NOMAD

Страна - мишень
В Ираке Саддама всуе не поминают, верят: он что-то припас для агрессоров
25.02.2003 / политика и общество

Александр Тимонин, "Российская газета", 25 февраля

НЕМНОГИМ более четырех часов полета на самолете отделяют заснеженную Москву от летнего Багдада. Первое, что бросается в глаза в аэропорту им. Саддама Хусейна,- это надпись "Down USA".

Подобные надписи не редкость и в самом Багдаде. Иракцы объясняют это просто: за годы международных санкций, которые были приняты под давлением Вашингтона, по данным минздрава Ирака, в стране умерло примерно полтора миллиона человек. За последние годы резко возросла детская смертность, участились случаи онкологических заболеваний, в том числе в результате применения американцами противотанковых снарядов с сердечником из обедненного урана. А медикаменты и оборудование, к сожалению, не поступают в нужном объеме и вовремя - санкции дают о себе знать. При этом американцы и британцы порой необоснованно затягивают или же блокируют прохождение гуманитарных поставок через 661-й комитет ООН под предлогом якобы их двойного назначения. Но даже эти испытания не сломили волю иракцев. По словам одного из наших сопровождающих по имени Малек, кстати, в свое время получившего диплом авиаинженера в Киеве и хорошо говорящего по-русски, у иракцев выработался своеобразный защитный иммунитет. Если, конечно, такое слово вообще уместно по отношению к войне. Люди женятся, строят дома, рожают детей и стараются не думать о возможной беде. Но внешнее спокойствие не означает, что все пущено на самотек. В стране предприняты необходимые меры к самообороне и защите населения. В частности, иракское правительство выделяет немалые средства на приобретение товаров первой необходимости. В ежемесячный набор каждого жителя входят 9 кг муки, 3 кг риса, по 2 кг гороха и сахара, полкило сухого молока, сливочное масло, 200 г чая, для маленьких детей - детское питание. Кроме того, выделяются стиральный порошок и мыло.

Багдадцы, в целом, приветливы и дружелюбны, хотя и чувствуется некоторая настороженность по отношению к иностранцам. Но, узнав, что их собеседник из России, они расплываются в улыбке, одобрительно кивают и благодарят за поддержку. Аэропорт выглядит достаточно современно, хорошо оборудован. Самолетов немного. Улететь можно только в четыре зарубежных города - Москву, Каир, Дамаск и Амман. По иракским законам, всем прибывшим после двух недель нахождения в стране необходимо сдать кровь на СПИД, с этим здесь строго.

Сразу на таможне у приезжих отбирают мобильные телефоны, если, конечно, нет соответствующего разрешения на его пользование. При вылете можно их получить обратно. С другой стороны, воспользоваться мобильником в Ираке нереально, нет приема сети. Исключение составляют лишь спутниковые телефоны, но для них необходимо письменное разрешение и кругленькая сумма за пользование. Несанкционированный выход на связь непременно закончится допросом в полицейском участке, а то и более "убедительным" общением.

Хотя в стране и действует ряд запретов и ограничений, например на фото- и видеосъемку, а также на перемещение, но адаптироваться к местным порядкам и требованиям можно достаточно быстро. Не следует забывать, что страна фактически живет в перманентном ожидании агрессии. Без сопровождающих направо и налево лучше объективом не водить, поскольку случайно можно заснять какой-либо военный объект и познакомиться с "особенностями" работы иракских спецслужб, которые особо не церемонятся.

Дорога от аэропорта до Багдада займет не более получаса. Таксист или "частник" с радостью всего за несколько долларов прокатят с ветерком. Дороги в Ираке неплохие, а вот с машинами беда. На дорогах сплошной металлолом двадцати- и тридцатилетней давности. Правда, за последние полгода в стране появились и новенькие авто, в основном японского производства. Бензин в Ираке дешевый, цена за литр в зависимости от октанового числа колеблется от одного до двух центов. Полный бак можно заправить всего за один доллар.

В городе, раскинувшемся по обе стороны Тигра, практически не встретишь небоскребов, дома в основном одно- и двухэтажные. Попадаются многоэтажки, но они скорее исключение из правил.

