NOMAD

Оптимистическая проза
Г.Илеуова: Бедные слои как жили, так и продолжают жить - бедно. Они всегда имели невысокий доход, не выходили на высокий уровень потребления и не позволяли себе больших расходов. Богатые вообще не заметили кризис. Больше всего пострадал так называемый средний класс…
26.01.2010 / интервью

Вероника ЛИМ, "Central Asia Monitor", 22 января

Хотя минувший год был тяжелее ему предшествовавших, плохому настроению казахстанцы предпочитают хорошее. Если посмотреть на нас в контексте известного анекдота про поезд и туннель, то мы однозначно относимся к оптимистам. Такой вывод можно сделать по результатам опроса, проведенного Фондом "Центр социальных и политических исследований "Стратегия". О социальном самочувствии соотечественников мы беседуем с руководителем фонда Гульмирой Илеуовой.

- Гульмира, каким с позиции социологов был для Казахстана 2009-й - второй кризисный для мировой экономики год? С каким настроением мы встретили 2010-й?

- По этому поводу наш фонд проводил исследования в течение всего года. Опираясь на их данные, можно сказать, что настроение казахстанцев менялось. Резкие падения социального самочувствия были зафиксированы в марте и ноябре - после февральской девальвации тенге и очередного повышения тарифов осенью. В марте данные показали значительное ухудшение социального настроения, но к лету ситуация выровнялась. Мы связываем это с тем, что материальное положение у большей части населения на протяжении всего года оставалось на одном уровне. В большей степени на снижение самочувствия повлиял информационный фон, сопровождавший девальвацию, нежели сама девальвация. Уже к сентябрю было отмечено значительное повышение уровня оптимизма по сравнению с мартом, а в ноябре настроение снова резко ухудшилось. При этом уровень обеспокоенности в связи с кризисом практически не различался в разных этнических группах. Это очень удивляет, поскольку в Казахстане всегда наблюдались резкие отличия в социальном самочувствии в разрезе этнических групп. Например, по такому параметру, как удовлетворенность жизнью, представители русской национальности всегда были критичнее казахов, а казахи всегда с большим оптимизмом смотрели на перспективы развития страны. Но в данной ситуации разница отсутствует. Это говорит о том, что все в равной степени столкнулись с кризисом и одинаково его проходят. Единственное отличие в оценке - по группам доходов. Настроение зависит не от принадлежности к той или иной этнической группе, а от содержимого кошелька и местожительства.

Обеспокоенность в связи с кризисом испытывают, в среднем, 27 процентов населения. Подавляющее большинство казахстанцев - 52 процента - обеспокоено им, но не сильно. Эта проблема почти не беспокоит 15 процентов, а 23,8 процента кризис абсолютно не беспокоит. Для 23,7 процента граждан страны год оказался тяжелее, чем они предполагали, для 20 процентов - легче, для значительной части казахстанцев он был таким же, как они ожидали. То есть психологически население было готово к худшему сценарию. Вообще, среди шести стран СНГ, в которых проводился идентичный опрос, Казахстан показывает самый высокий уровень оптимизма. Я думаю, что эта тенденция будет усиливаться.

- Для кого мировой финансовый кризис перестал быть мифическим и реально отразился на уровне жизни? Высок ли уровень протестности среди пострадавших?

- Бедные слои как жили, так и продолжают жить - бедно. Они всегда имели невысокий доход, не выходили на высокий уровень потребления и не позволяли себе больших расходов. Богатые вообще не заметили кризис. Больше всего пострадал так называемый средний класс. Именно эта категория населения получила доступ к "легким деньгам", брала кредиты, начала хорошо потреблять. Этот слой населения больше интересуется политикой, информирован и соответственно наиболее подвижен в социальном плане. Однако если его представители и будут проявлять протестные настроения, то в рамках дозволенного - в виде обращений, писем, воззваний, петиций и подписей под ними. Но этим правом у нас и так пользуется подавляющее большинство недовольных. Санкционированные акции протеста может использовать политическая оппозиция, но с учетом немногочисленности ее участников она не стремится лишний раз проявлять активность.

- В каких регионах люди ощутили резкое ухудшение положения, а какие остаются "островками благополучия"?

- Наиболее заметные различия в социальном самочувствии наблюдаются в региональном разрезе. К регионам с высоким уровнем обеспокоенности относятся Жамбылская, Алматинская, Актюбинская, Костанайская области и Алматы. Особенно хотела бы отметить Жамбылскую область, где на протяжении всего года отмечался низкий уровень социального самочувствия. Очень характерно, что больше всего проявляет беспокойство население Алматы и Астаны, а менее озабочены кризисом сельчане. Подобная тенденция прослеживается и в других странах СНГ: ведь высокий уровень потребления был именно в мегаполисах, поэтому естественно, что именно там произошло его резкое падение. Потеря возможностей отразилась на уровне тревожности. В сельской местности доступ к материальным благам и уровень жизни в целом был невысоким, поэтому в самочувствии сельского населения не произошло резких изменений.

- В так называемый период подъема казахстанской экономики большая часть сельчан отправилась на заработки в города. Изменились ли за последнее время тенденции во внутренней и внешней миграции?

