NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | Январская трагедия | правительство Бектенова | правительство Смаилова | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050











Поиск  
Вторник 25.06.2024 19:26 ast
17:26 msk

"Верховная власть в России священна"
Станислав Белковский: "Назарбаев, на мой взгляд, ведет стратегически правильную политику. Это мощнейший лидер. Его цель – сделать Казахстан центром евразийского пространства, Великой Степи, Турана"
11.03.2004 / интервью

РБК, 10 марта

Интервью с президентом Института национальной стратегии

На прошлой неделе Государственная дума утвердила Михаила Фрадкова в должности премьер-министра. Вчера президент России Владимир Путин обнародовал состав нового кабинета министров. Количество министерств было сокращено почти в два раза. По мнению экспертов, на реорганизацию правительства уйдет от трех месяцев до полугода. О том, какие задачи будут стоят перед президентом и правительством в следующей каденции Владимира Путина, корреспондент RBC daily Михаил Чернов беседует с президентом Института национальной стратегии Станиславом Белковским.

– Итак, вчера, наконец, был обнародован состав нового кабинета министров. Новое правительство сформировано надолго?

– Думаю, что на полтора-два года. Оно будет ответственным за многие непопулярные меры, в том числе и за реформу ЖКХ, и на пике кризисов зимы 2005–2006 годов кабинет может быть принесен Путиным в жертву. Это потенциальный кабинет жертвы.

– Чем обусловлен выбор Михаила Фрадкова в качестве премьер-министра? Его кандидатура стала неожиданной для российских элит.

– По моим данным, идея вернуть Михаила Фрадкова из Брюсселя в Москву на один из ответственных постов в системе исполнительной власти возникла у Владимира Путина еще в середине января 2004 года. Однако решение назначить представителя РФ при ЕС главой федерального правительства окончательно созрело уже после увольнения Касьянова. Кстати, Фрадков как преемник Касьянова был предложен Путину еще в конце 2001 года. Однако в то время рассмотрение вопроса о смене кабинета министров отложили на неопределенный срок. Назначение Михаила Фрадкова главой правительства РФ можно считать логичным во всех отношениях, и в этом смысле – вполне предсказуемым. Во многом оно определяется политической психологией президента Владимира Путина. Для такого человека существует необходимый набор критериев. Которым полностью удовлетворяет г-н Фрадков. Он не будет конкурировать с президентом на политико-имиджевом поле, лишен политических амбиций, является статусным либералом, не связан с крупными корпорациями. Кроме того, Фрадков имеет все основания искренне не любить ельцинскую "семью". В 2000 году "семья" лишила Фрадкова поста министра торговли, а в 2003 году именно Александр Волошин добился, чтобы Фрадкова отправили в Брюссель – подальше от Кремля, поскольку скрупулезная деятельность тогдашнего главы ФСНП по аккумулированию компромата на олигархов не устраивала Волошина и Ко. Кроме того, он хорошо знает аппаратные правила игры и потому готов принять на себя личную ответственность за непопулярные реформы, стратегия которых будет разрабатываться в Кремле.

– Президент внезапно отправил правительство в отставку, почему это было сделано за две недели до выборов?

