NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050















Поиск  
Пятница 27.11.2020 08:59 ast
05:59 msk

Чингиз Джангильдин: "Судьба отца - в судьбе страны"
Казах, имевший христианское имя, очарованный странник, покинувший кыпчакскую степь, чтобы совершить кругосветное путешествие длиною в четыре года, один из вождей Тургайского восстания 1916 года, романтик-большевик, совершивший в 1918 году по заданию Ленина легендарный поход через Каспийское море для доставки оружия на Актюбинский фронт…
26.12.2005 / история

Ботагоз ТОРГАЕВА, "Страна и мир", 16 декабря

Казах, имевший христианское имя - Николай Степнов, очарованный странник, покинувший кыпчакскую степь, чтобы совершить кругосветное путешествие длиною в четыре года, один из вождей Тургайского восстания 1916 года, романтик-большевик, совершивший в 1918 году по заданию Ленина легендарный поход через Каспийское море для доставки оружия на Актюбинский фронт. Алиби Джангильдин навсегда останется в памяти народа как бесстрашный комиссар, вооруживший казахов.

В 2004 году исполнилось 120 лет со дня рождения государственного деятеля, человека-легенды Джангильдина Алиби Тогжановича, всю свою жизнь посвятившего свободе и независимости своего народа. В День Независимости Республики Казахстан мы предлагаем вниманию читателей интервью с его сыном, Чингизом Алибиевичем Джангильдиным.

- Чингиз Алибиевич, расскажите, каким был Алиби Джангильдин отцом? Каким он Вам запомнился?

- Свой первый асату я получил на родине предков, в Костанайской области, куда меня десятилетним ребенком привез отец. Меня, мальчишку, выросшего в городе, обедавшего за сервированным столом, немного удивило, что бешбармак чужой человек набирает щепотью, и кладет прямо в рот ребенку. И когда почтенный аксакал, у которого мы сидели в гостях, подозвал меня, чтобы дать асату, то я пошел неохотно и неуверенно посмотрел на отца, и когда я встретил его строгий взгляд, то понял, что это нужно принять как дар. После того, как я получил асату, отец смотрел на меня уже тепло и ласково…

Он был внимательным, всегда интересовался моей учебой, знал всех моих учителей. Мое детство было веселым и радостным, я рос в атмосфере семейного уюта и тепла. Наша семья - это семья большевиков и алашординцев, папа моей мамы Асфендияр Кенжин был активным и авторитетным членом "Алаш-Орды". В годы сталинских репрессий он был расстрелян, а его жена Жаннета Рамазановна была отправлена в знаменитый концлагерь "Алжир". Но что поразительно, моя мама никогда не говорила плохо о Сталине, более того, она его уважала. Я говорил: "Почему, мама? Он же расстрелял твоего отца!" А она отвечала: "Нет, Сталин не виноват. Он не знал". Интересно и то, когда в 1953 году умер Сталин, вся страна находилась во всеобщей скорби и трауре, а мой отец - коммунист и комиссар, - наоборот, держался спокойно. И мама, не выдержав, спросила: "Почему ты так спокоен?" На что отец ответил: "Для всех было бы лучше, если бы это произошло десять лет назад, в переломный период Великой Отечественной войны, в 1943 году". Отец считал, что если бы Сталин ушел из жизни в 1943 году, то не было бы второго витка репрессий.

А что касается "Алаш-Орды", то в нашем доме никто никогда не говорил худого слова об алашординцах. У нас постоянно были Кенжины, Байкадамовы, Кара-тлеуовы и многие другие, но не было гостей - членов Центрального Комитета или других высокопоставленных чиновников, министров. В основном нашими гостями были люди искусства. Отец дружил с Натальей Сац, которая в то время работала в Театре юного зрителя.

