NOMAD

Добрый в памяти след
Очень интересный, разносторонне развитый человек, готовый прийти на помощь и умеющий дружить и работать. Так вспоминают о Сайлаубае Кайнарбаеве в дни его столетнего юбилея и народная артистка Роза Багланова, и бывший министр сельского хозяйства Хайдар Арыстанбеков
03.01.2007 / история

Ольга МАЛАХОВА, "Казахстанская правда", 30 декабря

Очень интересный, разносторонне развитый человек, готовый прийти на помощь и умеющий дружить и работать. Так вспоминают о Сайлаубае Кайнарбаеве в дни его столетнего юбилея и народная артистка Роза Багланова, и бывший министр сельского хозяйства Хайдар Арыстанбеков, и родные, и многие другие люди, когда-то работавшие или дружившие с ним.

В кинохронике военных лет остались кадры, на которых крупным планом жена Сайлаубая - Камария Кайнарбаева, несущая на руках усыновленного русского мальчика. Эти часто транслировавшиеся кадры стали олицетворением той бесценной помощи и того сердечного участия, которые оказывал в военные годы казахский народ соотечественникам, эвакуированным с территорий, оккупированных гитлеровскими войсками.

Но это была не просто киносъемка, не просто эпизод, а судьба и жизнь красивой семейной пары. Камария в начале войны работала заведующей детским домом в Алматы, и когда привезли детей, оставшихся без родителей, и этот мальчик прильнул к ней, назвав мамой, она решила взять его к себе. Своих детей у них не было, они воспитывали племянника Абильмажина.

Камария и Сайлаубай усыновили русского мальчика, назвали его Арыстаном, воспитали и дали образование. Светловолосый ладный парень стал известным казахстанским архитектором, одним из авторов спортивного ледового комплекса "Медеу", Алматинского цирка, театра имени М. Ауэзова, памятника К. Сатпаеву и других замечательных сооружений и памятников. В числе авторской группы Арыстан Кайнарбаев был удостоен Государственной премии СССР за ледовый комплекс и Госпремии Казахской ССР за театр имени М. Ауэзова.

Талант и способности мальчика не могли не развиться в семье, где ценили культуру и народное творчество, литературу и другие искусства. Арыстан хорошо говорил на казахском языке, и даже в его славянской внешности, шутят родные, со временем стало проявляться что-то восточное.

Усыновившие его люди были известной в Алматы парой. Сайлаубай был из семьи крестьян Капальского района Талды-Курганской области и сделал себя, что называется, сам. А Камария родом из богатой семьи, и впоследствии, как рассказывает их внучка Багиля, ее мужу не раз приходилось объясняться по этому поводу.

- Когда мы разбирали бумаги, то нашли немало таких объяснительных, - вспоминает Багиля. - Но Сайлаубай не поступился личным счастьем...

Времена репрессий отразились и на его судьбе. После работы председателем аульного совета Аксуского района, секретарем Талды-Курганского райисполкома его назначили редактором областной казахской газеты. А в октябре 1937 года его исключают из партии и снимают с работы, а затем и арестовывают, как он пишет в своих воспоминаниях, "якобы за допущенные искажения". Но через несколько месяцев освобождают: предъявленное обвинение не подтвердилось.

Затем Сайлаубай Кайнарбаевич учительствовал, был директором школы, заведовал районным отделом народного образования. А в 1941 году стал заведующим Алматинского облоно. Он работал в обкоме и ЦК партии, в 1949 году был назначен министром лесной и бумажной промышленности, работал в аппарате Совета министров - начальником группы культуры, просвещения и здравоохранения, затем начальником отдела культуры и образования Госплана. Именно он, вспоминают родственники, активно содействовал строительству КазГУграда. О его доброжелательности к людям и отзывчивости вспоминают племянница Кумыс Кайнарбаева, родственник Арын Телибаев.

- Для него никогда не было чужих проблем и чужих бед, - рассказывает Багиля Ахатова, внучка Сайлаубая Кайнарбаевича, тоже жившая в их семье. - Он всегда помогал людям, и даже когда уже был на пенсии, к нему продолжали обращаться.

Филолог по образованию, он много читал, занимался исследованиями, особенно народного творчества. И написал книгу о своей землячке акыне Саре, причем это издание можно назвать не только художественно-публицистическим, но и научным, где он исследовал особенности творчества знаменитой домбристки, проследил влияние ее искусства на других акынов. И он много сделал для того, чтобы на родине был поставлен памятник в ее честь.

Сайлаубай очень хорошо знал историю своего края, происхождение названий каждой сопки и местный фольклор. Он обладал богатым языком, так и сыпал афоризмами. Остроумный и общительный, он всегда был в центре внимания, очень умело выступал на различных торжествах в роли тамады, играл на домбре, пианино, хорошо пел.

Они прожили с Камарией почти шесть десятков лет. Его жена, преподававшая в КазГУ казахский язык, считалась одной из самых красивых женщин своего поколения.

С ними дружили многие известные люди, и Роза Багланова вспоминает, как интересно было общаться с этими замечательными людьми.

Камария пережила своего мужа всего на три года, не сумев привыкнуть к жизни без Сайлаубая. Но осталась память о них, об их добрых делах и любви к людям. Остались внуки и правнуки, которые их помнят и любят.


https://nomad.su/?a=15-200701030204

Top.Mail.Ru