИСКАКОВА Саида
67. БАТАЛОВ Амандык
67. СУРАНЧИНОВ Есенбай
65. СМАГУЛОВ Нурлан
62. ИЗАТОВ Бибол
62. ИСКАЛИЕВ Кадырбек
61. АНАТОЛИЙ
61. ЖАНАБЕРГЕНОВ Елемес
57. ДАУЛБАЕВ Асхат
55. АЯГАНОВ Серик
55. МУСАБЕКОВА Газиза
54. БАЙЗАКОВ Айбек
54. СМАГУЛОВ Сундет
...>>>
23.11.19 Суббота
79. КАДЫРОВА Зауpе
73. БАПАЛАКОВ Абдад
73. НУРПЕИСОВ Еркеш
71. КАРИБЖАНОВ Жаныбек
66. КАСАНОВ Зиятдин
65. ТЕМЕНОВ Талгат
63. ХАМИТОВ Аскар
60. АУЕЗОВ Кайрат
60. ЕСЖАНОВ Канат
59. МУСТАФАЕВ Серик
57. АЛТЫБАЕВА Турсунбобе
57. МЫРЗАКУЛОВ Мухан
57. ТУРАКБАЕВ Дамир
56. ИМАНБАЕВ Бакыт
55. ТАСМАГАМБЕТОВА Рысты
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Рейтинг@Mail.ru
zero.kz