– Здесь я вижу два аспекта: политико-технологический и политико-психологический, причем второй важнее первого. Политико-технологический аспект связан с тем, что президентская кампания шла не вполне удачно. Программное выступление Путина в МГУ не стало откровением. На мой взгляд, оно было переполнено либеральными благоглупостями, которые не воздействовали на аудиторию и страну в целом должным образом. Далее пошла серия досадных неудач, начиная от маневров и ракет, которые не запустились, и закачивая очень странной историей с Белоруссией и Александром Лукашенко. Надо иметь в виду, что более 60% путинского электората поддерживают российско-белорусский союз и, в общем, симпатизируют Лукашенко. В этом смысле жесткость к нашим белорусским братьям, проявленная из-за денег, не была правильно воспринята в предвыборном контексте. Трагедии вроде взрыва в метро и обрушения аквапарка сопровождали предвыборную кампанию. И не было ничего яркого, что могло бы отвлечь на себя внимание. Не было "чеченской войны". Мирной "чеченской войной" как раз и стала отставка правительства, которая кардинально изменила предвыборный контекст, в том числе и информационный. Кроме того, она отвлекла внимание от той реальной социальной критики Путина, которая могла исходить от его наиболее радикальных оппонентов. Но, конечно, важнее политико-психологический аспект. Путину было важно выйти из первого срока, доказать самому себе, что его легитимность определяется более не ельцинской "семьей" и не системой соглашений с элитой ельцинского времени, а той властью, которую он заслуженно получил на общенациональных выборах. И поэтому он должен был избавиться от кабинета, который достался ему в наследство от Бориса Ельцина. Сама отставка не была существенным образом связана с качеством работы касьяновского правительства. Путин должен был избавиться от него в любом случае, поскольку это было ельцинское, а не путинское правительство. Начинать второй срок с прежним кабинетом значило бы въехать в будущее в карете прошлого. С другой стороны, назначенное Путиным правительство зависимо лично от него и больше ни от кого. Но это вовсе не означает, что Путин чуть ли не лично станет исполнять функции главы правительства, как об этом многие говорят. Дело в том, что это было бы гибельно для Путина. На протяжении всей российской истории существует качественная разница между верховной властью и бюрократией. Верховная власть священна. Она богоданна и воспринимается как нечто сакральное. На сакральности верховной власти по большому счету и зиждется стабильность в стране. Десакрализация власти в XX веке дважды приводила к гигантским катаклизмам: это Николай II, февральская революция и Горбачев – распад СССР. В этой связи я считаю сакральность власти Путина важнейшим национальным активом вне зависимости от оценки личности действующего президента. Правительство же является вместилищем бюрократии, то есть всего того плохого, что народ инкриминирует властям, отделяя злых бояр от доброго царя. Поэтому если Пути "возглавит" правительство, то это приведет к десакрализации его власти, чего нельзя допустить: он смешается с "боярами". Президент в силу особой природы своего властного положения не должен заниматься реформой железных дорог, разгребанием завалов или уборкой мусора. Он должен воплощать власть как таковую, быть гарантом конституции, добрым, справедливым, мудрым и суровым одновременно. Но громоотводом для такого лидера должна быть бюрократия (и, соответственно, правительство как ключевая структура этой бюрократии). Император не может быть заведующим собственного двора или конюшни.

- Произойдет ли смена элит после выборов? Сможет ли президент ответить на стоящие перед страной вызовы?

– Я бы очень хотел на это надеться. Другой вопрос: хватит ли у Путина решимости и масштаба, чтобы осуществить эту операцию? Это основное, что могло бы стабилизировать и укрепить его режим. Не будучи Путиным, я не могу ответить на вопрос, сможет ли он это сделать. Мы можем на это только надеяться.

– В какие сроки это может быть сделано? Предыдущие четыре года прошли напрасно?

– Ельцин сформировал элиту практически за полгода – с октября-ноября 1991 года по весну 1992 года. Я думаю, что в нынешних условиях, используя неограниченный ничем, особенно в моральном плане, ресурс президентской власти, это очень легко сделать. Ельцин работал не на пустом месте – в окружении позднесоветской элиты, бывших секретарей обкомов, секретарей ЦК, хозяйственных руководителей и т.д. Тем не менее на ключевые посты в своем реформаторском кабинете он назначил Бурбулиса, Гайдара и Чубайса, которые не имели никакого бэкграунда в советской административной элите. Это был радикальный шаг. Путину ничто не мешает модернизировать элиты – ничто, кроме собственной, порой чрезмерной осторожности.

– Но та старая советская элита была морально подавлена. Эта же, по всей видимости, будет сопротивляться.

– Нынешняя тоже морально подавлена всем прошлым годом, делом ЮКОСа, окриком "истерику прекратить", съездом РСПП, на котором была устроена овация Владимиру Путину, результатами выборов в Государственную думу (когда СПС и "Яблоко", холимые и лелеемые старой элитой, потерпели сокрушительное поражение). Поэтому сейчас благоприятный момент. Может быть, через год она восстановится ине будет так деморализована, будет готова к сопротивлению. Это возможно, если она увидит, что достижения 2003 года ушли в песок. Путин выступил в роли лидера оппозиции 90-м годам, ценностям того времени. На думских выборах народ проголосовал за "большую антиельцинскую партию" в составе "Единой России", "Родины", ЛДПР. Другое дело, что это во многом фиктивные конструкции, однако карт-бланш на модернизацию элит у Путина есть. Если он им не воспользуется, через полгода может быть поздно. Причем карт-бланш предоставлен народом и ходом истории.

– До сих пор мы говорили с Вами о внутренней политике как о неком замкнутом пространстве. Однако внешние силы также пытаются активно играть на российском поле. Вы много писали о том, что для России реализуется американский проект "внешнего управления". Американский проект продолжается и сейчас, или он дает сбои?

