NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050















Поиск  
Пятница 25.09.2020 23:13 ast
20:13 msk

Возвращая имя отца. Часть 3
Жизнь Бирмухамеда Айбасова – слушателя Московского института Красной профессуры – оборвала пуля, но он многое успел сделать для своего народа, будучи первым акимом первой столицы Казахстана – Кзыл-Орды, руководителем Тургенского овцесовхоза, редактором Казиздата и главным редактором Казпартиздата
21.11.2003 / история

Части: 1, 2, 3

Еркен АЙБАСОВ, "Аграрный Казахстан", 21 ноября

История знает примеры, когда группа молодых людей, объединенных какой-то идеей, может в дальнейшем сыграть незаурядную роль в формировании общественного сознания. Так, плеяда литераторов, общественных деятелей, государственных мужей, в начале 19-го века вышедшая из Царскосельского лицея, на столетия определила лицо российского государства, составила его гордость и славу.

Студенты, обучавшиеся в Омске, тоже могли бы сыграть такую роль... Но в отличие от пушкинских сверстников это поколение не смогло раскрыться до конца. Многие из них в расцвете творческих сил в 1937-1938 годах погибли в сталинских застенках. Был истреблен целый пласт нарождающейся интеллигенции, и тяжелые последствия этой потери мы ощущаем до сих пор.

Благородная по целенаправленности деятельность "Бирлика" не носила подрывного характера, но вызывала подозрение у властей, а впоследствии получила разноречивую оценку как у самих участников cоюза, так и прессы. Так, например, один плодовитый писатель, который на каждом шагу утверждал, что он сын самого что ни на есть трудового народа, вылил потоки грязи на членов кружка. Особенно досталось от него его учителю и благодетелю Магжану Жумабаеву: этот "курсант, конюх, дворник" знал, как потрафить общественному мнению. А Магжан, более талантливый, самобытный, не расходующий свой талант на потребу дня, не вылезал из тюрем.

Другой участник союза – Мухтар Саматов – пишет в автобиографии: "В порядке подготовки этого движения (надо полагать, национально-освободительного) – борьбы против царизма и колониального гнета (вот так – ни больше, ни меньше – курсив мой, Е.А.) – я в Омске организовал в 1914 году и руководил до лета 1917 года Союзом казахской учащейся молодежи, в состав которого входили Сейфуллин, Садвокасов, Айбасов, Токжанов, Досов и др.". Как видим, М. Саматов скромностью не отличался.

А Биркей Айбасов в своей автобиографии между строк пишет, что "в порядке повышения своего политуровня с 1913 по 1917 годы состоял членом нелегального кружка "Бирлик". Эта скромность, доходящая до самоуничтожения: не руководил, не принимал самого активного участия, а состоял, не пытался изменить действительность, а "повышал политический уровень"…

Сакен Сейфуллин: "Вдохновенная радость, связанная с открытием Союза учащейся молодежи "Бирлик". Надежды, мечты отдать благородному делу всю свою силу и энергию...".

Официальная пресса советского периода игнорировала существование этого кружка, словно его и не было в помине, проводила мысль о том, что казахская молодежь не способна на самостоятельные действия. А ведь "Бирлик" чем-то был похож на тайное собрание декабристов, о которых написаны тома исследований. Только тогда, когда марксистско-ленинские "нерушимые" постулаты стали рушиться, официальная пресса сквозь зубы заговорила об исторической, просветительской роли этого кружка для Казахстана.

На групповом фото запечатлены студенты Омского среднего сельскохозяйственного училища той далекой поры. В первом ряду – четвертый справа Мухтар Саматов. Во втором ряду сидят семь преподавателей, в центре при орденах, наверное, директор училища, еще два преподавателя стоят в третьем ряду, а справа замыкает ряд "дядька-завхоз". В этом третьем ряду слева-направо: 4-й – Кошке Кеменгеров, 8-й – Асфандияр Шорманов, в центре, рядом с директором училища – Биркей Айбасов. В четвертом ряду стоят студенты на стульях – многих мы не знаем. Найдутся ли знавшие тех, кого я не назвал?

