NOMAD (Номад) - новости Казахстана




КАЗАХСТАН: Самрук | Нурбанкгейт | Аблязовгейт | Январская трагедия | правительство Бектенова | правительство Смаилова | Казахстан-2050 | RSS | кадровые перестановки | дни рождения | бестселлеры | Каталог сайтов Казахстана | Реклама на Номаде | аналитика | политика и общество | экономика | оборона и безопасность | семья | экология и здоровье | творчество | юмор | интервью | скандалы | сенсации | криминал и коррупция | культура и спорт | история | календарь | наука и техника | американский империализм | трагедии и ЧП | акционеры | праздники | опросы | анекдоты | архив сайта | Фото Казахстан-2050











Поиск  
Вторник 25.06.2024 21:10 ast
19:10 msk

Генерал Молдияр Оразалиев: "Я многих посадил в тюрьму - никто не обижался..."
Новый начальник ГУВД южной столицы пришел на эту должность, нарушая многолетние, нигде не утвержденные, но твердые "правила" милицейской карьеры
17.03.2004 / интервью

Олег Квятковский, "Столичная жизнь", 11 марта

Он третий месяц отвечает за порядок в самом крупном городе страны - недавно разменявший свой шестой десяток генерал-майор юстиции, профессор, кандидат наук. Новый начальник ГУВД южной столицы пришел на эту должность, нарушая многолетние, нигде не утвержденные, но твердые "правила" милицейской карьеры. Он - дебютант в сложившейся давно команде управленцев мегаполиса и он же - "свежий глаз", есть ведь не только в журналистике понятие такое. Третий месяц своим свежим глазом на службу, на город, на всю его жизнь глядит этот крепкий, уверенный в каждом слове и жесте мужчина. Чтобы город ему доверял, город должен узнать: кто же это такой - наш новый самый главный полицейский?

- Мне когда-то сказал один наш генерал милицейский, внезапно назначенный в Алма-Ату из провинции: "Знал, что трудно служить здесь, но чтобы настолько вот трудно - подумать не мог…" Вы согласны?

- Конечно, в Алматы своя специфика, аналогов в республике ей нет. Сказать, что я сюда готовился особенно и сильно, - не могу. Ну, знал, конечно, что считаюсь кандидатом, среди многих. Не более того. А когда утвердили перед самым Новым годом, сперва в растерянности был. Все-таки отошел немного от оперативных дел, последние два года руководил Карагандинской высшей школой милиции. 30 декабря сюда прибыл и первые две недели просто впитывал мощный поток информации, чтобы в струю, в жизнь города войти.

- Не это я имел в виду, когда растерянного генерала вспомнил.

- Понимаю. Ну, что… Служу всего два месяца. В 7.30 уже в кабинете - аким начинает работу с восьми, подготовиться надо. Где-то к полночи кабинет покидаю. Раз десять ночью поднимали вот за это время. Нормально. А уже в Астану дошли слухи, что я где-то в каких-то горах побывал, в каких-то тайных банях отмечался. Из Астаны звонят мне и смеются. Меня же знают 30 лет. И сыщики, простые опера, и генералы молодые, и старики, которые давно в отставку вышли. Все старики уже, поздравили вот в этом кабинете. Говорят, хорошо, что пришел, - как бы связь укрепляется между старыми схемами службы, ее отношениями и теми, кому еще много служить предстоит. Не обращаю я внимания на слухи, сплетни, болтовню. Такого шанса показать себя не будет больше в жизни. И, раз он выпал, надо испытать себя, ответить, доказать, на что способен. Что делает погоду в этом городе, какой тут нынче криминал преобладает? Это был первый вопрос для меня.

- Ответ готов? Что видно свежим глазом?