- Однозначно я могу утверждать только то, что сельчане, закрепившиеся в городах, уже не вернутся в село. Но многие из тех, кто недавно съездил на разведку в города, не решаются на переезд. Если говорить о миграционном потенциале, то высока вероятность миграции из областных центров - это порядка 26 процентов. Что касается эмиграционных настроений, то из числа респондентов, заявивших о желании переехать, 25 процентов хотят перебраться в Россию, 7 - в Европу, 7 - в другие страны (США, Канада и т.п.).

- Сегодня, по всей видимости, самой острой становится проблема безработицы. Какой уровень считается критическим с точки зрения сохранения социальной стабильности?

- Как ни странно, материальное положение не влияет на уровень социального оптимизма казахстанцев. В нашей стране нет связи между уровнем безработицы и готовности к проявлениям недовольства. Казалось бы, чем беднее человек, тем более пессимистично он должен быть настроен, но это не так. Люди с маленькими доходами отличаются высоким уровнем оптимизма. Казахи составляют большую часть населения, среди них много бедных групп, но, тем не менее, они настроены очень оптимистично.

- То есть протестность остается низкой?

- Несмотря на высокий показатель безработицы даже по официальной статистике (6,3 процента), уровень протестности в стране невысокий - чуть более 6 процентов. Я не могу утверждать, будто все население Казахстана настолько высокоморально и патриотично, что ради спокойствия в государстве отказывается от протестных проявлений. Но у нас есть свои особенности, которые не располагают к этому. В первую очередь, в казахстанцах живет и здравствует надежда на государственную поддержку. Взять программу "Дорожная карта": как показали результаты наших опросов, даже этот небольшой элемент заботы государства о простом человеке вселил во многих людей, столкнувшихся с проблемами трудоустройства, огромную надежду… Этот патерналистский шаг со стороны государства дал людям уверенность в том, что они не будут брошены. Во-вторых, нашему традиционному обществу, особенно казахам, присуща внутрисемейная, внутриклановая помощь. В условиях кризиса эта своеобразная система перераспределения благ не только не исчезла, но и усиливается.

- В какой из стран Содружества население чувствует себя менее комфортно?

- Исследования были проведены в Армении, Беларуси, Литве, Украине, России и Казахстане. Менее всего удовлетворено жизнью население Украины и Литвы. Наибольшее число оптимистов проживает в Казахстане, России и Беларуси.

Более 80 процентов респондентов во всех странах отметили, что кризис непосредственно отразился на них и их семьях и вынудил начать экономить. Но в том, на чем стали экономить, мы сильно отличаемся. Если в других странах СНГ стали экономить в основном на продуктах питания, товарах повседневного спроса и на отдыхе, то в Казахстане, помимо продуктов первой необходимости, начали экономить на группе товаров, которые можно отнести к предметам роскоши - крупной бытовой технике, автомобилях, недвижимости, чего не скажешь о других странах.

- И все же прогнозы мировых специалистов на 2010 год не вселяют оптимизма. Как оценивают ближайшее будущее казахстанцы?

- 28 процентов полагают, что в этом году ситуация останется на прежнем уровне, 34 процента ожидают улучшения положения, 25 процентов предполагают, что кризис будет усиливаться. В той же Литве 76 процентов опрошенных считают, что страна только входит в кризис, в Украине лишь 25 процентов полагают, что страна выходит из него, а 46 процентов армян думают, что кризис затянется надолго, и скорого выхода из него ожидать не следует. В этих странах пессимизма гораздо больше, чем в Казахстане.

- Мы - страна оптимистов…

- Меня преобладание позитивных настроений в нашем обществе не удивляет. Если в целом население живет бедно, у него и степень разочарования ниже. Вот смотрите: у нас больше 42 процентов населения имеют ежемесячный доход на одного члена семьи менее одного прожиточного минимума, т.е. менее 12 тысяч тенге. 39 процентов живут на 1-2 прожиточных минимума, то есть в среднем на 20 тысяч тенге в месяц на одного члена семьи; 15 процентов - на 24-36 тысяч; на сумму, превышающую 36 тысяч тенге на одного человека, живут всего лишь 4,5 процента!

- Можно предположить, что когда забота о хлебе насущном выходит на первый план, в обществе происходит снижение интереса к деятельности политических партий, уменьшается степень вовлеченности в их деятельность.

- Это сейчас и происходит. Люди охотнее идут в социальные движения, ориентированные на решение какой-то конкретной проблемы, нежели в политические партии с обширными задачами.

- Но очередные выборы не за горами. В каком виде партийное поле подойдет к ним?

- Формально в Казахстане многопартийная система. По новым правилам обеспечено формирование, как минимум, двухпартийного парламента. Если за это время будет создана новая партия, которая пройдет в парламент с "Нур Отаном", по-моему, это будет либо проект власти, либо околовластный. Потому что для зарождения партии снизу и обретения ею электоральной поддержки на уровне даже 10-15 процентов требуется больше времени и серьезные финансовые и медийные ресурсы, а всего этого, в том числе политической активности по созданию новой партии, я не замечаю. Так что, как мне видится, наиболее вероятный сценарий, если выборы пройдут в срок в 2012 году, следующий: в мажилисе будут "Нур Отан" и одна-две умеренные партии из числа тех, что существуют сегодня.


https://nomad.su/?a=10-201001260028

Top.Mail.Ru