NOMAD

Академик
В воскресенье академику Алиеву - 70 лет. Про него говорят: хирург от Бога. 16 тысяч операций - не шутка. Можно было бы панегирик написать. Но мы решили рассказать о нем не как об академике, а как о человеке - со всеми его мечтами о будущем и воспоминаниями о прошлом
31.01.2003 / история

Ольга Демченко, "Караван", 31 января

Путь в медицину

Он начался для Мухтара Алиева в пятилетнем возрасте, когда от болезни легких умерла его мать. Сейчас он не может точно сказать, что это была за болезнь. Может быть, туберкулез. Он помнит, как в их единственную комнату в бараке приходили врачи в белых халатах. Приходили и знахари. Врачи пожимали плечами, народные целители кормили мать супом из ежей. Не помогло. А однажды маленький Мухтар увидел, как на улице ставят юрту.

- Вокруг стоял такой плач, толпились люди, и я понял, что мамы больше нет, - вспоминает Мухтар Алиев. - Так что материнского воспитания я не получил. Все заботы о детях, а нас было пятеро, взяла на себя наша старшая сестра. Но и она через какое-то время ушла… Умерла при родах. Мы, как могли, кормили ее новорожденного сына, но разве реально было его спасти? Через два месяца ребенок погиб.

Это все происходило на моих глазах, но я ничего не мог изменить. Наверное, именно тогда впервые и появилось желание лечить людей. Я ему не изменил, хотя… Закончив девятый класс, я уехал учиться в Туркестан. Медицинского училища там не оказалось, зато было педагогическое. Не ехать же в самом деле назад! Меня приняли на третий курс, а по окончании я пошел работать в семилетнюю школу на станции Тимур. Хватило на год. В общем, в 1951 году я попал в Алматы и прямиком в мединститут. О том, как прошел первый год обучения, я и сейчас вспоминаю с содроганием, ведь у меня были проблемы с русским языком, а о том, что такое химия, я вообще впервые узнал. Получать удовольствие от учебы я начал только к четвертому курсу, когда началась клиническая часть программы лечфака. А потом я и роды принимал, и нарывы вскрывал.

Первую свою операцию я помню как сейчас. Представьте себе областную больницу: электричества нет, транспорта тоже, а тут больного на руках принесли - ножевое ранение грудной клетки с повреждением легкого. Метался я тогда как загнанный зверь: это ведь ответственность большая, а вдруг больной не выживет? Но кровотечение было настолько сильным, что все свои страхи и неуверенность пришлось отбросить в сторону. К счастью, парень быстро пошел на поправку, а местное население прониклось ко мне большим уважением. Но я понял, что мне нужно учиться дальше.

Как партийные чиновники Алиеву помогли

Работать приходилось во многих больницах, в том числе и в совминовской. А раньше туда люди с улицы не попадали. И вот одного партийного чиновника Алиев на ноги поставил, другого… Так его имя стало приобретать известность.

А однажды случилась неприятность с заместителем горисполкома: в одной из поликлиник ему неудачно вскрыли нарыв, рука сильно опухла, поднялась температура. Привезли к известному хирургу. В общем, чиновник поправился. Стал спрашивать о семье, а Алиев сказал, что нет у него ее по той простой причине, что жену привести некуда. Сам скитается по частным квартирам. "Так пиши скорей заявление!" - закричал чиновник, и через некоторое время у молодого хирурга появилась квартира.

Следующий случай оказался судьбоносным. В 1980 году встал вопрос о том, кто возглавит НИИ клинической и экспериментальной хирургии. К министру здравоохранения приносили списки с возможными кандидатурами. Он сказал: "Везде, где я бываю, только и разговоры о том, какой отличный хирург Алиев. Кстати, а почему его нет ни в одном из списков?"

У любви глаза зеленые

Она работала операционной сестрой в нейрохирургическом отделении одной из больниц. Он там же осваивал анестезию. Они часто встречались у операционного стола. Вернее, встречались их взгляды, потому что над марлевой повязкой видны были только глаза. У нее они были необыкновенными - со всеми оттенками зелени. И имя волшебное - Минвара… Она была моложе его на восемь лет, хрупкая, скромная. Сегодня он любит ее так же сильно, как и много лет назад, ведь его Минвара родила ему двоих детей, сына и дочь. Она оставила карьеру, чтобы оградить его от домашних проблем, и всегда была рядом, когда это было нужно. И как истинная женщина умела при этом оставаться в тени.