– Он, безусловно, продолжается по инерции, но в то же время он дает сбои. При Путине он не является таким целостным, каким был при Ельцине. Он проявляется в том, что все развитие в 90-х годах было подчинено интересам США, речь фактически шла о цивилизационно-культурной оккупации России. При Путине начали реанимироваться имперские ценности и был поставлен под сомнение режим внешнего управления. Мы из него не вышли, однако информационная среда оказалась открытой для носителей альтернативных точек зрения, что было совершенно невозможно при Ельцине. Поэтому я утверждаю, что при Путине стало больше свободы слова. Важно и то, что Путин органически больше тяготеет к сближению со Старой Европой, что, в свою очередь, обусловлено большей взаимной психологической конгениальностью Путина и Шредера, Путина и Ширака, нежели Путина и техасского фермера Джорджа Буша-младшего, который грубоват и простоват для нашего президента. По мере расхождения интересов Америки и Старой Европы возникают новые возможности для того, чтобы выскочить из американского проекта. Выскочить можно только в собственный проект, однако он пока не построен. Пока он не будет построен, по инерции, пусть и гораздо медленнее, чем при Ельцине, будет продолжаться реализация проекта американского.

– Очевидно, что в предстоящие четыре года президентства Путина усилится жесткость давления на Россию, чтобы вернуть ее в лоно американского проекта. На каких полях будет идти столкновение, что мы можем противопоставить американцам?

– Начнется эскалация американо-российского противостояния в самых разных сферах. Будет новый виток давления по проблеме Чечни и по делу ЮКОСа. Америка будет тем жестче давить на Путина, чем дальше он будет дистанцироваться от ее проекта. Я думаю, что у некоторых лиц, близких к Путину, возникнут проблемы с их авуарами на Западе. И границы этого давления будут определяться лишь объективной заинтересованностью Америки в том, чтобы Россия оставалась противовесом Китаю. Кроме того, США будут активно давить на нас в СНГ. Ключевым событием станут выборы президента Украины, которые состоятся в октябре. Если победит Виктор Ющенко (а ему пока на сегодняшний день нет реальной альтернативы), США попытаются создать альтернативу СНГ с центром в Киеве, куда может войти Молдавия, отказавшаяся от российского плана мирного урегулирования приднестровского конфликта, Грузия, Азербайджан, который тоже находится в орбите американского влияния. США уделяют огромное внимание Армении. Я допускаю, что события там будут развиваться по грузинскому сценарию. Реплики американского министра обороны Дональда Рамсфельда в отношении Казахстана также наводят на размышления. Иными словами, есть все предпосылки к тому, чтобы сформировать альтернативное СНГ в пику в Москве и превратить Россию из лидера постсоветского пространства, каковым она несмотря ни на что является, в периферийную страну постсоветского пространства, что станет исторической трагедией и поражением Путина. Я уверен, что Владимир Путин думает о том, что будет написано о нем в учебнике российской истории, и он хотел бы предстать правителем, при котором стало несколько лучше. Если будет сформировано альтернативное СНГ и Россия станет всемирной провинцией, то вряд ли про него в этом учебнике будет написано что-то хорошее. Поэтому я считаю, что Путин должен уделить колоссальное внимание тому, что происходит сейчас на постсоветском пространстве. Это понимают и США. Они будут использовать СНГ как рычаг давления на Москву в решении целого ряда интересующих их вопросов. Противовесом давлению со стороны Вашингтона могут стать Старая Европа и, что очень важно, Ватикан. Альянсу с Ватиканом – православно-католическому альянсу – мешает излишне консервативная позиция как руководства Русской православной церкви (РПЦ), так и нынешнего римского папы Иоанна Павла II, который исторически был выходцем из наиболее антироссийски и антисоветски настроенных польских католических кругов. Поэтому вся его деятельность несет объективно большой антироссийский заряд, несмотря на огромное позитивное значение его гуманитарной и проповеднической миссии в мире. Я думаю, что Путин заинтересован в сближении с Ватиканом, но это потребует определенной модернизации позиций и РПЦ, и Святого Престола, что возможно в случае смены верховного понтифика в ближайшее время.

– Ситуация в СНГ ведь еще не предопределена…

– Да, она не предопределена. Ключевая точка – это Украина. Если Путин проигрывает выборы в Киеве – это катастрофа.

