NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | правительство Мамина | правительство Сагинтаева | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050















Поиск  
Воскресенье 28.11.2021 01:50 ast
22:50 msk

История нужна казаху, или звание историка?
В апрельском номере журнала "Акикат" на казахском языке опубликована большая статья под заголовком "О зле неуместного возвеличивания темы Шынгыс кагана"…
13.08.2013 / история

Марал Ыскакбай, заслуженный деятель Казахстана, "Огни Алатау", 12 августа

В апрельском номере журнала "Ақиқат" на казахском языке опубликована большая статья под заголовком "О зле неуместного возвеличивания темы Шынгыс кагана". Ранее она выходила в газете "Жас Алаш". Автор – Зардыхан Кинаятулы. С мировоззрением этой личности знаком: интервью с ним по этому случаю приходилось читать в журнале "Аңыз адам". С мыслями узнать, какие же использовал доктор исторических наук источники, принялся знакомиться с публикацией. В статье Заке отмечает: "Страна, обретя независимость, получила в руки "вожжи и поводья": каждый второй казах превратился в историка. Так, открылся путь в прошлую историю. Сегодня и в казахской степи, и за дастарханом ведутся тщеславные горделивые разговоры о родословии; и аким, писатель и поэт, математик и инженер, престарелый пенсионер – все историки. Одни пишут услышанное, другие пишут приснившееся во сне", – выказывая пренебрежение, начинает автор, вызвав откровенное разочарование. Когда современный человек сосредоточенно познает не только упоминаемый отрезок истории, но и другие периоды прошлого народа, и стремится познать себя и свои истоки, наверное, нужно не огорчаться, а радоваться. Если мощь государства определяется уровнем экономического развития, то величие нации признается глубиной ее истории. Глубина истории – показатель уровня культуры. И мы не считаем себя нисколько ниже других; известны всему миру как крупное ответвление тюрков с историей в два тысячелетия. Об этом отмечает и Заке: "Мы знаем, что еще до рождения Тэмуджина на политической арене Евразии в лучах славы купались наши предки в составе ханства кыпшаков". По-справедливости все это избито, многократно передергивалось и известно всему миру. Широкой общественности источники остаются неизвестными, а все хотят их знать. По-видимому, это потребность природная. Если народ находится в мучительном поиске своей глубокой истории, то очевидным является его духовный запрос.
В страну всеобщего среднего образования и развитой культуры, специалистов различных отраслей и высокого творческого уровня превратилась наша страна, благодаря исторической науке. Исторической науки свершившейся и с прирастающей историографией. В годы нашей молодости в республике действовали два научных института, впрямую связанные с историей общества, мы видели непринужденно и важно шествующих твердолобых, с непоколебимыми убеждениями прежней политической системы и научными званиями многочисленных кандидатов и докторов наук, академиков, слушали их лекции, общались с современниками и дружили. Они прекрасно знали историю революционных движений, Коммунистической партии, становление и укрепление советской власти, историю ее развития, и даже в каких регионах, какие предприятия и по каким постановлениям создавались и как развивалась их мощь. В средней школе мы изучали историю древних греков и Рима, Киевской Руси и 500-летнюю историю России, а, повзрослев, кроме учебника, подобного лезвию ножа, и предназначенного для 4-го класса "История Казахстана", ничего не ведали. Поэтому у образованной части общества приходилось выуживать сведения из этих сфер истории. Исчерпывающими знаниями они не обладали и испытывали большие затруднения. Вины историографов в пробелах не было, и поняли мы это спустя некоторое время. Колонизаторы прекрасно понимали, что уничтожение истории народов – один из эффективных приемов в закабалении.