Жесткий режим санкций ощущается во всем. Официальной статистики о средней зарплате, конечно, нет, об этом здесь не принято говорить. Но в зависимости от профессии, по некоторым оценкам она колеблется от 5 до 100 долларов. Наиболее высокие доходы у военных и инженеров-нефтяников, далее следуют преподаватели. Зарплата же врачей редко превышает 30 долларов. Правда, после работы им не запрещено заниматься частной практикой. В больницах, несмотря на острую нехватку медикаментов и квалифицированных специалистов, в помощи никому не откажут. По статистике, примерно 40 процентов пациентов - иностранцы из других арабских стран.

В отличие от своих соседей Ирак - достаточно демократичная страна. Большинство населения - мусульмане, но есть и христиане, каких-либо распрей на межнациональной почве сейчас нет. В стране действует христианская церковь, есть синагога.

По телевизору крутят американские фильмы с субтитрами на арабском языке, по радио - джаз, поп и прочая заокеанская музыка. Ограничений нет. Спиртное продается свободно, его употреблять можно дома, в кафе, ресторанах и на улице пить запрещено, хотя в некоторых злачных местах предлагают пиво и виски.

Женщины имеют все гражданские права наравне с мужчинами. Вправе поступать в университеты, посвящать себя карьере. Женщину в парандже в Ираке не встретишь. Правда, все носят абайю - черную накидку, закрывающую голову, руки и ноги. Курдки ходят даже в брюках. Кстати, о курдах. Иракский Курдистан на севере страны превратился фактически в самоуправляемую территорию. После вооруженных столкновений в конце 80-х годов иракское правительство предоставило им расширенную автономию, что вполне устраивает курдов. Кроме того, после объявления США севера Ирака зоной, запрещенной для полетов, эта горная труднодоступная местность стала полностью неподконтрольной Багдаду. Сейчас большая часть этой территории, которая прилегает к Ирану, контролируется Патриотическим союзом Курдистана с ее лидером Талабани. Другая часть находится под контролем Демократической партии Курдистана во главе с Масудом Барзани. Есть более мелкие организации, и все они самостоятельны, преследуют свои собственные политические цели. По СМИ прошла информация, что в войне с Ираком США рассчитывают на помощь курдов как на оппозиционную силу, ведь не зря же они финансируются американскими спецслужбами. Однако пока курды не заявили о своей позиции. Идет торг. Любопытно, что именно на территории курдов и находятся базы террористов "Аль-Каиды" и близких им по духу террористических организаций, о которых упоминал в своем выступлении Колин Пауэлл. Но их не бомбят и не уничтожают.

Мне удалось посетить багдадское бомбоубежище Амария, в которое в феврале 1991 года попали американские ракеты. Первая ракета пробила двухметровые железобетонные перекрытия, затем влетели две термические. Они уничтожили все живое. Вмиг около 400 спящих женщин, стариков и детей сгорели заживо. До сих пор сохранились силуэты людей, впечатанных взрывной волной в стены и пол.

О войне здесь знают не понаслышке. Простые иракцы явно обеспокоены развитием ситуации, усилением военного присутствия США и Великобритании в зоне Персидского залива. Слишком не равны силы. Незамысловатые оборонительные сооружения в виде насыпей и наспех вырытых траншей, расположенные в непосредственной близости от шоссе и дорог, всерьез принимать нельзя.

Как и в любой восточной стране, большинство слухов и домыслов рождается на базаре. Здесь знают все. Прогуливаясь по узким и грязным улицам центральной части столицы, я познакомился с Керимом. Керим, получивший диплом врача-стоматолога в бывшем СССР, хоть и с акцентом, но вполне сносно говорил по-русски. Рассказал, что вместе с санкциями пришла и безработица, его труд стал невостребован. Керим был вынужден сменить работу - занялся торговлей. Держит небольшой магазинчик, где продает одежду. Прибыль невелика, но концы с концами сводить удается. В семье двое сыновей и дочь. На вопрос, готово ли население к войне, Керим утвердительно кивает, отмечая, что ее в Ираке не боятся, поскольку правда на их стороне и они будут стоять насмерть. Но в бомбоубежище своих близких прятать не собирается, считая, что там опаснее всего. Именно такие объекты, по его мнению, могут стать потенциальной мишенью авианалетов.

Имя Саддама Хусейна вслух обычно не произносится, его подразумевают, говоря, что ОН позаботится о народе и наверняка припас что-то для агрессоров.


https://nomad.su/?a=3-200302250007

Top.Mail.Ru