Он очень любил музыку, поэзию. В дом часто приходил Абдильда Тажибаев, Затаевич, которому отец давал варианты народных казахских песен. Кстати, у Затаевича в воспоминаниях это где-то есть. Помню, мама играла на рояле, а отец пел. Ох, и голос у него был! Сильный, красивый! Я читал в одной статье Мухтара Шаханова, что Алиби Джангильдин спел народную казахскую песню на сцене Большого оперного театра, в Москве. Тогда были декады искусств народов Союза, и в одну из таких декад мой отец, будучи в составе казахстанской делегации, пел на знаменитой сцене. А дома они с мамой пели дуэтом, и все вместе, с гостями нашего дома. Мама - молодая, красивая хозяйка - сидела вместе с отцом во главе стола. Он очень сильно ее любил, а она относилась к нему с почтением и уважением. Любила его любовью дочерней, ведь она была младше него на целых 30 лет, отец знал ее еще ребенком. Но он никогда не показывал разницу в возрасте, своего превосходства. И когда ее маму, Жаннету Рамазановну, освободили из "Алжира", то отец сразу же решительно сказал: "Давай, забирай ее к нам! Она будет жить с нами!" И мы жили вместе с Жаннетой Рамазановной и с тетей Юлией Асфендияровной.

- А чему учил Вас отец?

- Он любил мне читать "Тысячу и одну ночь". Я помню, у нас дома было довоенное издание, полное собрание сочинений, девять томов. Я любил забираться к нему в постель, а он мне говорил: "Ну, давай. На чем мы остановились?" И так мы могли читать часами, а потом начинали делиться впечатлениями, пересказывать. Помню его интонации, не нравоучительные, не назидательные, он старался ненавязчиво навести меня на мысль, чтобы я понял сам.

- То есть, он относился к Вам мягко?

- Не всегда. В те годы в кинотеатрах шел модный фильм "Тарзан", и мы, чтобы посмотреть его, убегали с занятий, и так я запустил географию. И отец, когда узнал об этом, показал, что может быть далеко не мягким. И наоборот, однажды мы поехали к нашим родственникам в деревню, и все ребята верхом на конях поскакали в соседний аул смотреть проходившую там байгу, и я вместе с ними. Дома никого не предупредил, мать в панике, отец послал джигитов искать меня. И когда мы вернулись, то отец был даже доволен, что я верхом на коне проскакал туда и обратно, не отстал от ребят, буквально родившихся на лошадях.

Отец многое мне дал, многому научил, я всегда с интересом смотрел, как он общается с людьми, с каким уважением все к нему относятся. Помню, к нам домой приезжал великий Джамбул, они с отцом долго общались, разговаривали. Джамбул-ата всегда перед сном спрашивал у моей мамы: "Где мой айран?"

- А рассказывал ли Вам Алиби Джангильдин об Амангельды Иманове?

- Да, конечно, они были друзьями детства, вместе росли в одном ауле. Он отзывался о нем, как о надежном и верном друге и товарище. Амангельды Иманов был степным батыром, его уважали бедняки и боялись баи, именно он вместе с моим отцом был вождем национально-освободительного и антифеодального Тургайского восстания 1916 года. У нас дома часто бывал его сын - Шора. И когда в 1952 году в Алматы устанавливали памятник Амангельды Иманову, то отец, несмотря на то, что очень сильно болел и плохо себя чувствовал, поехал открывать памятник и взял меня с собой. В памяти осталось какое-то чувство неловкости за отца, за то, что он такой старенький, что с трудом стоит и говорит, и чувство облегчения, когда наконец-то все кончилось, покрывало упало, и я смог взять отца за руку. Но я понял, что отец до конца своих дней был верен их старой дружбе.

А в 1953 году папы не стало… Прощание с ним было в Государственном Академическом оперном театре имени Абая. В памяти осталась тьма людей. Люди, люди, люди… Все подходят, что-то говорят, целуют, гладят по голове… И все как-то не верилось… И помню, что пришел Даниал Керимбаев, Председатель Президиума Верховного Совета КазССР, он очень уважал отца. Мы пешком, вся процессия, с улицы Калинина дошли до кладбища на Ташкентской. Д. Керимбаев шел рядом со мной, а Тангир, старший брат от первого брака отца, держал меня за руку… На этом кладбище я впоследствии рядом с отцом похоронил свою маму…

- Чингиз Алибиевич, Ваш отец был великим человеком, всю свою жизнь посвятившим борьбе за свободу и независимость казахского народа. Расскажите, пожалуйста, говорили ли у Вас дома на подобные темы?