Пристальный интерес к древней истории начался в период не тогда, когда, по словам Заке, "независимость принесла в руки вожжи и поводья"; в свое время Абай, Шокан, Шакарим, М. Тынышбаев проложили к нему пути, а продолжили их подобные Е. Бекмаханову. К сожалению, эти поиски через непродолжительное время были прерваны. Тем не менее, они продолжились в 60-е годы, а с политическим "потеплением" начался бурный подъем на новый уровень развития. И движение это начали не историки, а те, кого с ехидством задевает Заке: поэты и писатели. Всем известно, что начало положил И. Есенберлин, а продолжили яркие и настоящие личности, сопереживающие за народ. Это А. Кекильбаев, Д. Досжан, М. Магауин, К. Жумадилов, А. Алимжанов, С. Сматаев, Х. Адибаев, Б. Жандарбеков и др. Конечно, их литературные произведения нельзя принимать за научные исторические труды. Потому что это субъективное творчество, к тому же, авторы вводят в сюжеты произведений воображения, превышающие по объему исторические сведения. Хорошо это мне известно, как занимающемуся творчеством на историческую тематику. Конечно, они в какой-то мере утоляют потребности читателей, испытывающих жажду знаний своей истории, и становится очевидным удовлетворение духовных запросов читательской общественности. Так, вместе с созданием произведений художественной литературы увидели свет и исследовательские труды; писатели М. Магауин, А. Кекильбаев, К. Салгараулы, Т. Журтбай, О. Исмайылов, А. Сарай, К. Ахметов, ученый-языковед А. Кайдарин и др. выпустили объемные книги. Опубликованы также другие исследования. Наряду с этим известны труды по эпохе Шынгысхана М. Магауина, К. Даниярова, К. Закирьянова, М. Каргабаева, Х. Кожа-Ахмета, Т. Абенайулы, Б. Нуржекеулы, М. Жандыбаева и др. Разве не злопыхательством является полагать эти труды "услышанными и приснившимися во сне"? Вся их "вина" заключается в противоречащей Заке позиции: Шынгысхана они рассматривают тюрком и всего лишь. А Заке считает его монголом из кият-боржигинов. На вопрос, заданный журналистом об одном из упомянутых авторов, Заке заметил: "Он ведь не историк, читал пару его книг, но ничего нового, истине соответствовавшего, не обнаружил". Упомянутых авторов пришлось читать и мне, я тоже не историк. Тем не менее, с анализом некоторых источников и с нелогичными заключениями так же, как и Заке, я не могу согласиться. Невольно возникает чувство удовлетворения от прочитанного: авторы проявляли огромное усердие и тщательно готовили свои труды, не жалея себя, и по крупицам собрали большое количество документов. Кто-то несоразмерно возвеличивал, но недоговаривал, другой преувеличивал значение крошечного документа; подобные явления встречаются по ходу поисковой деятельности. Для нас значение имеет выявленный ими первоисточник. Сопоставляя большое количество документальных источников, на "историческую правду" прошлых времен можно взглянуть другими глазами, и она заговорит уже языком нового времени. Не сомневаюсь, что будущие исследователи выявят многие противоречия в истории, и, прикоснувшись к ним, определят истину.
Многие, полагающие себя профессиональными историками, унюхав носом, из откровенных бесед исследователей новой волны "вкушают плоды чужого сада", назвав их "историками-любителями", а их пренебрежительные высказывания с некоторых пор наблюдаются в СМИ. В нашем понимании для казаха не имеет значения научная степень, использовавшаяся исследователем методология, кем бы он ни был и независимо представителем какой бы страны не являлся, а важен и незначительный его труд, научная ценность которого вошла в национальную историю. Поэтому Рашид-ат-Дина и А. Бахадура, М. Дулати и К. Жалайыри никто не стремится расценивать "профессиональными историками" или "историками-любителями". Потому Ш. Кудайбердыулы и М. Тынышбаеву, а также В. Томсону, В.Радлову и ученым, подобным Иакинфу, никто не вешает ярлыки их "профессионализма" и "любительства". Следовательно, недооценивать труды "любителей" и исследователей прошлого наследия, не считающихся с материальными затратами, со здоровьем и временем, является настоящим злопыхательством. А численность "профессиональных" специалистов, занимающихся исследованиями древней истории, оптимизма не вызывает. Поэтому в современной действительности труды их деятельности наш народ не удовлетворяют. Почему все труды настойчивых исследователей, не считающихся с финансовыми затратами и временем, с чистыми замыслами добровольно восполняющих недостатки исторической науки, необходимо полагать "истине не соответствующими"? Несмотря на то, что тема эпохи Шынгысхана веками исследуется учеными всего мира, к истории происхождения этой личности казахи приступили с недавнего времени. Следовательно, несмотря на различные недостатки, в будущем все они приобретут определенную значимость.