СПРАВКА. 1. Кошке Кеменгеров (1886-1937 гг.) – один из героев романа "Тернистый путь". Студенческий друг Биркея, поэт, писатель, драматург, автор восьми пьес, одна из которых – "Алтын сакина" ("Золотое кольцо") ставилась на сцене раньше, чем пьеса Мухтара Ауэзова "Енлик-Кебек", которая считается пионером казахской сцены. В последнее время о нем выпущен ряд книг. Биркей и Кошке были большими друзьями, часто участвовали в молодежных розыгрышах, мальчишниках, только Биркей остался верен избранной специальности и убеждениям, а Кошке пошел по литературной стезе. Уничтожен в сталинских застенках в 1937 году, реабилитирован в 1957 году. Его именем названа одна из улиц Астаны – бывшая Лесозаводская.

2. Мухтар Саматов (1894-1938 гг.). В романе Сакен Сейфуллин пишет: "Полумертвый казахский комитет Акмолинска по приезде Мухтара Саматова начал оживать. Я пошел в комитет, чтобы встретиться с Мухтаром. Поздоровались. Когда-то мы были близкими товарищами, создавали вместе во время учения в Омске организацию "Бирлик" (единение), которая действовала с 1913 по 1916 годы".

(Мухтар прибыл из Омска для проведения выборов в учредительное собрание партии "Алаш-Орда" в конце 1917 года. Саматов совместно с Ялымовым, Нуралиным проводили собрание для организации отдельного земства в городе. Туда и прибыл Сакен Сейфуллин. – Курсив мой, Е.А.). "Я прошел через толпу и подошел к столу президиума. Видимо, Саматов с дружками уже завладели вниманием простодушной публики, привлекли их на свою сторону. Я попросил у Саматова слова". Далее Сакен выступил, поднялся шум, дело кончилось тем, что Саматов вместе с дружками покинул собрание.

Как же дальше сложилась судьба Мухтара после опубликования романа? В 1920 г. по его инициативе была разработана шкала по изъятию скота в основном у крупных баев. При этом бедняки были освобождены, почти не коснулась эта мера и середняков. Руководители киргизско-татарской секции Семипалатинского губкома РКП(б) Ауэзов и Аймаутов с гневом обрушились на него. Эту шкалу они рассматривали как разрушение основ животноводства в республике. В середине 20-х, начале 30-х годов Саматов занимал ряд партийных и государственных постов, был членом Казкрайкома ВКП(б) и КазЦИКа.

Так было угодно судьбе, что Биркей и Мухтар шли по жизни рядом: они не только окончили одно училище, но их даже расстреляли в один день по одному списку – 28 февраля 1938 г. (АПРК, ф. 141.01. д. 13135).

3. Шорманов Асфандияр (1896-1971 гг.) После окончания сельхозучилища работал преподавателем в Баянаульской сельхозшколе, его учениками были Риза Чокин, Даирбай Шашкин. Был начальником отдела по устройству 10-верстной полосы в пойме Иртыша. Его постоянно преследовали за байское прошлое (Шорман-бий его родственник), он поменял много мест, работал в глубинке. В 1938 г. его арестовывают. Но судьба благосклонна к нему – его не расстреливают, как многих однокашников Омского периода обучения, ему дают "только" 5 лет каторги и высылают в Канский район Красноярского края. Из ссылки в 1942 г. он возвращается в Алма-Ату, устраивается агрономом в Казгоссортсемфонд (Чемолганский пункт). В 1961 г. вышел на пенсию и в 1971 году скончался.

Учебный процесс в сельскохозяйственном училище был организован так, что студенты большую часть времени проводили не в душных аудиториях у классной доски, а на свежем воздухе – на пашне, лугах, фермах, в конюшнях. Летняя практика по продолжительности занимала более полугода, от посевной до уборочной.

Помимо сугубо сельскохозяйственных предметов, студенты изучали особенности строительства дорог, мостов, ферм, сооружение прудов. В семейном архиве Айбасовых хранится фото, где студент Биркей Айбасов вместе с другими запечатлен на практике по укреплению правого берега Иртыша.

В мае 1917 года Биркей Айбасов успешно окончил Омское среднее сельскохозяйственное училище и получил специальность культуртехника. Обращает внимание широкий спектр знаний, который давали в училище: от высшей математики до основ дорожного и гражданского строительства.

Высокая требовательность к специалистам той далекой поры выражалась еще и в том, что диплом не выдавался на руки после окончания училища. Его выдавали через год после работы на производстве и по предъявлении положительного отзыва с места работы. Авторитет специалиста на селе был очень высок, к тому же он еще не подавлялся партийными органами. Партия в то время еще не руководила государством.

4. Революционные 1917-1919 годы...

