NOMAD

Почему Казахстан, превращаясь в мононациональное государство, проигрывает?
"В силу того, что массового опыта индустриальной урбанизации у казахов не было, то для большинства населения технические профессии так и не стали своими", - утверждает доктор исторических наук, демограф Александра Алексеенко, объясняя причины интеллектуальной безработицы и "вымывания мозгов" из Казахстана
21.05.2020 / политика и общество

Мерей Сугирбаева, exclusive.kz, 19 мая

Казахи молодеют, русские стареют
В Казахстане снижается количество браков и растет число разводов. Если в 2013 году ЗАГСы поженили 168 447 пар, то в 2019-м - всего 139 504. При этом 40% браков закончились в прошлом году распадами семей.
Вышеназванные тенденции, считают социологи, является разрушением нравственных ценностей и традиционного института семьи. Однако, по мнению демографа Александра Алексеенко, приведенные цифры (в частности - по разводам) не более, чем статистическое недоразумение.
- По-моему, ситуация излишне драматизируется, - говорит он, - Большое значение имеют объективные факторы, во многом нейтрализующие эмоционально-нравственные сентенции. Наибольшее количество браков в Казахстане заключается в среднем в возрасте примерно 24-28 лет. А теперь прибегнем к простой арифметике. В 2013 году в брак в основном вступало поколение, рожденное в 1985-1989 годах. В эти годы рождаемость в Казахстане была очень высокой, соответственно, и молодых людей брачного возраста в 2013 году было много. В 2019 году в брак начали вступать те, кто появился на свет в 1991-1995 годах, когда рождаемость в стране резко снизилась. Следовательно, и людей брачного возраста сейчас немного. В скором времени в брак начнут вступать представители многочисленного поколения, рожденного в тучные, нулевые годы, и вновь пойдет рост числа молодых семей. Таким образом, нравственную ситуацию в обществе определяют эволюции возрастной структуры, а не падения или подъемы его морального потенциала.
Остановлюсь на пресловутых 40% разводах, о которых сегодня трубят СМИ. Здесь имеет место быть некое "статистическое недоразумение". Оно заключается в том, что сопоставляются браки, заключенные в конкретном году, и разводы, случившиеся в этом же году. Но разводятся ведь не только те, кто вступил в брак в условном 2019 году, но и поженившиеся 5, 10, 20, 30 и так далее лет назад. Так что статистически такое сопоставление не совсем корректно. И делать выводы о нравственном падении молодежи, повторюсь, не стоит.