Неясно одно: кто и в каком выигрыше будет от беспричинного принижения значения ценных работ, осуществляемых во имя своего народа, неутомимыми "добытчиками крупинок злата из недр прошлых времен"? Скромного достатка, иногда повторяющих многократно перетертую шелуху истории, простых тружеников, никогда без причины не ущемляющих самолюбие личностей. Ясно другое: отечественная историография в выигрыше не будет; речь не в добытых очках, а в потере заработанных скрупулезным трудом. В недавнем прошлом разворачивались подобные непристойные споры вокруг личности Шынгысхана, окончания которым, очевидно, в ближайшее время ожидать не следует. Тем не менее, все глубже становится научно обоснованная доказательная база о влиянии Шынгысхана на историю казахского народа. Если изначально "батыром-одиночкой" являлся Мухтар Магауин, то теперь вырос уровень сознания широких масс. В течение последнего десятилетия опубликованы десятки статей, вышли 6-7 книг, некоторые издаются повторно, переводятся на русский язык. Некоторые из них пользуются большим спросом в обществе, разыскиваются читателями, в этом лично приходилось убеждаться. Разумеется, возникает вопрос об уровне научной ценности этих работ. К примеру, одни Шынгысхана полагают найманом, другие – тобыкты, киятом, жалаиром. Одним словом, все они принадлежат к тюркам. Кому все-таки верить? По этому поводу Заке отмечает: "Каждому автору на волнующий душу вопрос хочется услышать от историков готовый ответ. Если же ответ их не удовлетворит, то в этом случае оказываются виноваты историки. На мой взгляд, "вина" историков заключена во лжи истории, которая не должна вмешиваться в безосновательный спор". Почему не вмешиваться? Кого опасаться? Этот ответ хотят услышать не только упоминаемые авторы, но и каждый читатель, и каждый казах. И мне хочется услышать ответ на этот заждавшийся и спорный вопрос. Если найдется историк, знающий ответ на этот вопрос, то он обязан принять участие в этом "безосновательном споре". Все эти авторы, предлагающие различные доводы, личности мыслящие, обладающие знаниями и образованные. Только доказательством должна являться прочная научная база.
В народе существует крылатое выражение: "от казаха возьми не то, что осталось, а его слова". Ушедшую историческую истину не будем измерять различными авторитетами сегодняшнего дня. "Тема Шынгыс кагана надуманная и события высокой значимостью не обладают", – утверждает Заке. Но историческая наука будь к Шынгыс кагану, или относительно других прошедших событий, не полагает нелепыми воображениями. Только в сопоставлении с переплетающимися историческими фактами и логическим анализом возможно достижение научного заключения и истины. Если прислушаться к словам господина Зардыхана, то заметно, что он обладает многими сведениями из источников; ведь вся жизнь посвящена исторической науке. "Шынгыс каган и мифическая слава о нем описывались в комплексе. История монголов исследовалась на мировом уровне и тема эта пресыщенная и перезревшая. Ему в общей сложности посвящено свыше 800 трудов", – отмечает он публично и сообщает о прочитанных некоторых из них. Таким образом, в упомянутой статье, основанную в Иране, известную всему миру династию Хулагу, автор отмечает в монгольской транскрипции (Хулэг, сын Мунке Хулег, стр. 31, 2 столбец). В действительности он не сын Мунке кагана, а младший его брат от одной матери и отца. Мунке, Хубылай, Хулагу, Ариг Буга являлись сыновьями Толе, младшего сына Шынгысхана и Борте. Матерью их всех являлась дочь Керейтая (Жагакамбы), младшего брата хана кереев Тугрыла (Онхан). Все это упоминалось и Рашит-ад-Дином, и Абулгазы, ясно указывается и современным иранским ученым-историком, доктором Ширин Баяни. Для исследователей истории казахов определить грамотно, чьими детьми все же являлись внуки Шынгысхана Куюк, Бату, Орда-Ежен, Сартак, Мунке, Хубылай, Хулагу, Аригбука, Хайдау (Хайду) – это азбучная, элементарная истина. Эта ошибка, исходящая в ходе шумного спора, запутывает широкий круг читателей и легко сбивает исследователей на ложный путь. На следующей (32 стр., 1 столбец) слова, произнесенные в адрес другого человека: "потомок раба", – Тугрылом, считающегося Шынгысхану внедрившимся родственником, автор ошибочно приписал адресованными Онхану. А хан кереев Тугрыл (Онхан) происхождением таковым не являлся, а, напротив, в нескольких поколениях его предки были ханами, т.е. он благородных кровей; подобных в степи именовали "белая кость". Досадно, но господин Зардыхан не смог толком разобраться в очевидном: простолюдина, некоего Тугрыла путает с известной всему миру личностью – Тугрыл ханом. Не принимая во внимание то, что оба принадлежали к разным племенам, не было оснований и причин в совершении этой ошибки. Потому что Шынгысхан из двух Тугрылов, к одному, как лицу старшему возрастом, будет обращаться: "великий хан", а на приветствие "раба" может и не обратить внимания. К тому же отмечалось, что оба связаны с одним случаем.