- Видно то, что погоду тут делают в сфере преступности только кражи и грабежи. Два эти вида правонарушений дают 67 процентов регистрируемых преступлений. Всего два вида! А их раскрываемость - 30 процентов. Рывки - вот что самое нынче опасное в городе, бессистемные грабежи. Рванул сумку, схватил у девчонки мобильник - и ходу. Хватаем, ловим и сажаем каждый день, снимаем эти группы постоянно. Все, кажется, разбомбили дотла, - нет, опять появляются. Это же самый легкий способ деньги раздобыть: подкрался, резко выхватил, ушел. Из всех преступлений в стране в Алматы сейчас фиксируется каждое шестое. И специфика при раскрытии - не такая, как, скажем, в других регионах республики. Вот я был начальником двух областных УВД - родной Южно-Казахстанской и Костанайской, возглавлял ГСК по Акмолинской области. Но с Алматы и сравнивать периферийную специфику нельзя. На юге, где у нас два с половиной миллиона человек, я вообще припеваючи жил, ходил там руки в брюки и все преступления раскрывал. Там в селах все друг друга знают, люди богобоязненные, традиционно уважают старших и начальство. Труп не остыл еще, а уже вычислен убийца. Ну а тут каждый день заезжают по 350 тысяч человек и по 350 тысяч выезжают, 40 процентов криминала здесь творят приезжие - из Алматинской области, Таджикистана, из Каракалпакии, России. Тут объективно сложная оперативная обстановка.

- Об интуиции сыщика, о профилактике сложно в такой ситуации говорить. Остается рывком на рывок отвечать, кто быстрее - "Буран" или этот, "сайгак".

- В общем, так и выходит. И, надо сказать, я нигде не встречал за почти тридцать лет своей службы такой эффективности действия полиции на "горячих следах". Да и таких сил, возможностей у полиции, как в Алматы, пока нет нигде в Казахстане. Я был зампредом ГСК, был первым заместителем министра МВД, - могу сравнивать. Патрульная полиция в южной столице - это семьсот человек, сколько транспорта, сколько других возможностей! Аким города помогает полиции так, что и сравнивать тоже тут не с кем. У нас сейчас 75 опорных пунктов, там 75 автомашин. Где это видано, чтобы в опорном пункте у полиции была машина? Виктор Вячеславович Храпунов еще и специальную программу затеял, выдал участковым 185 квартир, их выкупили за счет бюджета. Зарплата участковому - 42 тысячи. Я начальником УВД получал 45 тысяч, сейчас вот добавили, 65 тысяч стало. Эффективность работы ГУВД должна быть именно в этом - в раскрытии по "горячим следам". Здесь в комплексе работают "Буран", "Кузет" и СОБР, дорожная полиция - да все, что у нас есть.

- Хозяйство вам досталось, одним словом…

- Неплохое, если одним словом. Я, честно говоря, всегда ценил Касымова. Он сильный профессионал, и человеческие качества ему дал Бог сполна, не только рост и внешность. Он очень много сделал здесь, для ГУВД. И реформировать сегодня службу кардинально просто незачем. Я всегда, приняв новую должность, даю возможность далее работать тем, кто до меня служил. Нигде не начинаю с перетряски кадров. Ведь все - живые люди, у всех семьи. Ну, как я из Чимкента Иванова привезу и здесь вместо Сидорова поставлю? Я сразу всем сказал: ребята, даю возможность показать себя и никого не трогаю. Но по ходу - смотрю, кто и на что способен. И за два месяца уже имею собственное мнение - по начальникам райотделов, по заместителям, по всем ведущим службам.

- Из чего оно складывается, какой тут у вас критерий?

- Выполнение прямых обязанностей. Умение руководить коллективом и ладить с ним. Есть же люди - он, вроде, профессионал и все такое, но психологически не уживается, не может сплотить коллектив, повести за собой.

- Но, Молдияр Молыбаевич, кому много дано, с того много и спросится, так?

- Так, конечно. С меня строго спросят и я должен быть готов ответить соответственно.

- Спросят с вас за дела прошлых лет, за те лихие имена, которые много лет назубок знает город?

- А как же! Мы ведем сейчас следствие по двойному убийству в семье аксакала Турысова, выходим на тех, кто ограбили дом Нуркадилова, фактически знаем о том, кто убил криминального авторитета Чиванина. Никто, как говорится, не забыт и ни одно из прежних не раскрытых преступлений не забыто.

- А имена? Вы, кстати, можете сказать, что южная столица Казахстана - город "красный", подконтрольный лишь полиции?

