NOMAD

Это не должно повториться
Впереди завершение самого главного судебного процесса – в отношении организаторов и участников массовых беспорядков в Жанаозене
31.05.2012 / политика и общество

Талгат Ибраев

Уже вынесен приговор по участникам беспорядков на станции Шетпе, в отношении полицейских, виновных в гибели людей, в отношении сотрудников нацкомпаний, замешанных в хищениях. Впереди завершение самого главного судебного процесса – в отношении организаторов и участников массовых беспорядков в Жанаозене.
В обвинительном заключении перечислены 37 человек. Все они обвиняются в участии в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, разрушениями, уничтожением имущества (ст.241 ч.2 УК РК). Наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.
Из них двадцать обвиняются также в применении насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ст.321 ч.2 УК РК). Наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. Несколько человек обвиняются в призывах к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами (ст.241 ч.3 УК РК). Наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет. Семеро обвиняются в организации массовых беспорядков (ст.241 ч.1 УК РК). Наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет.
Пятеро обвиняются в грабеже с незаконным проникновением в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище (ст.178 ч.2 УК РК). Наказывается ограничением свободы на срок от трех до семи лет либо лишением свободы на тот же срок с конфискацией имущества или без таковой.
Кроме того, один обвиняется в краже и один – в надругательстве над Государственным флагом Казахстана.
В обвинительном заключении о действиях полиции сказано очень скупо: "С первого дня забастовки руководство управления внутренних дел не взяли ни одного специального снаряжения, которое можно было бы применять во время возникновения массовых беспорядков". Сразу отметим, что приговор в отношении полицейских, виновных в гибели людей, тоже не дает ответа на вопрос – почему борьбу с уличными беспорядками превратили в расстрел? Почему не использовались спецсредства? Где дубинки, водометы, слезоточивый газ? Ответ на действия погромщиков должен быть жестким, но не чрезмерно жестоким.
Результаты следствия и само обвинительное заключение вызывают много вопросов. Самый главный из них – если практически все свидетели говорят о том, что акимат и гостиницу громили более сотни человек, а на полицейских нападала "толпа", то почему обвинение в грабеже предъявлено лишь пятерым, а в нападении на полицейских – лишь двадцати?
Обвинение было предъявлено только 37 участникам беспорядков. Свидетельские показания говорят о том, что в разгроме площади, нападении на различные магазины, сожжении акимата и других зданий участвовало намного больше людей. Впрочем, подсудимых можно рассматривать как своего рода социальный срез всего Жанаозена. Большинство из них молоды, есть даже учащиеся школ. Половина из них переехала в город из Туркменистана или Узбекистана. Образование среднее. Некоторые были ранее судимы. Много безработных.
Приемы для управления толпой использовались старые, но надежные. Проверенные не раз в том же Жанаозене. "А ты разве не Адай? Пошли с нами" – вот аргумент, как оказалось, безотказно действовавший на многих жителей города. Родоплеменная солидарность оказалась сильнее и гражданской ответственности, и пролетарской сознательности, и простого здравого смысла. Впрочем, применительно ко многим забастовщикам, позднее ставшими участниками беспорядков, такие понятия, как гражданин и пролетарий, вряд ли применимы. Это люди с архаичным, мифологическим сознанием. Собравшись вместе, они превращаются в толпу и утрачивают способность действовать осмысленно. Они превращаются в объект манипуляций. Суд над манипуляторами впереди, они не должны уйти от ответственности. Но и с объектов манипуляций ответственность снимать нельзя.
Конечно, были провокаторы. Были подстрекатели, активисты. Следствие попыталось их выявить, хотя, видимо, всех выявить не удалось. Организаторов беспорядков отличает способность не только направить в нужном направлении негативную энергию толпы, но и вовремя скрыться, уйти в тень. Было бы неправильно считать дело по выявлению организаторов беспорядков закрытым. Но основную массу погромщиков составили не подстрекатели, а, так сказать, рядовые участники. Вчерашние забастовщики. Попытки некоторых профессиональных правозащитников представить дело так, будто за действия "неизвестных хулиганов" расплачиваются невинные забастовщики, которые просто "мимо проходили", выглядят абсолютно нелепыми. В показаниях свидетелей и обвиняемых "неизвестные хулиганы" с лицами, скрытыми за масками и платками, и бастующие нефтяники действуют удивительно слаженно. Вместе поджигают юрты, автомашины и здания, вместе кидают камни в полицейских. Магазин грабят и "неизвестные в масках", и охранник этого же магазина. От старших старается не отставать и семнадцатилетняя молодежь.
Родственники подсудимых и те оппозиционные активисты, чьими стараниями акция протеста переросла в погромы, любят ссылаться на Грецию как на пример толерантного отношения властей к участникам массовых беспорядков. У нас в Казахстане, к сожалению, публичная дискуссия на эту тему не состоялась. Но в России после весенних акций протеста, сопровождавшихся столкновениями с полициями, средства массовой коммуникации оперативно проинформировали, как законодательство западных стран оценивает участие в массовых беспорядках, а также нападение на полицейских. С указанием штрафов и сроков.
Суд над организаторами и участниками беспорядков должен не выявить правых и виноватых в так называемом трудовом споре. Он должен дать правовую оценку всему тому, что некоторыми преподносится как борьба рабочих за свои права, а на деле является организацией массовых беспорядков. Незаконность забастовки "нефтяников" была признана судом уже давно. После жанаозенской трагедии руководство страны перевело вопрос в политическую плоскость и предпочло решать его, исходя из приоритетности социальной стабильности. Насколько эффективной окажется такая политика "умиротворения" в среднесрочном плане, покажет время. В краткосрочном плане это уже вызвало во всех частях страны серию забастовок и выступлений с требованием повысить зарплату. Это опасная тенденция для страны, которая не может похвастаться высокой производительностью труда. Конечно, радует то, что после Жанаозена борьба трудящихся за лучшую жизнь ведется хотя бы без погромов и грабежей. И приговор в отношении обвиняемых в массовых беспорядках в Жанаозене должен ясно и недвусмысленно указать на недопустимость таких действий – ни после одного дня стояния на площади, ни после семи месяцев.


https://nomad.su/?a=3-201205310016

Top.Mail.Ru