Весной 1917 года Биркей после окончания сельскохозяйственного училища был направлен на работу в Акмолинскую волость, в гидротехническую партию. Но какая может быть работа по специальности, если случилась революция? Молодого специалиста нашли, отозвали в город и избрали в состав Акмолинского уездного комитета в качестве ответственного секретаря комитета, председателем которого был Сакен Сейфуллин.

Акмолинск в то время был заштатным уездным городишкой с населением 18,7 тысячи жителей; из них русские составляли 33%, казахи – 29%, остальные – татары, украинцы и другие. В нынешней Астане – 640 тысяч жителей, или в 34 раза больше. Но страсти в ту далекую революционную пору кипели, как в классических операх, возможно, в 34 раза превосходя нынешние.

"В первые годы революции город Акмолинск был разделен на группы: казачество, мещане, мусульмане, солдаты и трудовой люд, – пишет С. Сейфуллин в своем романе "Тернистый путь". – Все проводили бесконечные собрания, митинги, всех не упомнишь". В казахский комитет вошли Дюсембаев (председатель), Сейфуллин, Адилев, Кеменгеров, Шегин и Айбасов. Позднее председателем стал Сакен Сейфуллин.

Решено было организовать типографию и наладить выпуск газет. Отношения между русским и казахским уездными комитетами стали ухудшаться. Уместно вкратце пересказать ряд эпизодов того времени, они наглядно демонстрируют "кто есть кто".

"В те дни мы жили вчетвером в доме, где размещался комитет: Динмухамед Адилев, Бирмухамед Айбасов, Кошке Кеменгеров и я, – пишет автор романа. – Мы безмятежно спали. Глубокой ночью проснулись от стука". Оказывается, одна из группировок кадетов вызвала нас на диспут. Время было тревожное, на дворе – боевой 1917 год, по городу орудуют разные банды. Неспроста все это! Начался спор, который быстро перерос в крутой мужской разговор, пахло расправой и арестом. И вот тут-то стало очевидно "кто есть кто". Некоторые члены комитета под разными предлогами трусливо покинули зал, остались самые стойкие: Сакен Сейфуллин, Кошке Кеменгеров и Бирмухамед Айбасов. Недаром говорят, подлинный характер обнаруживается в минуты тяжких испытаний.

Наряду с казахским уездным комитетом, который выполнял административные функции, Сакен и его товарищи создали молодежную революционно-демократическую организацию "Жас казак" (молодой казах) со своим правлением и уставом. Основной задачей организации было разъяснение новой политики местному населению, соблюдение революционной законности. Председателем "Жас-ќазаќ" был избран Сакен Сейфуллин, а членами бюро – Байсеит Адилев, Бирмухамед Айбасов, Абдулла Асылбеков, Бакен Серикбаев, Жумабай Нуркин. Организация росла на глазах. К осени наладили выпуск журнала "Айна" – "Зеркало", печатавшегося в типографии, и газеты "Тiршiлiк" – "Жизнь".

"Плохо ли, хорошо ли, сейчас трудно судить, – пишет Сейфуллин, – но и в комитете, и в "Молодом казахе" работа тогда кипела". В аулах были организованы волостные комитеты. Защищали интересы и свободу женщин, устраняли от должности бывших чиновников старого режима. Поэтому комитет вскоре стал для казахов Акмолинского уезда судом, милицией и верховой властью".

Заседания административного комитета или совместные заседания с членами "Жас казак" часто проходили в обстановке травли, оскорблений, угроз со стороны баев, волостных, алашординцев. "Мы не сдавались, борьба закалила нас",– констатирует Сакен Сейфуллин.

Однажды во время проведения закрытого заседания комитета ворвалась группа во главе с бывшим всесильным волостным. "Почему у вас закрытое заседание? Какие могут быть тайны от нас? Мы будем присутствовать, и все!" Затем, обращаясь к одному из членов, казначею: "Смотри, Нуржан, держи язык за зубами! А то я тебе быстро найду подходящее место..."

В другой раз во время заседания "Жас казак", а оно шло с обеда до вечера (Сейфуллин, Адилев, Айбасов, Нуркин, Асылбеков, напротив Серикбаев, Донентаев), к ним ворвались служители культа и потребовали прервать заседание и немедленно идти на вечернюю молитву, никакие доводы не принимались, поднялся шум, гам...