- Если бы сейчас был жив мой отец, то он сказал бы, что наш народ живет в такое время, о котором мечтали и за которое боролись наши предки. У них была ясная цель: чтобы Казахстан стал независимым и имел свою государственность. А сегодня мы живем в независимом Казахстане. И огромная заслуга в этом нашего Президента Нурсултана Назарбаева.

Об этом мечтали и алашординцы, об этом мечтал и мой коммунист-отец вместе с народным батыром Амангельды Имановым. О чем мечтали представители казахской интеллигенции? Чтобы была автономия, а через автономию уже свое государство. Но алашординцы видели автономию в составе Российской империи. А мой отец и Амангельды Иманов после восстания в Тургае искали пути и ходы, даже через мусульманский Восток. Алаш-Орда же, если вспомнить, была неоднородной, они обсуждали два варианта: или Туркестан, или Россия. Казахская интеллигенция, которая училась в России, тяготела, естественно, к России.

В то время отец и его соратники поняли, что восстание может быть подавлено, и поэтому рассматривали варианты ухода в страны мусульманского Востока. Отца, который знал несколько языков, отправили к эмиру Бухарскому для обсуждения возможных путей отхода. Но в то же время, отец в своих воспоминаниях пишет, что инстинктивно чувствовал близость и неизбежность революции в России. А потом, когда она в 1917 году все-таки произошла, у людей стали формироваться другие идеи. Тем более, после того, как Ленин выдвинул лозунг - право нации на самоопределение. И Октябрьская революция стала спасением для казахов, как для нации. Не случись ее, может быть, казахов не было бы уже как народа, не говоря уже о своем государстве.

Но нельзя также забывать и о том, что незадолго до этого, после февральской революции 1917 года, царские карательные отряды продолжали свирепствовать в Степи: уничтожали аулы, угоняли скот, убивали мирных жителей. Все это подвигло моего отца выехать в Петроград и рассказать обо всем, что происходит в Тургае. И ему удается выступить на трибуне Государственной Думы России и раскрыть все бесчинства, происходящие в казахских степях, о которых не знал бушующий Петроград. Он потребовал, чтобы Госдума отозвала карательные отряды уже бывшей царской армии…

70 лет после Октября просуществовал Советский Союз, и только Нурсултан Назарбаев сумел превратить республику в истинно суверенное, независимое государство Казахстан. И это уже навсегда. И здесь, как говорится, не убавить и не прибавить.

- А кому на прошедших выборах Вы отдали свой голос?

- Я голосовал за действующего Президента Казахстана. Нурсултан Назарбаев - человек, который дает обещания и выполняет. Дальновидный политик, прагматик и в то же время романтик. К примеру, Астана - это не только полет мечты, но уже и реальность. С ним мы всегда будем двигаться в нужном и правильном направлении.

- Чингиз Алибиевич, Ваш отец прожил интересную, богатую событиями жизнь, полную приключений и борьбы, он достиг многих вершин, опередил свое время, занимал пост заместителя Председателя Президиума Верховного Совета КазССР. Вы не хотели продолжить дело своего отца?

- Нет. Более того, я делал все наоборот. Когда в 1953 году отец ушел из жизни, все как-то сразу изменилось. Если в доме всегда было много народу, было весело и радостно, то после его кончины дом посещал узкий круг родственников. Мне было 13 лет, возраст, в котором ребенку, тем более, мальчишке нужна сильная, властная рука отца. Я скучал по нему. Но в то же время мне помог преодолеть и пережить этот момент опять же мой возраст: начались мальчишеские дела, ровесники, спорт, улица, все это меня захлестнуло. Потом, когда я стал студентом, поступив в КазГУ на факультет биологии, то мне начали говорить: "Ну, ты что? Сын Джангильдина вроде. Так нельзя".

- Как "так"?