- Не могу так сказать. Ни один город не может быть "красным" на все сто процентов. Криминал обладает способностью влиять и на все, и на всех. Порой не сразу догадаешься, откуда идут такие или такие движения. Потом вычислишь - удивишься… Имена - вот они, в этой папочке. Вот Серик, вот Курман, Кайрат и Каиржан, вот Серик Голова, ну, он пока что в "зоне". Они есть, эти люди. Другой вопрос, как они нынче существуют, в какой форме, как и что у них проявляется? Агрессии нет - мы их контролируем, смотрим. Но чтобы он не наезжал, не облагал - вот за чем мы следим, вот так защищаем здесь права граждан. Живет - пусть живет. Они повзрослели, женились, дети в престижных университетах учатся. Он и сам, этот "авторитет", сейчас старается лояльным быть, старается свой бизнес защищать от всяких "отморозков" и вести его чище.

- Вы родились в селе, по стране хорошенько поездили и послужили в различных ее уголках…

- Да уж! За восемь последних лет 14 раз с женой переехали, она уже устала, хватит, - говорит…

- Так, может, скажете, откуда вылезают "отморозки", как формируются они? Вот я несколько раз был в Акжаре, в Тарбагатае. Патриархальное далекое село, окраина республики. Никогда коммунисты там не запрещали читать Коран. Там светофоров даже нет, там папа с мамой издревле по совести воспитывают сына. А нынче именно оттуда залетает банда в мегаполис и ставит его на уши в момент, убивая в "комке" пятерых за бутылку водки. Чем это объяснить?

- Только бедностью и бездельем, отсутствием жизненных перспектив. Сначала кучкуются просто, потом вырастает в такой кучке лидер. Трудно только переступить криминальный барьер в первый раз. А, когда уже переступил, кровь пролил, пережил и момент торжества над поверженным человеком, легко деньги отнял у него, - вот тогда уже трудно и остановиться. А, если наркоманы, то деньги могут даже роли не играть. Обдолбленные просто тупо месят. Есть такие убийства, где в доме и нечего брать. Ну, просто зашли и убили людей, попавшихся под руку.

- Вы же, южные сыщики, раньше всех с наркоманией встретились…

- Я вырос в Белых водах, фактически на улице все детство и прошло. Разношерстная публика нас, пацанов, окружала. Там был средмашевский завод, и люди собирались со всего Союза. Мы видели, как курят анашу. К нам это не прилипло. Для нас это были понты, баловство. Все мои сверстники нормально выросли, все вышли в люди. Анаша - не на улице, в "зоне" свое добирает. Он годами сидит, потихонечку курит… Но вот в 80-х пошел опий. И мы, сыщики, поняли сразу же: это - трагедия. А после появился героин. За ним велась особая охота. Изымешь десять граммов - все, сенсация, шлем рапорты в Москву! Сегодня изымаем килограммами - никто не удивляется, привыкли. Вот, буквально вчера полтора килограмма изъяли. Молодой парень, житель Талгара.

- Сам-то, небось, не потребляет, не судим, наверное, весь чистенький такой…

- Вот-вот, такой и есть. А нашим операм спокойно объясняет: у меня просто бизнес хороший.

- А сколько он, скотина, на тот свет людей отправит, сколько горя принесет…

- Не думает об этом, люди - мусор для него, для сбытчика. Наркотики - вопрос национальной безопасности сейчас. Я занимался и Карагандой, и Темиртау. Тогда было 1500 ВИЧ-инфицированных в Казахстане, из них 955 - в Темиртау. В основном, это все через шприц. Считается, у нас примерно 45 тысяч наркоманов на учете. Я бы смело умножил на пять эту цифру, как минимум…

- Представьте, я 17 лет назад был самым первым журналистом, который ходил по цехам знаменитого ЧХФЗ. Чимкентский химфармзавод, вам прекрасно известный, кормил всю советскую медицину наркотиками. В одиночку давал 20 тонн кодеина, морфина и тебаина за год. Майор Горев его охранял, командуя спецбатальоном милиции. А что там творилось вокруг, как покупали аппаратчиков завода и охрану…

- Это был очень сильный магнит для всего криминала. Никакие срока-наказания не останавливали, прибыль, "выхлоп" такой обеспечивают наркотики, что человек теряет голову, на все уже идет. Особенная школа - вы правы - была у сыщиков там, в Южном Казахстане. Я, вообще, своей службой доволен. В "горячих точках" Родины и начинал служить и, видимо, закончу.