Конечно, неудобно перечислять ошибки и обличать авторитетного историка по этой небольшой статье. Тем не менее, обнаружив их, и безмолвствовать считаю причинением вреда себе и большому кругу читателей. В интервью журналу "Аңыз адам" отмечается: "Когда Шынгысхан формировал государство, то из 31-го племени, составлявшего его основу, восемь являлись монгольскими, а в статье журнала "Ақиқат" указывается, что в "Тайной истории монгол" упоминаются свыше сорока племен, из которых более 30 являлись монгольскими. Сегодня среди монгол распространение имеют 456 родовых поколений", – и предлагает считать Кият-Боржигинов одним из них (32 стр., 1 столбец, 2 абзац). В исторической науке (этнология), очевидно, термин "тайп" используется в значении крупного племени. Здесь имеется в виду известный перевод М.Султанияулы; в русифицированной "Тайной истории", возможно, имеется 40 племен, но "40-а тайпов" нет. К тому же, упоминаемые в книге все крупные тайпы тюркские, а вообще многие сегодня являются казахами: жалаиры, кереи, коныраты, уйсуны, дулаты, кыпшаки, канлы, найманы, шанышкылы, алшыны, сиргели, дойты, уаки. А также другие народы, никогда себя к монголам не причислявшие – это кыргызы, уйгуры, татары, карлуки, булгары, урянхаи, тангуты, тубиты, сартгулы, барыны, барласы. Относительно небольших племен, входивших в состав крупных объединений жалаиров, коныратов, дулатов, кереев, найманов, четко указывал Рашит-ад Дин. К примеру, туметов он показывает родовым объединением, входящим в состав кереитов (смотрите генеалогию онгытов). Никто не оспаривает, что каракасы (гаракасы) относятся к кереям. (Каракасы Сибири сегодня относятся к тюркам). Если остановиться на "456 родовых поколениях", упомянутых автором, то, не считая других тюрков, у казахов их количество тысячами. Потому что объединение поколений отцов в системе племени являет собой наименьшую единицу. К примеру, только кереи составляют 22 родовых объединения (братств), каждое из которых состоит не менее, чем из десяти родов. А теперь попробуйте разобраться с небольшими родами, не вступающими в кровосмесительные браки. Дулаты, жалаиры, коныраты, кыпшаки, байулы, алимулы, каждый из них включает в себя не менее пятисот родовых поколений.
Раскалывать на мелкие части, на мой взгляд, явление, не отвечающее ни исторической науке, ни намерениям народа и пользу не приносящее. Вообще, монгольское население в Монголии не превышает в совокупности численность найманов и кереев нашей страны. А во Внутренней Монголии не превышают численность дулатов и коныратов. Перечисленные нами тайпы считаются основными племенами в "Тайной истории монгол". Теперь попробуйте определить, в составе какого народа находится большая часть указанных в нем племен. Тогда термин "Кият-Боржигины" в контексте истории окажется ненадежным. Во-первых, Абульгазы Бахадур отмечал, что название "кият" не является племенным именем Шынгысхана. Во-вторых, Боржигин-Кият, Кият-Боржигин являются присвоенным потомкам Есукея (или детям Кабул хана) комплиментарным званием. Считать его племенным наименованием является не только ошибкой, но искажением истории. Сопоставляя дошедшие источники, касающиеся киятов, автор склонен придерживаться точки зрения Т.Абенайулы. В статье "Тарих ғылымы талғамдылықты талап етеді" пишет следующее: "Вторая группа интеллигенции полагает происхождение Шынгысхана из племени кият. В сведениях "Жамиг ат-Таурих", считающейся энциклопедией династии Шынгысхана, такого племени нет. Упоминающиеся в нем кияты – это этноним общей генеалогии, подобный казахским Акарыс, Бекарыс, Жанаарыс. В последующем дети прадеда Шынгысхана Кабул кагана восприняли его в качестве устрашения. И здесь "кият" не относится к биологическому роду отцов, а грозное звание. Поэтому Рашит-ад-Дин в "Жамиг ат-Тауарихе" не посвящает киятам отдельного раздела. Если в действительности Шынгысхан принадлежал к племени киятов, то посвящена была бы этому и отдельная глава. И этот раздел в генеалогии, посвященной мангулам (маголам), находился бы в начале всей главы. Напротив, в историографии этой высокой чести удостоилась глава "Родословная жалаиров". К тому же, родословная предков Шынгысхана получила распространение из этой главы. Родословная предков Тугрыл хана отразилась в главе "Племя кереитов" и прочно закрепилась в истории". Сведения эти, вызывают доверие.
В первоисточнике "Тайная история", считающемся достоверным историческим документом, упоминается племя доре (доло), как младший род Шынгысхана. (Т.Абенайулы, "Тайны Тайной истории", 2010 г.). А в казахском языке сохранился в искаженной звуковой форме "төре". Рашит-ад-Дин показывает төре, как одно из родовых наименований жалаиров (Смотрите раздел "Родословная жалаиров"). Сегодня каждый төре свою родословную ветвь знает до казахских ханов и далее до Шынгысхана. Потому на возникающий вопрос, в составе какого же народа сохранился род Шынгысхана, суть ответа заключается в этом умозаключении.