- Мы уже находились под влиянием западных веяний, слушали джаз, носили узкие брюки. Нас называли стилягами. И мы это делали не для того, чтобы отличиться, это было действительно все интересно. В студенчестве я решил, что буду самим собой. Про меня говорили: "Сын Джангильдина, ему все можно". Помню, один профессор сказал: "Сын Джангильдина будет аспирантом у академика, который быстренько сделает из него кандидата, и все пойдет дальше по сценарию". Я сказал: "Нет, не пойду. Я хочу быть микробиологом, и я буду им". Перешел на вечернее отделение и стал работать в лаборатории микробиологии. Все думали, что я пойду по стопам отца, пойду по проторенной им дороге. А я делал как раз все наоборот. После армии родственники хотели устроить меня на работу в ЦК комсомола, но я сказал: "Нет, я сам сделаю свою судьбу". И уехал на полуостров Мангышлак. Вообще, чувство противоречия было развито у меня сильно. А потом очутился вообще на Камчатке, семь лет работал на Дальнем Востоке. Когда вернулся в Алма-Ату, мне было уже 35 лет, и тогда я случайно попал в профсоюз. Оставалось два дня до разрыва северного стажа, где год шел за два. Я ведь работал научным сотрудником лаборатории Тихоокеанского Института рыбного хозяйства и океанографии, занимался гидробиологией, каждый год были морские экспедиции.

- Наверное, домой мор-ских звезд привозили?

- Да все привозил, и морских звезд, и ракушек, и рыб сушеных. Как-то из одного рейса я привез в Музей Института дельфина-белобочку, запутавшегося в наших рыболовецких сетях. Детям нравилось, я любил им рассказывать про подводную жизнь, про морские экспедиции. Мне доводилось работать и в Северном Ледовитом океане, и у берегов Америки. Однажды рядом с нами играла стая китов, и мы опасались, как бы они ненароком не перевернули нашу шлюпку.

- И Вы решили оставить море и вернуться домой?

- Да. Уже надо было думать о семье, быть рядом с родными и близкими, подрастал старший сын Алиби. Первое время, когда я приехал в Алма-Ату, меня стали спрашивать: "Вы - сын Джангильдина?" Вначале мне это очень не нравилось, а потом я стал понимать роль отца. Увидел, что его знают и уважают, о нем помнят. Понял, что таких людей, как мой отец, не забывают. Постепенно пришло осознание, я стал проникаться его идеями. Особенно почувствовал это после распада Союза. Кстати, я подписывал в Доме дружбы Декларацию о независимости суверенного Казахстана, а потом осенью Парламент эту Декларацию принял.

- Скажите, сколько у Вас детей?

- У меня трое детей, старший сын Алиби и двойняшки Асет и Алтынай. Старшего сына я назвал в честь своего отца. Я узнал о его рождении, когда находился в морской экспедиции. Это было неожиданно, мы в море, и вдруг идет включение, и объявляют: "У нашего начальника рейса Чингиза Алибиевича родился сын! Поздравляем!" Я приказал дать салют в честь моего сына и передал домой, чтобы его назвали Алиби, в честь деда. У него два высших образования, он закончил исторический факультет КазГУ им. аль-Фараби и магистратуру Бирмингемского университета в Великобритании. Сейчас он работает в Казахстанско-Британском техническом университете, ему нравятся инновационные подходы и то, что он имеет возможность общаться на английском языке.

Второй сын - Асет, юрист по образованию, в последнее время он стал увлекаться журналистикой, пишет статьи. Дочь Алтынай - экономист, работает главным бухгалтером на одном из предприятий.

- Чингиз Алибиевич, наш номер выйдет в День Независимости Казахстана. Что бы Вы пожелали нашим читателям?

- Для всех нас декабрьские события 1986 года были потрясением. Я скажу о своих чувствах. Вначале было непонятно. Никто не ожидал такого хода, что так уйдет Димаш Ахмедович. Вдруг и неожиданно. И что вместо него поставят человека из Москвы. И пренебрежение Москвы к желаниям народа Казахстана, не только к казахам, а ко всем живущим в республике, привело к такому всплеску.