- А как начинали, как сделали выбор?

- Отец - фронтовик, учитель и работник сферы просвещения. У него было семеро детей, трое старше меня, трое - младше, я - в середине. Еще с детства решил стать юристом, готовился поступать в КазГУ. Хотел быть сотрудником уголовного розыска - "Синие шинели" прочитал, конечно, всего Конан Дойла, да Шейнина, "Записки следователя", еще ряд таких книжек Отец мой выбор очень одобрял. Собрался поступать, а как раз в этот год открывается Карагандинская школа милиции. Приезжает в Чимкент заместитель начальника этой школы Садыков Халык Садыкович. Каким-то образом оказался у наших соседей, отец там был в гостях. Я зашел, он меня увидал - "Зачем тебе в КазГУ, давай в Караганду, рост у тебя подходящий, 182!" Ту школу в августе открыли, а в сентябре уже набор идет, никто не знает об этой школе. "У нас хорошая стипендия плюс обувают-одевают!" Отец обрадовался - семь детей в семье, куда там раздобыть ему на всех… Вообще, Халык Садыкович - из тех людей, кто в жизни очень мне помог. На верный путь наставил. А когда уж пришел на работу, - то снова повезло с учителями: Сейтжанов, начальник уголовного розыска области и его заместитель, Омаров. Они в становлении меня как оперативника сыграли огромную роль. Всего себя работе отдавал, конечно. Но и еще - фортуна. Так получалось, что все тяжкие происшествия, расследовать которые поручали мне, - обязательно раскрывались. В Карагандинской школе давали хорошее, специальное образование. Нас таких тогда было, ну, максимум три процента личного состава МВД. Мы, конечно, имели перспективу. Преподавали Марков, Гинзбург, Эпельбейм - умнейший человек…

- Тот самый, что потом пошел под "вышку" по делу меховой Абайской фабрики? Фигурант легендарной истории, о которой тогда даже Брежневу доложили?

- Он, он. Я Эпельбейму государственный экзамен сдал на "пять" - уголовное право. Расстреляли его. По сегодняшним меркам - пустяк. Консультировал теневиков. Ну, года три условно. Заведующий кафедрой, профессор. Такой, небольшого роста, интеллигентнейший человек! Мы заканчивали школу. И - гром среди ясного неба. Начальник милиции областной погорел, начальник БХСС, с прокуратуры многие…

- Вы сам-то бывали мишенью прицельной стрельбы?

- Бывал. В Чимкенте солдат-дезертир с автоматом ушел со своего поста в колонии строгого режима. Мы его окружили, он отстреливался вовсю. Перебегаю сопку - тут прямо под ногами: дук, дук, дук… Костюм на мне был, рубашечка, но сразу в пыль бросился, двинул ползком к автомату. Он, однако, в последний момент застрелился. А лейтенантом был - мы брали банду разбойников-гастролеров из Ташкента. Они ушли в Качкар-Ата, есть там такой бандитский район, в одну хату. Мы втроем двери выбили, а бандит прямо в грудь револьвер с барабаном наставил. Нажал и - осечка! Неприятное чувство, конечно…

- А сам…

- Нет, помиловал Бог. На охоте - и то не стреляю по тем, кто бежит. По летающим только - по уткам, гусям… Старались в сыске обходиться без стрельбы. Хотя пальнуть порой, действительно, хотелось. Как раз тогда рэкет первый пошел, "комки" появились и первые вымогатели. Мы воевали с ними жестко. Понимали: если проиграем - они здесь хозяйничать полностью будут, а не мы, не милиция. Я вообще выступаю всегда за предельную жесткость к преступнику. Но - не за жестокость. Мы это молодыми операми не скрывали никогда, свой главный принцип: вышел за пределы - сядешь без проблем, на пульсе преступности руку крепко держали. Таким должен быть сыск. Да и, вообще, такие должны быть отношения между криминалитетом и правоохраной. Недавно МВД Казахстана централизовало службу внутренней безопасности. И это - правильно. Нас, полицию, дискредитируют сейчас не слабость финансовой, материальной и профессиональной базы, а свои же сотрудники. Кто подсовывает наркотики подозреваемым и вообще невиновным, - это не полицейские, это просто бандиты. Их сами будем выявлять, выгонять, "закрывать". Это с нашей подачи пойдет в Алматы, я ответственно говорю это гражданам. Я в 26 лет стал начальником райотдела милиции. И много бандитов пересадил. Но на меня никто из них не обижался. Обосновывал, доказательствами прижимал, давил базой неопровержимых улик. И на финише говорил: все, брат, теперь "менту" считается!