Обращая внимание на труды исследователей, следует заметить, что история Шынгысхана и его наследие в основном почерпнуты из "Тайной истории" и "Жамиг ат-Таурих", китайских современников, а также из первоисточников – записок М. Поло, Рубрука, Ибн Батута, П. Карпини, отметивших жизнь и быт детей и внуков Шынгысхана. Начиная с "Алтын шежіре" (Алтан тобчи), упоминаемые Заке 800 трудов, увидевшие свет, многогранны, в некоторой части повторяют или дополняют их, иногда описывают шире и подвергают анализу прошедшие события. Так полагает и сам Заке. Отдельное место занимают и позже возникшие труды А. Бахадура и К. Жалайыра. Потому что, несмотря на талант и глубокие знания, "глаза и уши истории" являлись прямыми потомками Шынгысхана. Несомненно – это личности, к которым следует прислушаться. Потому полагаю, что в оценке значения первоисточников, принципиальную роль имеют труды авторов, упомянутых в первом ряду.
Так же, как и некоторые другие исследователи, З. Кинаятулы большое значение придает "Алтын шежіре". Тем не менее, всех тюрков и родственные монголам народы он причисляет к индо-тибетским народам. А народы, не обладающие никакой биологической близостью, он делает "родственными" в соответствии с учением "желтой секты" ламаистов буддизма о возрождением души человека. Предшествующие поколения людей он показывает в супружеских отношениях. К примеру, родоначальницей у Шынгысхана являлась Алан (по А.Маукара) и ее сын Боданжар; он отмечает именно в таком искаженном варианте, поэтому все сведения имеют слабую научную основу. С начала и до конца его мысли переплетаются с концептуальными взглядами ламы Ахпагсба. Изначально автор статьи знакомит с различными легендами и сказаниями буддизма о происхождении мира живых организмов и человечества. Затем задерживается на содержании "Тайной истории" и вновь повторяется с незначительными изменениями. В заключение, остановившись на второй половине 17 века и родоплеменных составляющих халка и калмыков, приспосабливает под них историю династии Шынгысхана. На наш взгляд, в "Алтын шежіре" это один из многих его недостатков и вся его ценность. Здесь и были четко указаны племена тюрков, окружавших династию Шынгысхана и его потомков, и определено каким образом другая часть этих племен начала превращаться в монгол. Здесь сообщается, каким образом начинается борьба между вождем калмыков Есен тайшы и династией Токантемира (потомок Шынгысхана). На стороне династии Шынгысхана были племена тюрков и родовые объединения жалайыров, кереев, дулатов, уйгуров, туметов, коршы (гвардия). Известны имена их предводителей Адай, Таян, "жеты болат" (Улысболат, Тореболат, Барысболат и др.), Ахмед, Бакир, характеризующие принадлежность к тюркам и мусульманам. Последовательно притесняясь китайцами и ойратами, династия Токантемира начала ослабевать. В конечном итоге господство перешло к калмыкам, которые восприняли религиозное течение "желтой секты" ламаизма. Это поражение приведет к формированию известной династии тайшы. К тому же, в чистых "монгол" они быстро не превратились. Известный ученый историк П.Пелиот отмечал, что, из именуемых "четырех ойрат", только одни были настоящими ойратами, а остальные, воспринявшие буддизм, – кыргызы, туметы и подобные тюркские племена. Следовательно, торгауты, кошауты, шорасы и другие, которых мы полагали настоящими ойратами, в совокупности составляли всего четвертую часть. Подводя итог, полагаем, что это обстоятельство требует к себе особого внимания исследователей.