Дорога в город
- Казахстан все больше и больше превращается в мононациональное республику. С чем это связано?
- Эта тенденция, начавшись в 90-е, продолжается и сейчас. Уровень рождаемости на 92-93% определяет сейчас титульное казахское население. Кроме того, у европейской части казахстанцев вследствие стареющей возрастной структуры смертность выше, чем рождаемость. У казахов она (возрастная структура) более молодая. Следовательно, большое количество людей находится в репродуктивном возрасте. Это объективный фактор. Сложившиеся тенденции будут определять эволюцию этнодемографического состава населения и в перспективе.
- Какое общество все-таки лучше развивается - моно или полинациональное?
- Большой разницы нет. Япония близка к мононациональному государству, а США – к полиэтничному. И обе страны относятся к категории высокоразвитых. А вот Казахстан весьма интересен с демографической точки зрения. Для современного развития республики большое значение имеют процессы, сложившиеся в далеком прошлом. Но я остановлюсь на явлениях полувековой давности. К концу 1960-х в Казахстане окончательно сложилась этническая дифференциация структуры занятости и системы расселения. Казахи в массе своей были заняты в аграрном секторе, европейские народы (в основном - русские) занимали индустриально-промышленные городские ниши. В 70-е ситуация начинает быстро меняться. С одной стороны, из Казахстана начался отток европейской группы (с 1968-го по 1989 годы число выбывших из Казахстана превысило число прибывших на 1,3 млн. человек). Это было связано с тем, что экстенсивный период индустриально-промышленного развития, требующий большого количества рабочей силы, завершился. Но именно в это время (70-80 годы) начинается интенсивный миграционный приток в города казахов. Дело в том, что с середины 1970-х паспорта могли получать уже все граждане СССР, в том числе и сельские жители. Дорога в город была открыта. В этот же период в активный социальный возраст вступает многочисленное поколение демографического взрыва, случившегося у казахов в 1950-60 годах, что тоже способствовало росту урбанизации. В это время миграционная активность казахов внутри республики была самой высокой в СССР. Обустроиться в индустриально-промышленном секторе удалось немногим. В силу того, что массового опыта индустриальной урбанизации у казахов не было, то для большинства технические профессии не стали своими, они традиционно ассоциировались с нетитульным населением.
После распада СССР быстро меняется не только этнический состав, но и структура занятости. Вследствие высокой эмиграции индустриально-промышленные ниши стали освобождаться, но заместить их полностью пока не удалось. Инженерные, металлургические и прочие технические специальности до сих пор не получили широкого распространения среди казахского населения, они по-прежнему не считаются "своими". Больше популярны постиндустриальные вариации (образование, управление, коммуникации, финансы, экономика, юриспруденция, сфера обслуживания и т.д.).
Я бы этот процесс обозначил следующим образом: миновав индустриальную стадию из традиционного общества население сразу переместилось в постиндустриальную. И сейчас идет интересный и очень непростой процесс цивилизационной диффузии. Изменение этнического состава и становление моноэтничности в Казахстане способны оказать влияние на социально-экономические и культурологические процессы.
- Это как-то связано с тем, что в Казахстане сейчас наблюдается очень высокий уровень эмиграции?
- С количественной точки зрения говорить об "очень высоком уровне эмиграции" не стоит. Эмигрантов не так много. В 2019 году это чуть выше 45 тыс. человек (около 0.2% населения). Хотя, если посмотреть динамику, то негативная тенденция действительно нарастает. В сравнении с 2013-мм в прошлом году число эмигрантов увеличилось в 1,85 раза. Тем более, что тенденции теперь уже определяется такими характеристиками как качественная эмиграция или вымывание умов. Уезжают люди с хорошим уровнем образования, которые здесь, дома, не могут реализоваться, поскольку структура образования и структура рынка труда во многом не совпадают. То есть страна все еще остается индустриальной, а предпочтения в образовании отдаются постиндустриальным профессиям. И как следствие - у нас появилось много достаточно образованных людей, которые казахстанским рынком труда не особо востребованы, поэтому они ищут работу в других странах. Уезжают чаще всего (и казахи, и не казахи) в Россию, где рынок труда гораздо шире, а адаптация, если сравнивать с западным миром, проходит достаточно легко: схожая ментальность, знание языка и т.д.
Таким образом, у нас нарастает опасная тенденция - растет качественная, или интеллектуальная, безработица. У новых безработных гораздо больше амбиций, чем у их предшественников. Они гораздо лучше понимают суть многих процессов и хорошо владеют средствами коммуникаций. В основном это представители казахской молодежи, которые предпочитают остаться на родине. Следовательно, и конфликтный потенциал остается внутри РК. Это большая проблема, которую нужно срочно изучать.
Эмиграция происходит и вследствие изменения социокультурного поля в Казахстане, все более глубокого погружение общества в казахскую культуру, традиции. Люди с другими представлениями о жизни покидают страну. Определенный потенциал эмиграции видится и в проблеме межэтнических отношений, изучению которых также надо уделить самое пристальное внимание.
- Говорят, что сейчас увеличилось число межэтнических браков.
- Напротив – снизилось, и для этого тоже есть ряд причин. Во-первых, объективный фактор - складывающаяся моноэтничность: в брачной структуре процентов 80 составляет коренное население. Того многообразия, что было раньше, уже нет. Во-вторых, отношение к межэтническим бракам становится все более негативным. В общественном мнении все более и более начинают преобладать традиционные установки на брак и семью. В-третьих - конфликт поколений: молодые, возможно, и готовы к межэтническим бракам, а вот их родители, большинства из которых оценивают брак с точки зрения продолжение рода и чистоты крови, - нет.