- Не обижались даже те, в ком уже ничего человеческого не осталось? Встречались такие?

- Самый страшный преступник, которого лично я брал, - Виктор Гуман. На всю жизнь запомнил. Он в 74-м в Белых водах изнасиловал и убил шестилетнего мальчика. Такая паника была среди людей - детей боялись в школу отпускать. Москвичи приезжали искать - не сумели. А я сам нашел его, вычислил. Пришел к нему домой возле полуночи, вытащил, в свой кабинет доставил. Расколол его сразу, словами припер, даже пальцем не трогал. Потом - известная история - в реке Келес день ото дня мы находили трупы. Всего 29, смотреть на них было невмоготу. Ну, все погибшие - узбеки, а их находят - на казахском берегу… Опять вокруг заволновались, шум такой пошел… Узбеки не хотели помогать нам. Мы нажали. И вышли на эту страшную ферму. Там пытали и убивали дехкан, приезжавших в Ташкент на базары с товаром. Свирепая банда была.

- Сильных личностей мира преступного можете вспомнить, назвать?

- Могу. Насенов Несипбай, он же - Рыжий Алмаз. Подобные способности не каждому даны. Все эти Атабы, все эти адайцы, четверки всякие - все это было под ним. У него была сеть на союзном уровне, мы потом разбирались. Измайловские были за него. Империя Рыжего - это все-таки признак ума. Во всех структурах были у него свои люди - в прокуратуре, в милиции, в суде. Он на высоком уровне решал свои вопросы напрямую. Сколько лет его нет? А тянется эхо. На днях, вы слышали, наверное, убили в Алматы одного из его бывших "бригадиров".

- Но как случилось, что из оперов вы на лампасы вышли, стали генералом и профессором?

- Расти старался постоянно, больше узнавать, работы новой не боялся никогда. Лампасы - это служба, вырасти обязан на ней тот, кто себя хоть чуть-чуть уважает. В моем поколении это ведь было и нормой, и необходимостью - постоянно по службе расти. Нам папа-мама ничего не припасли и не оставили в наследство. И в рамках службы только мы не замыкались. У нас такой прекрасный был в милиции ансамбль! Призы брали на фестивалях, Мулявин - основной "песняр" - меня хвалил, я в ансамбле был соло-гитарой. Сейчас, конечно, сам менталитет оперативника серьезно изменился. Люди в принципе лучше жить стали. Юный опер на службу пришел, у него жилье есть, родители позаботились, у него и машина под задницей, у него тьма друзей и товарищей, он с ними кентуется где-то там, ведет какие-то контакты. Мы-то раньше, когда собирались расслабиться после работы, то пили в кабинете, лишь в своем кругу. Пять человек соберемся - две бутылки водки, банка икры кабачковой, две булки хлеба, капуста квашеная с огурцами солеными. Выпили и - по домам. А у нынешних оперов нет такого. Они же все "крутые", у них такие связи!

- Однако утверждение о том, что никогда нельзя дружить с "ментами", идет не из этого, нового поколения. Это старое правило.

- Да не правило это, а просто вранье! Тут дело не в "менте", а в человеке. У каждого должно быть самолюбие, у каждого должна быть своя честь. Чтобы я что-то от товарища услышал, а потом информацию против него применил? Предательство - это с рождения, в крови оно сидит. Я никогда не шел на это. Бывает, почувствую, что-то не так в собеседнике, - мгновенно закрываюсь, прекращаю отношения и все.