Как уже отмечалось, сведения из "Алтын шежіре" оказали нам помощь в уточнении некоторых сомнительных положений. По этому источнику, на территориях родственных народов, сегодняшних монгол и маньчжуров (чжуржэни), принадлежащих Шынгысхану и его детям земель не было. В тех краях были только земли, причитающиеся его братьям Хасару, Белгитаю, Темике. В реальности в распоряжении четырех ханств сыновей Шынгысхана находились эти земли, и принадлежали они казахам и другим тюркским народам. Только Кубылаю, внуку Толе, унаследовавшему титул великого кагана, принадлежала территория современного Китая и земли севернее него. Однако не следует забывать, что брат Кубылая Мунке эти окрестности получил в качестве награды. А точнее эти земли не были наследованы ему отцом Толе ханом. Значит, они не являлись ему ни долей в наследстве, ни сюргалом. Ранее эти области находились в распоряжении кереев, онгытов (уаков) и других племен тюрков и маньчжур. В последующем, в связи с расколом в каганате, там остались только потомки кагана Токантемира. Это были Хасар, Белгитай, Темике, совместно со своими потомками до конца сражавшиеся против китайцев и ойрат. В конечном итоге из-за отсутствия единства и взаимопомощи, внутренних междоусобиц, противоборства с амиром Тимуром государство ослабло и произошло его падение. По наименованиям "хошуын", "коршы" заметно, что близкие Шынгысхану сородичи в среде монгол и чжуржэней в системе родоплеменных отношений не находились. Они не указывают на родословие, а, наоборот, для Токантемира, Хасара, Белгитая, Темике и другим подобным являлись независимыми народами или военным союзом. Следовательно, главенствовавшие народы и большинство обитателей этих земель этническую близость к Шынгысхану не имеют. По современным понятиям – это такие же взаимоотношения, как между акимом района и населением, т.е. отношения между руководителем и подчиненными. А у казахов все племена, в том числе и торе, считаются в этническом родстве с родословной Шынгысхана. Напомним, что кровными узами родства с родословной Шынгысхана связаны все эти народы: жалайыры, коныраты, дулаты, кереи, найманы, меркиты. На вопрос об истоках родословной Шынгысхана получен достаточный ответ. Если смотреть глубже, отбросив шелуху, то истоки родословной торе упираются к жалаирам. Как упоминалось выше, Рашид-ат-Дин отмечал, что в составе жалаиров находится племя торе. (А в "Тайной истории" выше отмечалось, записано "доре"). Тогда получается, что между жалайырами Жамуха шешеном, батыром Саба и Шынгысханом всего 5-6 поколений. Эту родословную подтверждает К. Жалайыри и расписывает до своей генеалогии (Т. Абенайулы, статья "Түгел тауарихтың түбінде не жатыр", 2012 ж.). Однако интересно, что в интервью журналу "Аңыз адам" господин Зардыхан усеченно отметил: "Жамуха в седьмом поколении приходится сородичем Шынгысхану". В чем заключается таинственность этого противоречия? Кому же верить, современникам и прямым потомкам или через 800 лет "профессиональным" исследователям?
Но где же располагался Каракорум – Орда Шынгысхана? Путешественник Марко Поло, 17 лет находившийся на территории современных Китая и Монголии, при ставке кагана Кубылая, о нем не упоминает, значит, Каракорум он не видел. Ибн Батута, переплывший океан и посетивший Орду Кубылая, следов такого города не обнаружил. Только Рубрук, возвращавшийся по окрестностям Тарбагатая и Или, воочию видел Каракорум и хорошо его описал. Тогда выходит, что орда Мунке кагана и Каракорум находятся в этой области. В его путевых записках излагались обширные просторы между Волгой и Таласом, Балхашом, Койлык, Емелем; различные земли и водоемы. Если Каракорум находился бы в Монголии за тысячи километров от казахских земель, то почему об этих обширных краях нет ни одного упоминания; обстоятельства событий на этом не завершаются. Рубрук писал об Органуме, расположенном в окрестностях Или, недалеко от Койлыка. В основных сведениях говорится об Органе (во многих случаях Орхон), разве это не является повторением названия местности. Об этом известный писатель, готовый пожертвовать многим ради истории, Б.Нуржекеулы написал несколько подтверждающих статей, высказал дельные мысли. Здесь следует заметить, что Т.Абенайулы приводит доводы о том, что река Или называлась Онен. А столица династии Шагатаев располагалась по Или, и всему миру известно о том, что это Хоргас (КНР). Следует напомнить читателям о ложных сведениях в "Алтын шежіре"; якобы у Шагатая не было потомства. Значит, его автор не знал о Моголистане. В этом произведении ничего не говорится о Золотой Орде и Ильхане.