– Но ведь и за Армению, Азербайджан и Казахстан еще можно побороться…

– За Армению и Азербайджан, безусловно, можно. С Казахстаном несколько сложнее. Назарбаев, на мой взгляд, ведет стратегически правильную политику. Это мощнейший лидер. Его цель – сделать Казахстан центром евразийского пространства, Великой Степи, Турана. Именно поэтому в прошлом году он объявил Чингисхана казахом и активно культивирует эту легенду, назвал университет в Астане именем Л.Н. Гумилева. Он хочет стать собирателем Средней Азии и степи. Это и есть национальный казахстанский проект, который уже существует и последовательно воплощается. Он перенес столицу из Алма-Аты в Астану. Наши либералы кричат, что у нас ни на что нет денег (у нас на все есть деньги – на Chelsea, на праздники и увеселения, только на перенос столицы нет – на то, что особенно нужно стране). У Назарбаева нашлись деньги, поскольку он прекрасно понимал, насколько перенос столицы был важен для национальной мобилизации. Я думаю, что он будет продолжать гнуть независимую линию. Ни в одной из стран СНГ сегодня нет лидера масштаба Назарбаева. Странам СНГ, их элитам необходимо объяснить, что превращение в американскую колонию не сулит им ничего хорошего. Что мы видим на примере Грузии? Саакашвили идет по пути прямого уничтожения всех своих предшественников, несмотря на то, что во время "революции роз" все говорили о ее бархатном характере и отсутствии насилия. То же будет и на Украине. Такие люди, как Ренат Ахметов, Григорий Суркис, будут уничтожены. В случае прихода Виктора Ющенко к власти будут уничтожены целые кланы. Иллюзия того, что Америка принесет период длительного стабильного существования, является неоправданной.

– Давайте вернемся к перспективам российско-европейского сближения, о необходимости которого Вы говорите. Ведь если мы посмотрим на нынешнюю ситуацию, то увидим, что по очень широкому спектру проблем наши противоречия лишь углубляются. Европейцы ведут откровенно враждебную России политику по чеченскому вопросу, пытаются раздуть этот конфликт, заняли непримиримую позицию по вопросам, связанным с расширением Евросоюза, ситуацией в Молдавии. Налицо резкая эскалация. С американцами мы все же худо-бедно договариваемся, с европейцами как будто говорим на разных языках.

– Это проблема, но это не значит, что ее нельзя решить. Политика должна строиться на стратегическом осмыслении целей, а не исключительно на голой констатации неблагоприятных элементов реальности. Идти надо не в ту дверь, которая открыта, а в ту, в которую нужно идти, даже если для этого необходимо сбить висячий замок. У России нет более исторически оправданного стратегического союзника, чем Старая Европа. Какими бы ни были отношения, сегодня их можно и нужно исправлять. Кроме того, сама концепция Евросоюза сегодня переживает кризис. Растут противоречия между старыми и новыми членами ЕС, активно подогреваемые Соединенными Штатами, которые делают ставку на новых членов как рычаг недопущения превращения Евросоюза в сверхдержаву, альтернативный центр глобального влияния. И поскольку новая Европа особенно негативно относится к России, это создает предпосылки для сближения со Старой Европой. Здесь, кстати, велика потенциальная роль Ватикана, который может мобилизовать католический мир на альянс с Россией. Влияние Святого Престола нельзя недооценивать. Для альянса с Европой нужна политическая воля.

– Однако если мы обратимся к истории, то увидим, что альянс Европы и России никогда не складывался. Мир уже переживал ситуации, которые можно сопоставить с нынешней: резкая эскалация напряженности, передел сфер влияния и т.д. Пятьдесят лет назад была некая попытка сближения между сталинской Россией и гитлеровской Германией. Чем она кончилась, мы прекрасно знаем. Если опираться на исторический опыт, ничего "хорошего" с Европой у нас не получалось…

– Милые бранятся – только тешатся. Альянс Сталина и Гитлера – это все-таки нечто совсем иное. Между ними был раздел мира, и только одна держава могла существовать на европейском пространстве. У тоталитарного проекта была своя логика экспансии. Сейчас ситуация другая. Россия – это не сверхдержава. Вместе с тем расширение Евросоюза и доминирование американской культуры в Европе породили во Франции и Германии тенденции к противодействию. Сколько ни вытравливали национальное сознание немцев, все равно оно возрождается, и Шредер второй раз стал канцлером благодаря антиамериканской позиции, оппонированию Вашингтону по иракскому вопросу. Несмотря на политкорректность, национальный фактор прорывается на поверхность. Начинается бунт культур, подавленных американской унификационной машиной. В этом бунте Старой Европе будут нужны союзники, и Россия – один из них. Не самый мощный, достаточно потрепанный, но все-таки важный. Европейский вклад в то, что сегодня называется Россией, огромен. Дистанция с Америкой – и цивилизационная, и религиозная, и культурная – гораздо непреодолимей. Главное: Россия нужна США только как противовес Китаю и не более, и она это продемонстрировала. Здесь же логика семьи, где родственники могут жестко ругаться между собой, но, тем не менее, остаются одной семьей. Альтернатива альянсу с Европой – полная изоляция, а для автаркического проекта у России сегодня нет ресурсов.