Европейский сценарий
- Можно ли считать тревожной тенденцией то, что в последние годы увеличивается число неполных семей?
- На условном западе обществу давно уже все равно – в браке рожает женщина детей, или вне его: никакому общественному порицанию за это она не подвергается. В цивилизованных обществах критерий благополучия и нравственности не концентрируются в браке. А у нас все еще есть некий иерархический контроль, как должна вести себя женщина. Поэтому они (женщины) держится за браки, которые давным-давно изжили себя. Но вот вопрос: что более безнравственно – терпеть насилие в семье или решиться на развод? То, что женщина воспринимается как собственность, и часто оценка разводов, рожденных вне брака детей идет с этой точки зрения, не есть хороший показатель.. Но есть и другая сторона проблемы – благополучие такой неполной семьи, достаток, образование и т.д. Нельзя этими категориями определять будущее независимого Казахстана.
- Чем можно объяснить то, что много детей рождается, как правило, в плохо обеспеченных семьях?
- На мой взгляд, это несколько одностороннее, выдернутое из более широкого контекста мнение. Я знаю многих состоятельных, продвинутых и успешных людей, имеющих от трех и больше детей. Это их осознанный выбор, продиктованный социальными и материальными возможностями, и это не единичные явления - наблюдается определенная тенденция к идеальному сочетанию традиции и модерна. Просто общество не всегда знает об этом, так как такие семьи не афишируют себя. Зато о проблемах малообеспеченных многодетных семей знают все. Отсюда и впечатление, что все семьи, где растет много детей, – бедные. Поскольку эта тема постоянно на слуху, то, думаю, скоро будут выработаны основные алгоритмы ее решения. Общество не может стоят на месте: рано или поздно оно решает накопившиеся проблемы.
- Какие прогнозы есть у вас, у отечественных демографов, по численности населения в Казахстане?
- Точного ответа на этот вопрос, думаю, не знает никто, называть какие-то конкретные цифры сложно. У ООН свои прогнозы, основанные на "европейском сценарии" развития общества, ведущего к снижению рождаемости, старению населения. Поэтому ее эксперты прогнозируют небольшой рост и стабилизацию численности населения планеты. Такие прогнозы рассчитаны до 2050 года, поэтому сейчас сложно сказать, насколько они будут верны. За основу в этих случаях берутся демографические тенденции, присутствующие в настоящее время и распространяемые на длительную перспективу. Такие явления имеются и в Казахстане, но выражены они не так явно, как в Европе и вообще во всех развитых странах. Наряду с "модернизационным" вектором демографического развития у нас большое влияние имеет и тенденция традиционная. При этом заметно, что общественное мнение явно за традиционный вариант. Рост рождаемости, численности населения у нас воспринимается однозначно положительно - как определенный успех, как часть культурного наследия. Но демографическую проблему надо рассматривать в контексте социальных, экономических, культурологических и других явлений. Демографическое поведение – следствие действия всех этих факторов. Так что для более четкого демографического прогноза необходимо изучать весь этот контекст. В условной Европе это один контекст, довольно давно сложившийся, однородный. Ее логическим следствием является снижение рождаемости, старение населения. У нас иной контекст, гораздо более сложный, вбирающий в себя массу цивилизационных установок. В какой-то период времени более заметны одни из них, в другой - другие. Поэтому брать за основу долгосрочного прогноза сиюминутный результат не стоит. Однозначные выводы здесь неприемлемы.


https://nomad.su/?a=3-202005210029

Top.Mail.Ru