Многие историки, касаясь деятельности Шынгысхана, названия киятов, негузов или Кият-Боржигинов (у Закена Кият-Боржыгын) упорно стремятся приспособить к монголам. Однако города и поселения с названиями Кият, Нукус сохранились у тюркских народов, каракалпаков. (А у казахов между рекой Шу и Балхашом в Жамбылской области располагается местность Кияхты, прим. переводчика). Значение слова "киян" в этническом понимании отмечал известный ученый Никита Бичурин: Киян являлся дедом Темиршына. Правитель древних носителей, господствующая династия означало это слово. На языке древних тюрков и современном казахском языке понимается в значение "высочайший". А в просторечии и письменных надписях слову "киян" придают дополнительное значение в смысле "Киян ата". Так, Киян закрепился в слове "Кияната", а в последующем появилось понятие "кият". Это слово современные историки путают с племенным названием. Господствующий потомок Кияна имеет право восседать на троне, означает этот термин. Это не название племени. Жалайыры именовали себя господствующими, обладателями власти, т.е. потомками Киян ата, поэтому будет верным опираться на научное заключение (Журнал "Шынгысхан", номер 2(7), 2013 г., перевод А. Тарази). Сходится это и с мнением Абулгазы. Вне сомнений, здесь ясно показан ряд Кият (Киян) – Казах – Жалайыр – Шынгысхан и не только племенное название, а и другие значения термина "кият". Следовательно, мнения М. Магауина, К. Даниярова, К. Закирьянова, полагающих Шынгысхана тюрком, не являются "научно безосновательными", как утверждает Заке. Поэтому нельзя не согласиться с научной истиной и доказательствами Т. Абенайулы, основанными на древних источниках, о том, что Шынгысхан и его предки жили на казахской земле и принадлежали к племени жалайыр. И в действительности, более в мире и в самой Монголии нет Бурхана и Тургеня, а находятся они только в Жетысу, по реке Или. Упоминавшиеся Рашит-ад-Дином Талас и Сайрам, Абульгазы Бахадуром – Улытау (Ортак, Кертак) находят подтверждение на казахской земле, так они именуются и на сегодняшний день. Только обязанностью историков являлось довести до читателей, что земель с такими названиями в Монголии никогда не было, и что искони эти края принадлежали предкам Шынгысхана. Некоторые наши историки транслитерации на различных языках "мангул", "магул", "могол" склонны отожествлять с монголами и Монголией. А действительность показывает, что распространение этого этнонима произошло из историко-географического наименования Мангулстан (Магулстан, Моголстан), из оазиса реки Или. Исторически под такими одноименными названиями известны этносы этого края. Шынгысхан, являясь генетическим носителем этого края, оказался под влиянием политических обстоятельств, и этнические наименования "мангул", "магул", "могол" в последующем стали использоваться в широком значении. Однако топоним Мангулстан (Магулстан, Моголстан) сохранился в том же значении. Досадно то, что тюрков "мангулов" (магул, могол) – названия, возникшие в последующем, наши ученые, подражая, путают с родственными калмыками. В общем, находятся и такие наименования, которые присущи только современному монгольскому языку, переносят в нашу страну, включая в оборот "исторических терминов". Таким образом, с определенными замыслами отечественная историография начинает раскачиваться. Запутать народ хотят они и сформировать ошибочное понятие о монголоязычности Шынгысхана. Быть вскормленным молоком казахской женщины и петь ойратские песни, насколько это соотносится с порядочностью человека?
За рубежом, кстати, широко характеризовывать тюрком Шынгысхана начали в начале 20 столетия. Причиной явился документ с оттиском печати Куюк хана, обнаруженный в архиве Ватикана в 1920 году. Доставил этот документ в Рим побывавший у него посол папы Плано Карпини. Обнаружил исторический документ польский ученый Кирилл Каралевский. Текст печати транскрибировал на латинский язык и перевел монголовед француз Поль Пелиот. Он и другие ученые заключили, что текст письменности на печати является тюркским. Однако наш соотечественник З. Кинаятулы упорно утверждает о "монгольском" тексте. Не остановившись на этом, тюркскую письменность он успел рукой Тататунги перенести на белый мрамор. Очевидным является, что сведения, которые он использовал, и их обработка, имеют серьезные недостатки. К примеру, текст: "Мөнх тэнгэрийн хучин дор Икэ Монгол улсын далайн хаһаны зарлигийг ил болгон ирген дор хургэбэсу бирширтүгэй, айтугай!" – далек от оригинала и характеризует монгольскую транскрипцию. Кстати, с латинского экземпляра можно осуществить его транслитерацию на алфавите казахского языка: "Мөңкә Тәңрі йің күчүн-дүр Йеке Моңғол ұлұс-ұн далай-ын қан жарлық ел болға ергін-дүр көрбесі бәше-рітуғай, айтуғай!". Несмотря на прошедшие восемь веков, для казаха, занимающегося филологией, владеющего знаниями в этнолингвистике, вовсе нетрудно понять смысл текста. Не искажая характерные особенности текста печати на казахском языке, получится: "Мәңгі Тәңір ең күшті дүр. Жеке (дербес) Моңғол ұлысының талайлы ханынан жарлық. Ел болмақ еркіннен (халықтан) дүр. Көрікті бас ер туғай (сың), айың (оңынан) туғай!". Здесь полностью собраны и отражены мораль и духовная вера, характерные для государства, его могущество, обязанности народа и ценности наследия. Так, заметно, что монгольские исследователи меняли чередующиеся "к" и "х", "ж" и "з", "о" и "ө", "н" и "ң", а также вставляли дополнительные буквы по своему разумению или опускали при составлении текста. К тому же, подобные "исправления" и "дополнения" производились не при переводе, а транскрипции. Это намеренные искажения. О письменности на печати достаточно полно осветили М. Магауин (журнал "Шынгысхан", 2013 г.) и инженер И. Мурат (Жулдыз, № 8, 2009 г., стр. 164).