Вскоре стало известно, что в Оренбурге 20 июня 1917 года открывается первый всеказахстанский, скорее региональный съезд, собираемый партией "Алаш". Во все уездные комитеты были посланы телеграммы с перечнем вопросов, которые подлежали рассмотрению. Вопросов много, но коренных два – Всероссийское государственное устройство и автономия казахских областей.

От Акмолинской области на съезд не попали ни Сакен Сейфуллин, ни Бирмухамед Айбасов, ни другие члены комитета. Делегатами съезда избрали врача Асылбека Сеитова и учителя, поэта Магжана Жумабаева. Самовольно поехал на съезд Шаймерден Альжанов. Члены казахского уездного комитета, работавшие в поте лица, оказались сторонними наблюдателями. Они обсудили повестку дня Оренбургского съезда на общем собрании уездного комитета и приняли постановление. От имени собрания Бирмухамед Айбасов послал телеграмму открывающемуся съезду: "Мы голосуем за федеративную республику, выступая против всех других форм правления".

Как ни настаивали Букейханов и его сторонники на принятии программы кадетов и принятии автономии казахских областей, то есть на отделении Казахстана от России, в конце концов возобладала точка зрения федеративного устройства государства, что отвечало здравому смыслу тех дней и говорило о зрелости и ответственности Сакена, Биркея и их единомышленников.

Но им это даром не прошло: комитет был переизбран, туда вошли муллы, волостные и те, кто на недавней ночной дискуссии с кадетами трусливо покидал поле брани. Сакен и его товарищи в новый состав не вошли. Это было поражение. "Кошке Кеменгеров, Динмухамед Адилев уехали в Омск, а Айбасов направился в Атбасар, к себе на родину", – со вздохом заключил С. Сейфуллин в своем романе.

Продолжение


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Человек высокого долга 25.11.2003
Оружие без границ 24.11.2003
Возвращая имя отца. Часть 3 21.11.2003
Валюта самой первой пробы 14.11.2003
Блеск и мифы генеалогии 14.11.2003
Секретное задание Галыма Байназарова 10.11.2003
Кобзарь целины 10.11.2003
Возвращая имя отца. Часть 2 10.11.2003
Последний из Политбюро 06.11.2003
Вот такая, блин, вечная молодость 29.10.2003

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
25.09.20 Пятница
90. АКБИЕВ Махмуд
78. МАХМЕТОВ Тулеген
74. ЛЕПЕШКИН Геннадий
72. ЖАРИМБЕТОВ Жантеке
72. МУРЗАЛИН Ахат
69. КУСАИНОВ Темирхан
67. ТЕЛЕШЕВ Кайсар
65. КОШАНБЕКОВ Ергазы
64. АРЫНОВ Кажмухан
64. РЫСГАЛИЕВ Сагидулла
63. БАЯНДАРОВ Магзам
63. КУСАИНОВ Амирлан
62. ДМИТРИЕНКО Петр
61. АДИМОЛДА Радильбек
58. АБДЫКАДЫРОВА Айман
...>>>
26.09.20 Суббота
87. БИЕКЕНОВ Кенес
67. АКАНОВ Досмурат
62. АБДИЛОВ Онайбек
62. ЕНСЕГЕНУЛЫ Сагат
61. БАЙГОНОВ Жамбыл
61. ЖАШИБЕКОВ Габдул Хаким
59. ТОПИЛЬСКАЯ Людмила
57. БОПИЕВА Жамиля
57. ЖАНКИН Аскар
56. АХМЕТОВ Саяш
56. КАЗЕЕВ Евгений
56. КАСИЕНОВ Марат
56. САПАРОВА Назым
55. ИДРИСОВ Тимур
54. ЖУМАГАЗИЕВ Муратжан
...>>>
27.09.20 Воскресенье
82. МАМЫРОВ Нургали
74. ДУМЧЕВ Владимир
73. АЙТУГАНОВ Нуpмахамбет
70. КАЛАБАЕВ Найман
70. ОТТО Иван
66. АЛБЫТОВ Жейенай
66. ТОККУЛОВ Сериктес
64. АМАНБАЕВ Богежан
62. АБДУХАЛЫКОВ Фархат
60. МОМБАЕВ Иса
59. ЗАКАРЬЯНОВ Тулеген
57. ТИНИКЕЕВ Мухтар
55. ДЮСЕТАЕВ Берик
54. БЕЙСЕМБЕТОВ Искандер
54. КИМ Виктор
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Top.Mail.Ru
zero.kz