– Вы же сами сказали, что на большом европейском пространстве нет места для двух сверхдержав… Европейский проект существует, а российского проекта нет. Значит, для нас нет места, и мы – придаток единой Европы?

– Сверхдержава и империя – разные вещи. Сверхдержава имеет глобальные интересы. Проект российской империи – это региональный проект. Россия может претендовать лишь на часть постсоветского пространства, причем речь может идти скорее о политико-культурной, а не военной экспансии. Это масштабы разного уровня. И европейский проект – тоже проект региональный и континентальный. Глобальных только два: США и Китай. Выстоять и сохранить идентичность можно только в рамках альянса с Европой, а также сотрудничества с Индией и, возможно, Ираном.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Анатолий Выборов, ДБН МВД РК: Прорабатывается вопрос об усилении ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом и сбытом наркотиков 30.03.2004
Генри Киссинджер: "Убийства не могут быть частью правительственной политики" 30.03.2004
Дипломат формирует имидж страны 25.03.2004
В.Черкесов: Профессиональная установка чекистов - не пресечение, а предупреждение 25.03.2004
Зейнулла Какимжанов: Я чувствую, мне выдан кредит доверия 22.03.2004
"Отан"… - это краеугольный камень… 19.03.2004
Стать чиновников вовсе не просто 18.03.2004
Генерал Молдияр Оразалиев: "Я многих посадил в тюрьму - никто не обижался..." 17.03.2004
"Верховная власть в России священна" 11.03.2004
Счетному все подотчетны 10.03.2004

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
25.06.24 Вторник
88. БЕЛОЗЕРОВ Евгений
86. АВЕРЬЯЧКИНА Надежда
85. БАТАЛОВ Юрий
82. НУРБЕКОВ Марат
77. ЧОРМАКОВ Аманжол
73. ДЮСЕКЕНОВ Ерганат
72. ЕРТАЕВ Бахытжан
71. ЖУМАДИЛОВ Жаксыбай
71. ШЕВЕЛЕВ Валерий
68. КЕЛЕМАНОВ Серик
67. АЖИМЕТОВ Нуржан
66. АХМЕТОВ Серик
66. БИСЕКЕН Багиткали
66. ЛЕБЕДЕВА Асия
65. АКЫЛБЕКОВ Серик
...>>>
26.06.24 Среда
78. МАНСУРОВ Зулхаир
74. СЕРИКБАЕВ Аманкул
73. УАЙС Ержан
68. КЫДЫРБЕКОВ Адил
65. БЫКЫБАЕВ Ермек
63. АТАГАЗИЕВА Бактыгуль
63. ТЕМИРХАНОВА Карлыгаш
61. КАРКИНБАЕВ Галым
60. МАЛДЫБАЕВ Сабит
57. АХМЕТЖАНОВ Саян
57. ТУЛЕПОВ Нариман
55. АКЧУРИН Айсултан
55. АШИМБЕТОВ Нуржан
55. ЗАВГОРОДНЯЯ Елена
55. КУСАИНОВ Хайргелд
...>>>
27.06.24 Четверг
71. ИБРАЕВ Камза
66. СЕРКЕБАЕВ Байгали
63. ЧЕЛЬПЕКОВ Балабай
57. АХМЕТОВ Аскар
57. САБИТОВ Идель
57. ТАСТЕКЕЕВ Кайрат
56. РЕШЕТНЕВ Андрей
55. АСАМБАЕВ Валихан
55. КУШЕГОВ Сергей
53. БАКАУОВ Булат
52. КАЛАБАЕВ Батырбек
47. ХОДЖАЕВ Рустам
46. ЖУРЕБЕКОВ Мурат
44. ЖЫЛКАЙДАРОВ Биржан
41. ИСАБЕКОВ Данабек
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Хостинг beget
Top.Mail.Ru
zero.kz