- Но сыщик, собирая информацию, общается не только ведь с приятными людьми. Чаще - наоборот. Вот секретный сотрудник, сексот…

- Извините, тут служба, все личное - в сторону. На агентуре сыск стоит и только на ней стоять он и далее будет. Это вечный и неоспоримый закон: кто владеет информацией, тот владеет ситуацией. Я вот только что в Алматы пришел, но ситуацией владею. Да, это пока для меня - чужой город. Но я уже процентов на 90 знаю, кто из криминалитета чем тут занимается, какую линию ведет, кто за кого, кто против кого. У меня есть, разумеется, свои надежные источники.

- Вы ощущаете себя сейчас не просто сыщиком, начальником полиции, а политической фигурой?

- В какой-то мере - да, приходится по должности. Но я не политик, конечно.

- Хотя повидали политиков разного уровня. Вот, помню, в Чимкенте погибла родная сестра российского вице-премьера и личного друга Ельцина, нашего земляка Полторанина. Вы были среди тех, кто сразу же раскрыл это убийство. Получили тогда ту большущую премию, которую на месте брат погибшей обещал?

- Обещал, да не выполнил обещание. Я замечаю, что чем "выше" человек, тем он щедрее на пустые и красивые слова. "Любимая сестра!" А как она жила, в каких условиях? В ужасных! В Караганде сейчас живет родная тетка генерала ФСБ России. Пришли к ней с генералом Соколовым, с москвичом. Муж, бывший геолог, бутылки собирает, такая нищета! Мы еды им купили, там, деньги в конверте, анау-мынау…

- Как относитесь сам к своей кличке?

- Калдан - это с детства пошло. "Калдан" - это родинка, это примета, когда-то много было родинок на мне. А вернулся инспектором уголовного розыска в те же, в родные места, кто-то вспомнил из старших, что был в краях наших батыр, Калдан-сере. Ну, что? Мне обижаться что ли? Есть ведь гораздо хуже клички, чем моя. Вон, как послушаешь в СИЗО… Вчера ходили, кстати, по СИЗО. Смотрели вместе с Храпуновым, с Жумабековым, министром. СИЗО передали уже из структур МВД. Хотим, правда, старый следственный изолятор оставить за собой, приспособить его под приемник-распределитель. Сейчас такая миграция - китайцы-таджики, девать просто некуда…

- Не жаль, что уходит СИЗО из системы внутренних дел?

- Нисколько! Я всегда выступал лишь за то, чтобы их передали минюсту. СИЗО взаимосвязаны с колониями, пусть и живут внутри одного хозяйственного субъекта. А потом, уж слишком много разговоров: вот, дескать, наши ребята приходят, вытаскивают - в три ночи, в пять утра, "колют", опять его в камеру, "пресс-хаты" создают… Зачем все эти разговоры? Отдать! Пусть профессионально работают дознаватели, больше думают головой, доказательства собирают. Сейчас в МВД создается следственный комитет. Это хороший шанс поднять роль следователя. Чтобы начальник милиции не мог ему сказать: ты это дело прекрати, ты это убери… Он напрямую, вместе с прокурором пусть следствие ведет самостоятельно, подчиняясь только своему начальству. Не так, конечно же, как это было в ГСК. Тогда мы практически создали вторую милицию. Ничем хорошим это не закончилось.

- Что особо "горячее" выпало вам за два месяца?

- Особенного - ничего. В "толкучке" возле рынка "Болашак" еще раз убедился: всегда и всюду есть желающие сразу применить против граждан полицию, чтоб всех "положить на асфальт". А это еще не толпа, это попросту группа людей возбужденных, нетрезвые там, словом, всякие. А один непродуманный жест - вот тогда возникает толпа. А она - пострашнее армейского подразделения. Полиция - это отнюдь не всегда только скальпель, дубинка, наручники. Порой, да и чаще всего, полиция - это лекарство. Как любое лекарство, его надо точными дозами применять.

- Ну а личные ваши "лекарства" в каком лежат "шкафчике", коль не секрет?

- Не секрет. "Шкафчик" - самый обычный, мужской. Дом, семья. С нами, правда, сейчас только младший сынок остается, студент юридического факультета. Старший служит. Конечно, в полиции, где же еще. Дочки замужем, у меня уж шесть внуков. Как южанин, конечно, покушать люблю, в еде толк понимаю. Но сейчас - что поставит на стол жена, то я и съем. Ну, хорошая книга, естественно, новости по телевидению.