Мой старший сын Алиби тогда учился в 9 классе 120-й школы. Нас всех предупредили, чтобы наши дети не лезли в это националистическое движение. И я переживал за сына, потому что еще задолго до этих событий в разговорах с ним о плановом хозяйстве, советской идеологии чувствовалось, что молодежь не воспринимает существующего строя и критикует его. Сын говорил: "Нет, папа, все не так. Экономика не так должна развиваться". Он говорил о частной собственности, о конкуренции. И поэтому я боялся, что он выйдет - и попадет на площадь. Жене я сказал, что в случае плохого исхода я выложу партбилет, но сына никому не отдам!

Вспоминаю письмо, подписанное нашей казахской интеллигенцией, о том, что это неправильное движение, и что они не поддерживают нашу казахскую молодежь, что их научили… А вот потом пришло понимание. Понимание того, что это было то чувство свободы и независимости, которое в первую очередь выплеснулось у молодежи. Свобода и независимость заложены в нас генетически, от отцов наших, дедов и прадедов. Поэтому считаю, что у нас прекрасная молодежь, которой я горжусь. Поздравляю всех казахстанцев с Днем Независимости Республики Казахстан!

- Спасибо за интересную беседу.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Надо жить на земле достойно 29.12.2005
Неистовый гармонию искал... 26.12.2005
Чингиз Джангильдин: "Судьба отца - в судьбе страны" 26.12.2005
Система борьбы с терроризмом в СССР 26.12.2005
"Есть материалы, которые не будут рассекречены никогда" 26.12.2005
Владимир Крючков: Я готов, чтобы меня и Горбачева допросили по делу о "золоте партии" 09.12.2005
"Если бы НЛО существовали, мне бы об этом доложили" 07.12.2005
История одного письма 03.12.2005
Тургенев работал на разведку, а Крылов ловил контрабандистов 03.12.2005
Слово о чекисте 02.12.2005

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
27.11.20 Пятница
91. КАРБОВСКИЙ Эдуард
88. АМАНОВ Колан
74. ЕСЕНБАЕВ Малик
74. ИМАНДОСОВ Сабыр
71. ТУЛЕУОВ Амангос
70. БУСУРМАНОВ Жумабек
63. СЕЙФУЛЛИН Амантай
62. БУЛЕКБАЕВ Берик
61. АБДУБАИТОВ Бауыржан
60. КОЗЛОВ Евгений
60. ОРАЗГАЛИЕВ Алибек
60. ТИМОШЕНКО Юлия
58. БАРМАГАМБЕТОВ Бахытжан
57. МОЛДАШЕВ Амандык
56. КУРМАНБАЙУЛЫ Шерубай
...>>>
28.11.20 Суббота
82. ЖАНСЕИТОВ Шакарим
76. БЕЛЬГУЖАНОВ Еркин
74. ТАДЖИЯКОВ Бисенгали
74. ХУДОВА Любовь
72. КРАВЧЕНКО Иван
71. АХЫМБЕКОВ Сеpик
66. БИМАГАМБЕТОВ Тимур
66. ЮСЕМБАЕВ Абдыкадыр
65. ЖИЕНКУЛОВ Ондасын
63. ЕРДЕСОВ Магаз
61. БЕКНИЯЗОВ Мурат
61. ХОЧИЕВА Людмила
60. СЕЙДУМАНОВ Жанат
59. КАЛЖАНОВ Аманбек
58. КРИВОБОКОВ Александр
...>>>
29.11.20 Воскресенье
81. БАТАЛОВ Анвар
73. АЛИБАЕВ Серикбай
73. АНДАГУЛОВ Кыдырбек
73. ОСПАНОВА Майдаш
72. ГРЕБЕНЬКОВ Николай
70. ЕЛЕМАНОВ Булат
66. КЕНЕНБАЕВ Серик
65. КУДАЙБЕРГЕНОВ Нурлан
57. ЕРЖАНОВ Оразалы
57. УСМАНГАЛИЕВ Аязбай
56. СУБХАНБЕРДИН Нуржан
56. ШАЙДАРОВ Надим
54. ЕСЕНГАЗИНА Гульнара
53. ИМАНБЕРГЕНОВА Зауре
51. ТЛЕГЕН Исраил
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Хостинг beget
Top.Mail.Ru
zero.kz