Яблоко от яблони

Когда сын Рахат закончил школу, вопрос о том, куда пойти учиться, в семье Алиевых не стоял. Конечно, по стопам отца. Закончил вуз, в Москве прошел двухгодичный курс ординатуры, там же поступил в аспирантуру, а потом… Потом на чаше весов оказались собственный бизнес и хирургия. Он выбрал бизнес.

- Сначала я очень переживал, - говорит Мухтар Алиев. - Жалел, что так вышло. А потом понял, что мы все равно не смогли бы работать вместе. Чрезмерная отцовская требовательность отталкивает, а поблажки делать я не привык. В одном учреждении работать очень трудно: поставишь сына на операцию - толки пойдут. Тем более что после того, как мой сын женился на дочери Назарбаева, министерство буквально заваливали анонимками в мой адрес. Кстати, по этой причине я не дал Рахату здесь защитить диссертацию. Сказал: уезжай в Россию. Он выбрал Омск. Но поразительно: сын унаследовал мой характер. А он у нас армейского типа.

Дочь Мухтара Алиева от медицины отказалась, выбрав в свое время филологический факультет КазГУ.

Сейчас у академика трое внуков, и, может быть, кто-нибудь из них продолжит его дело.

Перспективы

Многие в его возрасте засиживаются в парках - читают газеты, кормят голубей. Мухтара Алиева занимают другие проблемы. К примеру, трансплантация органов.

- Люди, к несчастью, стареют. Наши внутренние органы тоже начинают сдавать свои позиции. Сегодня мы можем заменить кишечник, желудок и пищевод. Это не проблема, хотя людям, далеким от медицины, представить это трудно. Успешные операции составляют примерно 95 процентов. Для этого нужна самая малость: чтобы хирург переквалифицировался в портного. Ведь эти органы не парные, вот и приходится "выкраивать" из того, что есть.

Но сейчас нужно все сделать для того, чтобы и трансплантация органов стала общедоступной операцией. Сегодня по структуре заболевания и смертности сердечные заболевания занимают лидирующие позиции. А если заболевшее сердце взять да заменить? Вот заговорили о клонировании как о панацее. Я к этому отношусь отрицательно: зачем затрачивать столько средств для создания одного человека? Лучше реально помогать тем, кому еще можно и нужно помочь!

Сейчас мы активно сотрудничаем с НИИ животноводства. В том смысле, что берем у них рабочий материал. Вы наверняка слышали, что органы свиньи по совместимости больше всего подходят человеку. Если больному сахарным диабетом вживить клетки поджелудочной железы животных, значительно уменьшаются осложнения со стороны зрения и сосудов нижних конечностей. Так что работы хватает.

Мечта

Она у него есть - долго жить, ведь сделать нужно так много. Например, Алиев мечтает о создании кардиоцентра, мечтает увидеть результаты пересадки сердца. А еще...

- Эта моя мечта, к сожалению, неосуществима. Еще пять лет назад я пытался договориться с Аубакировым о том, чтобы он включил меня в состав космонавтов. Я хотел бы провести там экспериментальную операцию на каком-нибудь лабораторном животном. Но, видимо, не судьба.

А если говорить реально, то я очень радею за разумное финансирование медицины. Ведь для того, чтобы проводить все те операции, о которых мы говорили, нужно оборудование, нужно создать условия, требуются квалифицированные специалисты. У меня болит душа за то, что наши медики, прошедшие стажировки в Америке, Германии, Франции, Израиле, Турции, Испании, не практикуют. Не потому, что не могут. Потому что не хватает технического оснащения. Но я за свою жизнь видел многое, через многое прошел и верю, что когда-нибудь все встанет на свои места. Поверьте, у нас есть таланты от медицины, а значит, есть и будущее.