- А посидеть - не в тайной бане, как толкуют, а с друзьями, норму приподнять? Она у вас какая, кстати, будет?

- Мне новых заводить друзей уж поздновато. На этой должности - их просто невозможно заводить. А старые друзья пока что далеко. А норма? Да обычная, мужская. Хорошей водки и в компании хорошей душа принимает хоть три раза по сто, хоть пять раз. Вопросов тут нет. Как нет и последствий.


Поиск  
Версия для печати
Обсуждение статьи

Еще по теме
Анатолий Выборов, ДБН МВД РК: Прорабатывается вопрос об усилении ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом и сбытом наркотиков 30.03.2004
Генри Киссинджер: "Убийства не могут быть частью правительственной политики" 30.03.2004
Дипломат формирует имидж страны 25.03.2004
В.Черкесов: Профессиональная установка чекистов - не пресечение, а предупреждение 25.03.2004
Зейнулла Какимжанов: Я чувствую, мне выдан кредит доверия 22.03.2004
"Отан"… - это краеугольный камень… 19.03.2004
Стать чиновников вовсе не просто 18.03.2004
Генерал Молдияр Оразалиев: "Я многих посадил в тюрьму - никто не обижался..." 17.03.2004
"Верховная власть в России священна" 11.03.2004
Счетному все подотчетны 10.03.2004

Новости ЦентрАзии
Дни рождения
в Казахстане:
25.06.24 Вторник
88. БЕЛОЗЕРОВ Евгений
86. АВЕРЬЯЧКИНА Надежда
85. БАТАЛОВ Юрий
82. НУРБЕКОВ Марат
77. ЧОРМАКОВ Аманжол
73. ДЮСЕКЕНОВ Ерганат
72. ЕРТАЕВ Бахытжан
71. ЖУМАДИЛОВ Жаксыбай
71. ШЕВЕЛЕВ Валерий
68. КЕЛЕМАНОВ Серик
67. АЖИМЕТОВ Нуржан
66. АХМЕТОВ Серик
66. БИСЕКЕН Багиткали
66. ЛЕБЕДЕВА Асия
65. АКЫЛБЕКОВ Серик
...>>>
26.06.24 Среда
78. МАНСУРОВ Зулхаир
74. СЕРИКБАЕВ Аманкул
73. УАЙС Ержан
68. КЫДЫРБЕКОВ Адил
65. БЫКЫБАЕВ Ермек
63. АТАГАЗИЕВА Бактыгуль
63. ТЕМИРХАНОВА Карлыгаш
61. КАРКИНБАЕВ Галым
60. МАЛДЫБАЕВ Сабит
57. АХМЕТЖАНОВ Саян
57. ТУЛЕПОВ Нариман
55. АКЧУРИН Айсултан
55. АШИМБЕТОВ Нуржан
55. ЗАВГОРОДНЯЯ Елена
55. КУСАИНОВ Хайргелд
...>>>
27.06.24 Четверг
71. ИБРАЕВ Камза
66. СЕРКЕБАЕВ Байгали
63. ЧЕЛЬПЕКОВ Балабай
57. АХМЕТОВ Аскар
57. САБИТОВ Идель
57. ТАСТЕКЕЕВ Кайрат
56. РЕШЕТНЕВ Андрей
55. АСАМБАЕВ Валихан
55. КУШЕГОВ Сергей
53. БАКАУОВ Булат
52. КАЛАБАЕВ Батырбек
47. ХОДЖАЕВ Рустам
46. ЖУРЕБЕКОВ Мурат
44. ЖЫЛКАЙДАРОВ Биржан
41. ИСАБЕКОВ Данабек
...>>>


Каталог сайтов
Казахстана:
Ак Орда
Казахтелеком
Казинформ
Казкоммерцбанк
КазМунайГаз
Кто есть кто в Казахстане
Самрук-Казына
Tengrinews
ЦентрАзия

в каталог >>>





Copyright © Nomad
Хостинг beget
Top.Mail.Ru
zero.kz