Подводя итоги, следует заметить, чем понапрасну защищать свой авторитет и труды былого советского периода, некоторым нашим историкам полезнее будет защищать историческую истину. Превозвеличенные звания, не достигавшиеся упорным трудом, устаревают раньше своего владельца и преждевременно обесцениваются. Да и народ утомился от подобных дешевых званий. Потому что народу нашему необходим не историк, а его труды. В конце концов, если человек осуществил достойный вклад в сокровищницу и не облачен высокими регалиями, народ сам безвозмездно удостоит его соответствующего звания. Для народа не имеет значения, кем написан труд и уровень профессионализма, а важна для него высоких научных достижений историография. Время покажет, кто на самом деле является народным историком. Национальную историографию мы себе и не представляем без Шынгысхана. Поэтому из истории казахов, истории Казахстана мы уверены, что никто и никогда не сможет выбросить Шынгысхана. Невозможно рассматривать историю народа последних 800 лет раздельно без Шынгысхана и его династии.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Славные сыны Отечества 26.08.2013
Первопроходцем быть непросто 26.08.2013
Прокуратура области поздравила ветеранов с праздником 23.08.2013
Памяти Багдата Шаяхметова 21.08.2013
Ахтунг! Ахтунг! В небе – Луганский! 19.08.2013
Заботы и дела фемиды города Верного 15.08.2013
Генерал-майор юстиции Алимжан Ахмадин написал книгу воспоминаний, где рассказывает о громких делах в Караганде 14.08.2013
История нужна казаху, или звание историка? 13.08.2013
Знатный султан Жетысу 13.08.2013
Они писали летопись страны 12.08.2013

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
28.11.21 Воскресенье
83. ЖАНСЕИТОВ Шакарим
77. БЕЛЬГУЖАНОВ Еркин
75. ТАДЖИЯКОВ Бисенгали
75. ХУДОВА Любовь
73. КРАВЧЕНКО Иван
72. АХЫМБЕКОВ Сеpик
67. БИМАГАМБЕТОВ Тимур
67. ЮСЕМБАЕВ Абдыкадыр
66. ЖИЕНКУЛОВ Ондасын
64. ЕРДЕСОВ Магаз
62. БЕКНИЯЗОВ Мурат
62. ХОЧИЕВА Людмила
60. КАЛЖАНОВ Аманбек
59. КРИВОБОКОВ Александр
57. МАКИМОВ Ерлан
...>>>
29.11.21 Понедельник
82. БАТАЛОВ Анвар
74. АЛИБАЕВ Серикбай
74. АНДАГУЛОВ Кыдырбек
74. ОСПАНОВА Майдаш
73. ГРЕБЕНЬКОВ Николай
71. ЕЛЕМАНОВ Булат
67. КЕНЕНБАЕВ Серик
66. КУДАЙБЕРГЕНОВ Нурлан
58. ЕРЖАНОВ Оразалы
58. УСМАНГАЛИЕВ Аязбай
57. СУБХАНБЕРДИН Нуржан
57. ШАЙДАРОВ Надим
55. ЕСЕНГАЗИНА Гульнара
54. ИМАНБЕРГЕНОВА Зауре
52. ТЛЕГЕН Исраил
...>>>
30.11.21 Вторник
75. КАРАСАРТОВ Даурен
73. НОВИКОВ Павел
73. ТАСТАНОВ Ербулат
71. ЖУСУПОВА Сапура
71. НАСЫРОВ Муратбек
69. БИЖИГИТОВ Осман-Рустамбек
67. ТИХОНОВ Сергей
66. ДАВЛЕТОВ Сарсенбай
69. ТУМАБЕКОВ Дуйсен
66. ДОСКАЛИЕВ Жаксылык
65. АШИМБАЕВ Омирсерик
65. РСЫМБЕТОВ Кайрат
62. ЖАМАНБАЕВ Ербол
60. БЕРИШБАЕВ Серик
58. ЧИКАНАЕВ Казбек
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Хостинг beget
Top.Mail.Ru
zero.kz