НАШЕ ДОСЬЕ
Мухтар Алиев родился 2 февраля 1933 года на станции Тьмень-Арык Яны-Курганского района Кзыл-Ординской области.
Окончил Алма-Атинский медицинский институт, хирург, доктор медицинских наук, академик Академии наук РК, член Международной ассоциации хирургов.
1957-58 гг. - главный врач и хирург участковой больницы совхоза Тимур Чимкентской области;
1958-60 гг. - ординатор кафедры Алматинского мединститута;
1960-61 гг.- врач-хирург Республиканской клинической больницы;
1961-63 гг. - научный сотрудник Казахского НИИ онкологии и радиологии:
1963-69 гг. - аспирант, ассистент кафедры Алма-Атинского мединститута;
1969-76 гг. - доцент, зав. кафедрой Алма-Атинского института усовершенствования врачей;
1976-80 гг. - зав. кафедрой Алма-Атинского мединститута;
1980-82 гг. - главный хирург Министерства здравоохранения Казахской ССР;
1980-85 гг. - директор НИИ клинической и экспериментальной хирургии;
1982-87 гг. - министр здравоохранения Казахской ССР;
с 1987 года - директор Научного центра хирургии им. А. Н. Сызганова.
1988 г. - избран членом Международной ассоциации хирургов;
1995 г. - награжден высшей наградой Казахстана - знаком особого отличия "Халык Каhарманы";
1996 г. - избран членом Ассоциации хирургов им. Н.И. Пирогова;
1996 г. - избран членом Нью-Йоркской академии наук;
1996 г. - почетный член Международной академии медицинского образования ФРГ, Гамбург;
1998 г. - основатель и первый президент Международной академии медицинских наук (Брюссель, Бельгия).
2002 г. - присуждены звания: "Человек года", "Ведущие интеллектуалы мира", "Выдающиеся профессиональные достижения в области медицины", "Гражданин мира", "Дипломант почетного международного диплома за выдающийся вклад в развитие хирургии".

О юбиляре

Бауржан Альбазаров, заместитель директора Научного центра хирургии им. А.Н. Сызганова:

- Говорить о своем руководителе всегда очень непросто. Во всяком случае, про Мухтара Алиева однозначно сказать невозможно, слишком уж многогранный это человек. Знаете пословицу: высота гор видна издалека? Вот мы, работая рядом с ним на протяжении многих лет, часто не замечаем высот, которых он достиг. А для этого надо всего лишь оглянуться. Вот тогда и приходит осознание того, с каким колоссом мы работаем.

Пожалуй, главная его заслуга в том, что ему удалось продвинуть казахстанскую медицину и науку до степени узнаваемости на мировой арене. Простой пример. Одному из моих друзей, много лет жившему в Германии, потребовалась операция. Он нашел клинику, которая работает по новым технологиям, а когда добрался туда, медики только пожали плечами: зачем же вы сюда ехали? Вам дешевле приехать в Казахстан и сделать эту операцию у академика Алиева.

Станислав Воронов, советник директора, профессор, член Международной ассоциации хирургов:

- Меня всегда поражала одна из его черт - поразительное чувство нового. Недавно мы с коллегами взялись считать, что Мухтар Алиев сделал за эти годы. И, представьте себе, насчитали более 20 серьезных внедрений и разработок. Это и технологии проведения сложных операций, и новые методики диагностики, и различные варианты эффективного лечения.

Он всегда нам повторял: "Мы каждый день должны узнавать что-то новое. Пусть это будет почерпнуто из журнала или монографии. Пусть что-то новое родится в голове. Ведь даже в самой банальной операции, если мы не сделали вперед хотя бы один шаг, можно считать, что день прожит не в полную силу. Свежая идея, пусть даже и незначительная, должна присутствовать всегда".

Знаете, он такой же неуспокоенный и сейчас. Практически каждый день что-нибудь предлагает. Наверное, поэтому Научный центр хирургии - одно из лучших научно-исследовательских клинических учрежденийч не только в Казахстане и Центральной Азии, но и на всем постсоветском пространстве СНГ.

С ним всегда было приятно работать. Я не скажу, что он человек мягкий. Он жесткий, но он требует по долгу, по обязанности и справедливости. И никогда не будет привязываться к какому-нибудь пустяку.


https://nomad.su/?a=15-200301310012

Top.Mail.Ru